28 июля 2015 в 16:56

Как москвичи делят территорию

Что можно и что нельзя делать в общественном месте
Шарифулин Валерий / ТАСС
Если верить урбанистам, публичное пространство — это парк, библиотека или двор, где жильцы переживают ценный опыт коллективного действия в ходе дебатов о благоустройстве территории. Если верить полицейским, общественное место — то, где вас застали с открытой бутылкой пива в руках. МОСЛЕНТА изучила Кодекс об административных правонарушениях и выяснила, как хорошо провести время в городе и не оскорбить общественную нравственность.

Если верить урбанистам, публичное пространство — это парк, библиотека или двор, где жильцы переживают ценный опыт коллективного действия в ходе дебатов о благоустройстве территории. Если верить полицейским, общественное место — то, где вас застали с открытой бутылкой пива в руках. МОСЛЕНТА изучила Кодекс об административных правонарушениях и выяснила, как хорошо провести время в городе и не оскорбить общественную нравственность.

Сегодня, когда с городских улиц изгнана даже шаурма, с трудом верится, что недавно любой уважающий себя москвич мог приобрести в ларьке бутылку пива, банку «Ягуара» или объемистую «полтарашку» напитка «Виноградный день». А еще можно было пить водку в песочнице.

Приезжают люди в дом, который собственники содержат на свои деньги и начинают свои порядки бестолковые устанавливать: курить, хулиганить, пить. В Москве процентов 30 квартир сдается в аренду, поэтому превратили Москву в помойку

Галина Кирьянова

председатель Совета многоквартирного дома по адресу Перерва, 43

Распивать спиртное на улице было запрещено и при Лужкове. Однако публичный алкоголизм не входил в противоречие с городской традицией. Конечно, полицейские задерживали людей в неадекватном состоянии, старшие по подъезду боролись со стайками шумных подростков, но сам по себе человек с бутылкой казался органичной частью пейзажа.

Общественное пространство сегодняшней Москвы устроено так, что в нем просто нет места публичному употреблению алкоголя. На фоне парка «Музеон» и «Библиотеки имени Достоевского» человек с бутылкой пива сам чувствует себя стыдным пережитком некрасивой эпохи. Белки и уточки «Аптекарского огорода» будут смотреть на него с глубокой укоризной.

А я в 90-е годы злодеям пояснял — все, что не является частной собственностью (в смысле территорией), является общественным местом

Казалось бы, понурые личности могут поискать утешения непосредственно по месту жительства: там, где расслабленные жильцы расставляют лавочки, столики и декоративные пальмы из пластиковых бутылок, нежатся на солнце и потягивают прохладное пиво, короче говоря — возле своего подъезда.

Но с этими планами тоже стоит попрощаться. «Люди ошибочно полагают, что у себя в районе возле дома могут запросто бухать. Нет, двор, это тоже общественное место», — подчеркнул сотрудник пресс-службы ГУ МВД по Центральному административному округу в разговоре с МОСЛЕНТОЙ.

###Что такое общественное место

Четкого понимания термина «общественное место» нет даже у полицейских. На специализированных форумах они общими усилиями пытаются разобраться в вопросе.

«Если негодяй ругался матом на опушке леса, в темное время суток, где не было ни единой души, кроме сотрудников полиции, являлось ли это общественным местом?», — спрашивает пользователь alex777spb.

Reload
1 / 2

Фото: Шарифулин Валерий / ТАСС

«А я в 90-е годы злодеям пояснял — «все, что не является частной собственностью (в смысле территорией), является общественным местом». Хотя я понимаю, что данное объяснение далеко от идеала, но их оно вполне удовлетворяло, по крайней мере, подискутировать по данной теме никто попыток не предпринимал», — делится опытом «гном Балин, ветеран МВД».

В самом деле, у многих москвичей сложилось превратное представление, будто закрытый на реконструкцию сквер, овраг у стройплощадки или пятачок возле мусоропровода общественным местом не является. На самом деле являются.

Самый дремучий в мире лес станет общественным местом, как только путник завидит вас издали, достанет мобильный телефон и сообщит в полицию о том, как грязно вы выругались, запнувшись о корягу.

«Под общественными местами кодексы и иные нормативные акты понимают места общего пользования. Имеются в виду не туалеты, конечно, а места, где люди отдыхают, гуляют. То есть это улицы, скверы, парки, сады, в общем — публичные места», — пояснил МОСЛЕНТЕ управляющий партнер московской коллегии адвокатов «Юрасов, Ларин и партнеры» Владимир Юрасов.

