Игры с пространством

Город
Фото: Кирилл Зыков / Агенство «Москва»

С 20 июля по 6 августа в столице проходил фестиваль «Московское лето. Цветочный джем», частью которого стал международный конкурс городского ландшафтного дизайна. Его лучшие работы можно видеть сейчас по всему городу: на Старом Арбате и Тверском бульваре появились клумбы, Достоевский перед Библиотекой имени Ленина сидит среди берез и цветов, а в разнотравье вокруг памятника Долгорукому порхают бабочки и вьются стрекозы. МОСЛЕНТА узнала у организатора конкурса, как меняется жизнь площадей и улиц, когда на на них появляются цветы и травы, чем хорош французский брутализм и когда каждому москвичу доверят по цветнику.

Конкурс в пространстве города

Сергей Георгиевский
руководитель организационного комитета открытого международного конкурса городского ландшафтного дизайна, директор Агентства стратегического развития «ЦЕНТР»
Э

Этот конкурс сильно отличался от привычного формата ландшафтных и флористических мероприятий в Москве. До этого, как правило, ландшафтные конкурсы устраивались на закрытых территориях парков, внутри нарезались слоты, на каждом из которых конкурсанты должны сотворить что-то великолепное

А у нас задача была совсем другая: показать, как при помощи различных приемов и инструментов ландшафтного дизайна можно обыгрывать и изменять реальные общественные пространства. Как это сделать не на выгороженных участках, а на открытых площадях и улицах, паркингах и лестницах, — в пространстве города, в котором мы живем, в тех местах, через которые проходим каждый день.

Вопрос был в том, смогут ли сосуществовать разные группы граждан, с разным отношением и уровнем культуры, и эти довольно смелые проекты. Такого в Москве никто еще не делал, и своеобразный эксперимент заключался в том, чтобы выяснить, насколько жизнеспособными в городских условиях окажутся предложенные работы и подходы.

Еще один важный акцент: мы хотели показать, как можно работать с, казалось бы, «неживыми» пространствами. Потому что и мощеная гранитом площадь, и заасфальтированная парковка тоже могут временно преображаться при помощи простых средств и приемов. Они вроде очевидны и лежат на поверхности, но в городе почему-то не применяются.

Чтобы посмотреть на все многообразие возможных решений, мы позвали специалистов из разных стран. Ведь, если нет междисциплинарного, интернационального диалога, если не пускать «свежие идеи», то подобные инициативы и начинания быстро деградируют. Мы исходили из того, что нужен диалог, свобода и отход от устоявшихся границ.

И
И иногда, чтобы увидеть то, чего мы не замечаем, нужен кто-то, кто в городе не живет и не впитывал его атмосферу с детства.

Местным ландшафтным архитекторам и дизайнерам надо временами давать возможность воплотить что-то, что они еще не делали. Так мы и сделали, и ни разу не пожалели. Участвовать и в конкурсе и в жюри мы позвали специалистов из разных стран, а конкурс разделили на номинации: профессиональные и любительские.

11ad7e20a4ab47661aad5f32133c04044f7c5a06
Фото: предоставлено организаторами

Жюри было интернациональным, так как мы хотели, чтобы оценку работам конкурса давали не только местные специалисты. Потому что, вы же понимаете, оценки, данные изнутри и снаружи — это разный уровень. Более того, мы позвали профессионалов с разным опытом: председатель жюри Мэтью Чайлдс представлял британский подход, Жан Люк Брессон — версальскую ландшафтную школу, близкую нам в меру традиционной преемственности наших культур. Наталья Бирд — из американской компании SVI, которая работает в США Корее, и Китае и олицетворяла глобалистский подход, и другие.

Жюри из российских профессионалов отрасли мы сформировали, постаравшись собрать представителей разных точек зрения. Такой подход позволяет вместо бессмысленного единодушного однообразия и одобрения получить столкновение разных взглядов.

Профессионалы и любители

Если вы начинаете серьезные преобразования в мегаполисе и не вовлекаете в эту работу горожан, то чаще всего они вызывают протест, непонимание и отторжение.

