22 февраля в 00:14

«Говорить о ренессансе не стоит»: нужны ли москвичам стихи?

Фото: Денис Гришкин / АГН «Москва»
18 февраля в Сокольниках открылась первая в Москве Библиотека поэзии. Накануне МОСЛЕНТА поговорила с режиссером, продюсером и художественным руководителем МХАТа им. Горького Эдуардом Бояковым о том, кому нужны сегодня стихи и как ему удалось вернуть в Москву моду на поэтические спектакли.

Это первая подобная библиотека не только в Москве, но и во всей России. Открывается она, однако, не на пустом месте, а на базе библиотеки №76 им М.Ю. Лермонтова, которая находится на улице Барболина, 6. Организаторы поясняют: новое пространство — это медиаплощадка, включающая в себя самую полную антологию современной поэзии, а также продюсерский поэтический центр, развивающую площадку в сфере поэзии и площадку для ярких поэтических событий. Для библиотек такая деятельность действительно в новинку: до этого пропагандой поэзии в столице занимались лишь театры. Например, «Политеатр», со сцены которого в программе «Девушка и герой» читали свои стихи Алина Витухновская, Вероника Долина и Елена Фанайлова, где проводили поэтические вечера Вера Полозкова и Вера Павлова. Или театр «Практика», в котором прошла премьера спектакля «Наше», построенного на стихах Гумилева, Ахмадулиной, Бродского. Автором и инициатором всех этих постановок был именно он, Бояков…

«Верить хочется. Но…»

Невероятно хочется верить в прекрасное. Например, в то, что сегодня русская поэзия переживает ренессанс.

Эдуард Бояков

«Верить хочется. Но говорить о ренессансе или даже каком-то особенно плодотворном периоде, пожалуй, не стоит. Просто общая ситуация в культуре показала бесперспективность активного гламура, который связан только с эффектной картинкой.

Я имею в виду не только большинство современных столичных театральных постановок. Почти 20 лет наша культура следовала в фарватере западного масскульта. То есть неважно, в какой ты степени трезвости, неважно, какой смысл ты транслируешь, главное — чтобы ты был бойкий на язык и яркий! Но русская культура не может долго существовать в подобной парадигме. Она всегда опиралась на традицию — даже в те моменты, когда некоторые наиболее экстравагантные ее лидеры призывали сбросить классиков с корабля современности, она все равно не теряла связь с историей, традицией и великими именами. Поэтому естественным сейчас является внимание к такому архаичному виду искусства, как поэзия».

Фото: Денис Гришкин / АГН «Москва»

«Прекрасный парадокс»

«И здесь возникает прекрасный парадокс. В эпоху мультимедиа, интернета, социальных сетей, постоянно обрушивающейся на тебя визуальной, эмоциональной информации, самой актуальной и авангардной оказывается такая практика, как поэтическое творчество. Я имею в виду и создание стихов, и их чтение. В Нобелевской лекции Иосиф Бродский прекрасно описывает процесс, происходящий в голове и в душе читателя. Это процесс безусловно творческий. Человек, читающий великое стихотворение, является его соавтором, потому что он глубоко переживает его.

Вот и получается, что слухи о смерти логоцентризма нашей культуры оказались сильно преувеличены. Так же, кстати, говорили и о православных ценностях. Словосочетание «словесное стадо», «дитя слова» присутствуют в священных христианских текстах — молитвах... Современному человеку, как и человеку XVIII-XIX века, поэзия необходима. Это невероятная лаборатория, в которой можно научиться концентрировать смысл в нескольких строчках вместо нескольких страниц чиновничьего языка».

Фото: Денис Гришкин / АГН «Москва»

«Нередко мне становится стыдно»

«Радует ли меня нынешняя мода на поэзию у московского зрителя? Конечно, радует. Хотя, как всякая мода, она уже начинает проявлять обратные свойства. Нередко мне становится стыдно наблюдать, как актеры коверкают поэтический текст, не понимая смысла, обезьянничают, кривляются. Вдвойне обидно, когда речь идет о хороших, талантливых актерах, способных к перевоплощению. Но читать стихи — это далеко не всегда демонстрация своих способностей. Это прежде всего передавать смысл, чувствовать музыку.

Очень важно, что Россия — одна из немногих стран и культур, которая сохранила рифму стиха. В актуальной американской культуре рифма сейчас не присутствует. Считается, что это территория низкой культуры — рэпа, например. Для меня же она — высшая форма существования языка. Язык — стержень, позвоночник национальной культуры.

Сегодня в России начинается процесс поиска идентичности, здоровой рефлексии на тему «Кто мы?». Без поэзии, без развития языка разговоры об исторических и политических реалиях бессмысленны. Было бы здорово, если бы это понимали современные политики и ученые. Я надеюсь, что театр своим интересом к поэзии будет выполнять, помимо создания спектаклей, еще и эту базовую, простую и важнейшую функцию — пробуждать интерес к чтению стихов».