Во всех этих местах запрещено играть в азартные игры, распивать спиртное, браниться и делать другие вещи, которые принято считать мелким хулиганством.

«Фактически коммунальная квартира может считаться общественным местом. Например, в суде часто спорят о том, коридор — это общественное место или не общественное», — поделился с МОСЛЕНТОЙ заведующий кафедрой административного права и процесса Юридического факультета им. М.М. Сперанского Виталий Юсупов.

###В подъезде курят только приезжие

Антитабачный закон приблизил Россию к Европе и США. Как и весь цивилизованный мир, москвичи постепенно привыкают к тому, что чашка кофе и сигарета в кафе — это ненормально и незаконно. Впрочем, пока что на улице остаются места, где курение разрешено. Главное отойти на 15 метров от вестибюля метро, крыльца магазина или подъезда жилого дома.

Михаил Почуев / ТАСС

Труднее всего тем, кто не может курить в квартире и привык выходить на лестничную клетку. В тех домах, где соседи знают друг друга много лет, окружающие смотрят на такие правонарушения сквозь пальцы. Некурящие жильцы не хотят ссориться с курящими только из-за того, что у них появилась возможность пожаловаться на соседей в полицию.

Жильцы не хотят ссориться с курящими соседями, и не жалуются на них. Тем более, когда еще полиция приедет, зафиксирует факт. Говорят, что надо сфотографировать на телефон, но это бред

Михаил Маркин

Председатель ТСЖ «На юго-западе»

Но что позволено собственнику, то не позволено арендатору. Дымящие возле мусоропровода приезжие вызывают злобу и раздражение у множества жителей столицы.

«Приезжают люди в дом, который собственники содержат на свои деньги и начинают свои порядки бестолковые устанавливать: курить, хулиганить, пить. В Москве 30 процентов квартир сдается в аренду, поэтому превратили Москву в помойку», — жалуется председатель Совета многоквартирного дома по адресу Перерва, 43 Галина Кирьянова.

Она убеждена, что местные относятся к окружающим, куда более внимательно, курят только у себя на балконе и аккуратно выбрасывают окурок в урну еще за сотню метров до границы придомовой территории.

«Для нас антиобщественное поведение — актуальная проблема, потому что наш дом находится рядом с метро и магазинами. Отсюда — неурегулированные парковки, много машин, более того закутки наших домов используют как отхожие места, — поделилась с МОСЛЕНТОЙ Кирьянова. — Но мы везде камеры поставили, консьержа держим, пытаемся с этим вопросом справляться».

Председатель ТСЖ «На юго-западе» Михаил Маркин уверен, что антитабачный закон вряд ли в силах переломить вековую традицию курения в подъездах. «Жильцы не хотят ссориться с курящими соседями, и не жалуются на них. Тем более, когда еще полиция приедет, зафиксирует факт. Говорят, что надо сфотографировать на телефон, но это бред».

В России, в отличие от западных стран, нет устоявшейся практики информирования полиции о мелких правонарушениях. Ведь в отместку сосед тоже может сделать тебе гадость, например, засунуть в замочную скважину гвоздь, так что нельзя будет дверь открыть. А самое ужасное, что если ссора все-таки состоится, в вендетту оказывается втянут весь дом, включая руководство ТСЖ.

Представляете, к восьмидесятисемилетнему человеку я подхожу и прошу его выйти покурить куда-нибудь подальше. Было очень тяжело, я оправдывалась, тысячу раз извинялась

Марина Ермакова

бывший председатель ТСЖ «На Ярославке»

Кажется, москвичи сами прекрасно знают об этих особенностях своего менталитета и потому всячески избегают эскалации бытовых конфликтов.

Бывший председатель ТСЖ «На Ярославке» Марина Ермакова отмечает, что в ее работе помимо экономических знаний всегда были крайне востребованы педагогические навыки. По ее словам, после вступления в силу антитабачного закона ей пришлось применить все свои дипломатические способности для того, чтобы разрешить конфликт между 87-летним ветераном, инвалидом Великой отечественной войны и «очень уважаемым дедулей», привыкшим курить в прилифтовом холле и беременной дамой, жившей этажом выше и не выносившей запаха табачного дыма: «Дым шел наверх, а ей как-то тяжело было с этим смириться, физически тяжело».

«Представляете, к восьмидесятисемилетнему человеку я подхожу и прошу его выйти покурить куда-нибудь подальше. Было очень тяжело, я оправдывалась, тысячу раз извинялась, просила, мол, давайте мы что-то придумаем…», — рассказала МОСЛЕНТЕ Ермакова.