М
Мы живем сейчас в эпоху, когда люди начинают «присваивать» себе город, его общественные пространства, стремятся на деле ощутить, что они — хозяева этих территорий.

И мы долго думали над форматом, ведь обычно профессиональный конкурс не содержит любительских номинаций, а нам хотелось дать москвичам возможность воплотить свой творческий потенциал. В результате у нас появились три профессиональные номинации и одна любительская, для которой предоставили большое количество площадок.

Профессионалам достались самые сложные архитектурно-ландшафтные объекты благоустройства, связанные с комплексными решениями, в которых представлены и озеленение, и флористика, и паблик-арт. Второй профессиональной номинацией были вертикальные флористические композиции — это в основном временные объекты из срезанных растений, например, целые панно на стенах зданий. Третья номинация — цветочные композиции из горшечных растений. Это то, что мы сделали на Тверском бульваре, где можно видеть различные цветники, состоящие из множества элементов.

28229e95a398da38816de3f83ae1bf3fccb4e988
Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Для единственной любительской номинации — «Цветники на окружных площадках» — мы создали 200 конструкций в 11 округах Москвы. Любой желающий мог взять предоставленные городом растения и воплотить свою идею вместе с профессиональными кураторами и волонтерами.

Решения для Москвы

В профессиональных номинациях конкурса мы получили 157 заявок на участие из 17 стран, причем присылать нужно было не только конкурсные работы, но и портфолио. На первом этапе жюри в «кабинетном формате» рассматривало идеи работ участников. В финал прошли 20, они смогли реализовать свои идеи в Москве. Их работы жюри оценивало, уже выезжая в те локации, где они были смонтированы.

Надо сказать, что наш подход сработал, и те решения, которые участники конкурса предложили Москве, оказались очень разнообразными и современными. Иван Занчевский, например, сделал работу в духе французского брутализма: композиции из бетонных колец-клумб для огромного паркинга перед ВДНХ.

Площадка перед парком искусств «Музеон» досталась команде из Белоруссии, и перед ними стояла невероятно сложная задача. Они очень достойно с ней справились, создав арт-объект, который сам стал частью этого пространства. Зелени в нем меньше, чем в других работах, зато на большой пустой площади они создали такое интимное, приятное и по-своему домашнее пространство для общения.

Огромной популярностью пользовался объект «Библиотека растений», выставленный на площади перед музеем в «Царицыно». Это шкаф-каталог с выдвинутыми ящиками-клумбами, каждая из которых подписана на русском и на латыни. Местные жители просят не убирать эту работу ни сейчас, ни на следующий сезон.

Мой, наверное, любимый объект — работа Александры Кормушиной «Золотая степь», которая по сути создала «кусочек степи» на выходе из метро Третьяковская. И теперь там круглые сутки можно видеть людей, которые специально сюда приходят, чтобы полюбоваться, посидеть, передохнуть, пообщаться. С появлением этого объекта Климентовский переулок неузнаваемо переменился благодаря предложенному решению, в котором есть все элементы и паблик-арта, и ландшафтного дизайна.

З
Здесь не посажено ни одного цветка, только степная трава, и вместе с тем это — один из самых популярных объектов фестиваля. Без всяких петуний и анютиных глазок создана атмосфера, которая затягивает и не дает людям уйти.

Огромное количество позитивных откликов получил объект на Старом Арбате. Эта локация тоже была очень сложной для работы, потому что место туристическое, улица и так перенасыщена. Тем не менее, этот проект получил приз зрительских симпатий. В центре объекта — круги российской истории, на которых размещены значимые для всех нас фамилии, Гагарина и Высоцкого, например. Внутри цветников скамейки, на которые можно присесть, и это так всем понравилось, что объект оказался самым популярным у публики. Наверное потому, что на Арбате ощутимо не хватает зелени, и люди по ней там изголодались.

Еще один эксперимент — это «Облачный сад», выставленный за памятником Пушкину. Внутри «облака» расположены лавочки, и в данном случае перед нами паблик-арт объект, который среди этой агрессивной среды — огромного пустого пространства — создал защищенный укромный уголок, который вечером к тому же еще приятно мягко подсвечивается. И при этом вся композиция в целом выполняет функцию ворот, ведущих в соседний сквер.