Представьте себе во время праздника победы люди танцуют на площади под музыку военных лет — при всей строгости закона, разве можно это считать правонарушением?

Виталий Юсупов

заведующий кафедрой административного права и процесса Юридического факультета им. М.М. Сперанского

«Я всех курильщиков из подъезда вытурил», — рассказывает председатель ТСЖ «Эдельвейс» Константин Золотухин. Сам он давно бросил курить, но до сих пор помнит, что такое боль и отчаяние никотиновой зависимости. «Чего вы от меня хотите? Чтобы я с людьми поругался в хлам? Я точно помню, что когда человек испытывает никотиновое голодание, он начинает на всех кидаться», — поделился с МОСЛЕНТОЙ председатель ТСЖ.

Естественное ограничение — это нормы морали и этикета, которые не закрепляются законодательно

Золотухин оборудовал места для курения на улице и возле пожарных лестниц. Он согласен с тем, что пропаганда курения — зло, но сомневается в необходимости нулевой толерантности к людям, уже имеющим эту порочную склонность. «Мы разрешаем им оборудовать себе курильные места у пожарных лестниц, где людей нет. Они ставят там себе кресла и сидят спокойненько курят», — рассказал Золотухин МОСЛЕНТЕ.

###Лезгинка в час ночи — это правонарушение

Кодекс об административных правонарушениях не дает четкого ответа на вопрос, можно ли танцевать на улицах столицы. Здесь, как это всегда бывает в вопросах общественной нравственности, все зависит от обстоятельств времени, места и политической конъюнктуры. Сегодня ни для кого не секрет, что «бесовские дрыгания» запрещены в алтаре, непростительны — на фоне мемориалов Великой отечественной войны. Никогда нельзя знать заранее, какой объект приобретет статус святыни.

«Если танец не имеет какого-то оскорбительного подтекста, то есть не содержит движений и не сопровождается высказываниями, которые могут быть восприняты другими людьми как оскорбительные, о нарушении говорить нельзя», — пояснила МОСЛЕНТЕ адвокат московской коллегии адвокатов «Юрасов, Ларин и партнеры» Кристина Флеер.

По ее словам, опасность может подстерегать танцоров в том случае, если хореографические этюды исполняются вблизи объектов охраны — например, памятников. В таких местах деяние может квалифицироваться как мелкое хулиганство. «В определенных местах в Москве запрещено даже фотографирование — подходит сотрудник и объясняет, что снимать нельзя», — отметила в беседе с МОСЛЕНТОЙ Флеер.

Впрочем, при наличии необходимой интуиции, порой можно и сплясать. «Представьте себе во время праздника победы люди танцуют на площади под музыку военных лет — при всей строгости закона, разве можно это считать правонарушением? А если, допустим, где-то, как это бывает в южных городах, ребята с Кавказа танцуют лезгинку в час ночи, то это уже правонарушение. В каждой ситуации нужно исходить из конкретных обстоятельств!», — пояснил МОСЛЕНТЕ заведующий кафедрой административного права и процесса Юридического факультета им. М.М. Сперанского Виталий Юсупов.

###Надо уважать общество

В российском законодательстве и в кодексе об административных правонарушениях города Москвы нет каких-то специальных санкций за публичные проявления гетеросексуальности. Однако и здесь не стоит забывать о здравом смысле. Вас точно не оштрафуют за поцелуй на эскалаторе. Но обязательно посадят на 15 суток за соитие в парке.

Если вы решите заняться сексом вблизи какой-нибудь святыни — вас наверняка ждет уже уголовное преследование. Между этими полюсами — можно исследовать границы дозволенного эмпирическим путем.

Флеер поясняет, что в правовой оценке проявлений любви и нежности все определяется смутно понимаемыми нормами культуры: «Естественное ограничение — это нормы морали и этикета, которые не закрепляются законодательно. Здесь мы можем говорить только о нарушении общественного порядка, да и то лишь тогда, когда люди своими действиями наносят ущерб общественным интересам — например, неподалеку есть маленькие дети. Тогда возможно не только общественное порицание, но и наложение административного штрафа».

Подводя итог, отметим, что в кодексе об административных правонарушениях отдельно упоминаются попрошайничество, азартные игры, оскорбительные приставания, гадание и некоторые другие типы антиобщественного поведения.

Но системообразующим все-таки остается понятие «мелкого хулиганства». Суть «мелкого хулиганства» — в выражении неуважения к обществу. В конечном счете, именно общество определит статус вашего поступка.