Стрекозы у Долгорукого

Работа бюро «8 линий», которая, по мнению жюри, победившая в конкурсе, размещается у памятника Долгорукому. По всему периметру площади, мощеной гранитом, была создана композиция «Время трав» с углублениями и лавочками. При этом были использованы травы, которые с XIV века растут в центральной полосе России.

Проект получил большую популярность у жителей, и в онлайн-голосовании у него были очень высокие результаты. Он кардинальным образом изменил городскую площадь и создал там такой оазис с запахами поля и неожиданно прилетевшими бабочками, стрекозами и пчелами.

О
Оказавшись там, интересно наблюдать за людьми: многие вначале думают, что это пластиковые муляжи.

А когда понимают, что насекомые настоящие, достают телефоны и начинают их фотографировать. Потому что это как чудо — увидеть бабочек и стрекоз посреди Москвы.

Второй проект, который делали «8 линий», выставляется на той же площади у фонтана и называется Чаепитие: на столиках размещаются клумбы, в которых высажены лекарственные травы, которые заваривали на Руси: ромашка, чабрец и так далее. Многие из тех, кто оказывается на площади, берут чай в соседних палатках и садятся за эти столики у самого фонтана.

58785c9c87f72849982594b06f358187f7b90a96
Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Ведь людям летом хочется оказаться у воды, а площадь спроектирована так, что скамейки смонтированы только по ее периметру. Поэтому решение здесь основано на том, что столики расположены у фонтана, а те, кто за них садятся, ощущают яркий аромат, исходящий от этих целебных трав.

К тому же, мебель на площади рассчитана не только на взрослых, но и на детей, про которых в таких проектах часто забывают. Для них сделали столики поменьше, и поставили на них игрушечные чайники и чашки, сделанные из сетки, через которую растет трава. Дети подходят, играют, и это привносит сюда, в самый центр города, на площадь напротив мэрии, приятную мягкость дачной атмосферы.

Н
Наверное, одним из главных достижений конкурса стало то, что таких уютных, качественных пространств по всему городу удалось создать немало. И при этом стало ясно, что делать их в живой ткани города не так уж сложно.

В Москве такое произошло впервые и, надеюсь, теперь такая практика станет ежегодной. Ведь система открытого конкурса подразумевает совсем не такой подход, который обычно практикуется при осуществлении программ озеленения, когда объявляется тендер, и его победители выбираются из предложенного участниками соотношения цена/качество. В открытом конкурсе в первую очередь важны качество и новизна идеи.

Цветочные композиции

Все, что касается цветочных композиций, на конкурсе было представлено в более скромном формате. Мы создали единый узнаваемый конструктив в виде сот, которые конкурсанты заполняли, как хотели. Эти работы в основном выставлялись на Тверском бульваре, центральная идея была — наполнить его новыми красками. Чтобы люди пришли туда тне как в транзитную зону, а непосредственно на бульвар. И нам этого удалось добиться.

Работы в любительской номинации – «Цветники на окружных площадках» придумывали и высаживали горожане, в основном мамы и бабушки. В каждом округе был свой победитель, причем работы делали как взрослые, так и дети. Москва как большой современный мегаполис нечасто представляет горожанам такую свободу самовыражения при том, что, как оказалось, запрос на это — огромный.

У нас стояли большие очереди, люди очень хотели поучаствовать в таком, пускай временном и конкурсном, озеленении соседней площади, сквера, пространства перед торговым центром, у выхода из метро.

В
Все это говорит о том, что творческий потенциал у москвичей очень высок, и им хочется влиять на то, как выглядит город. Ведь когда им такую возможность дали, они взялись за дело с колоссальным энтузиастом.

В Москве есть целое движение народных парков, они постепенно появляются по всему городу. Есть районы, где москвичи проявляют себя в этом очень активно, а в где-то это, наоборот, не актуально. В процессе конкурса самые отдаленные районы города оказались самыми активными в этом плане, при том, что в ЦАО, например, жители привыкли, что все на их территориях делается руками представителей коммунальных служб.

Обычно подобные проекты проходят довольно неоднозначно: находится множество протестующих. И, я считаю, нам повезло, потому что этот фестиваль прошел при мощной поддержке и одобрении москвичей. Было такое ощущение, что такая возможность самовыражения в городской среде людям была предоставлена очень вовремя.

По большому счету, возможность для жителей самореализовываться в своем городе является залогом его здоровья. Как мы после ремонта вешаем в комнате шторы и ставим на подоконник горшки с цветами, так же и здесь, в общественных пространствах, люди показывают, что готовы их украшать, чтобы сделать уютнее. Ведь городской ландшафт должен формироваться не только в проектных институтах, нужно учитывать и движение снизу вверх.

И
И люди, которые воспринимают пространство города не как инфраструктуру или транзитную зону, а как свой уютный дом, очень важны для будущего Москвы, для ее развития.

Складывающиеся традиции, взгляды, представления людей о том, что они хотят видеть на том или ином месте, должно поддерживать встречное движение со стороны городских властей. И наш конкурс, по-моему, стал отличной иллюстрацией того, как это движение может выглядеть.

Реакция города

Прелесть того взгляда на общественные пространства, которые предложил фестиваль, заключается в том, что он в определенной степени уравновешивает привычный нам монументальный подход, при котором все делается на века, из гранита и бронзы. А эта история — про то, что город может меняться, и делать это каждый день, или сезон, или год. И благодаря этому, оставаясь в одном городе, вы можете, даже не меняя привычного маршрута, постоянно оказываться в разных пространствах.

Такой подход и объекты, причем не только ландшафтно-флористические, но и паблик-арт, средовой дизайн, — они разнообразят нашу жизнь. Реакция горожан на то, как мы обыграли общественные пространства, была очень хорошей. Если посмотреть Instagram, отзывы на странице фестиваля, то мы увидим, что эти объекты были приняты жителями, что называется, «на ура».

Думаю, в первую очередь потому, что каждый из них выстроен вокруг креативного замысла и действительно обыгрывает пространство, провоцируя на то, чтобы подойти, рассмотреть его, задуматься, переосмыслить давно знакомое место.

F471535a2f8ecdf642538ab191073c4946e499af
Фото: www.mos.ru

Негативных оценок в адрес фестиваля и представленных работ практически не было, наоборот, по всем каналам обратной связи нам сообщали: «мало, давайте еще»! Мы анализировали, как изменяется поведение горожан в местах, где появились наши объекты.

К
Когда они заняли свои места, люди стали менять свои пешеходные маршруты, чтобы зайти в эти новые пространства и задержаться в них. И это автоматически влияет на экономику.

Рядом устанавливались торговые павильоны и в рамках фестиваля мы получили очень высокие экономические показатели. Как только наши объекты стали точками притяжения, все кафе, рестораны, магазинчики и палатки сразу получили колоссальный рост продаж, потому что к ним пошел поток покупателей. Хотя до этого, казалось бы, ничто не предвещало для них такого развития событий.

Изначально планировалось, что конкурсные работы будут выставляться только в рамках фестиваля «Московское лето. Цветочный джем». Но так как они получили высокую оценку и жителей и властей, было решено, что многие работы останутся на своих местах до Дня города. Помимо объектов, которые делали конкурсанты, в рамках конкурса было еще несколько спецпроектов, которые по нашей просьбе создали его международные кураторы.

Наверное, самый яркий из них — это проект у Российской государственной библиотеки, который сделал председатель жюри, Мэтью Чайлдс. Он показал, как можно даже площадь с лестницей у памятника Достоевскому сделать пространством и юмора и социального эксперимента. На пространстве, на котором никогда никого не было, которое всегда воспринималось, как транзитная зона прохода к библиотеке, он продемонстрировал, как можно работать с людьми. Теперь там лежаки и лавочки, на которых все приходят посидеть и сделать селфи, статистика в Instagram — зашкаливающая.

И действительно, что мешает нам иногда посмотреть на давно сложившееся городское пространство по-новому, поиграть с ним, ненадолго изменить и потом опять вернуть в исходное состояние?