04 января в 00:37

«Изменить вектор развития событий, хотя бы в своем районе»

История москвича, решившего разбить свой парк прямо в городе
Изображение: пресс-служба проекта сквера "Горохово поле"
В Москве сегодня развиваются проекты новых парков, которые придумали и продвигают жители района. Все они вдохновляются примером парка «Горка», созданного городом в 2017 году на месте полулегальной парковки по обращению жителей Спасоглинищевского переулка. МОСЛЕНТА узнала у инициатора похожего проекта в Токмаковом переулке Алексея Егоркина, как создать инициативную группу и начать диалог с властью.

Объединенная охранная зона номер 205

До марта этого года территория с условным адресом «Токмаков переулок, владение 25», проходила, как автопарковка. Здесь были гаражи, которые снесли, и долгое время территория пустовала. Жители понимали, что вскоре на нее появятся претенденты, и обращались в префектуру с просьбами благоустроить эту территорию, но в ответ получали отписки. Продолжалось это около полутора лет.

Reload
1 / 3

Фото: пресс-служба проекта сквера "Горохово поле"

А в марте стало известно, что эта территория будет отведена под программу реновации, как одна из площадок под застройку. Несмотря на то, что это объединенная охранная зона номер 205, и регламент застройки здесь подразумевает исключительно регенерацию территории, то есть восстановление исторического вида. Но исторический вид здесь – полтора-два этажа по красной линии. Планируется застройка вглубь квартала до 20 метров, в том числе и полная застройка этого малюсенького клочка земли в 24 сотки.

В таком случае вся его историческая и видовая часть была бы разрушена. Ведь в прилегающей зоне находятся два объекта культурного наследия федерального значения: храм вознесения на Гороховом поле по проекту Матвея Казакова, это XVIII век, и на расстоянии 80 метров от него – усадьба Струйских-Белавиных-Варенцовых. Это тоже памятник уникальный – типичная московская усадебная застройка, их единицы остались в Москве. Вот в этих 80 метрах сейчас пытаются согласовать строительство жилого комплекса.

Инициативная группа

Жильцы квартала были категорически против, но у нас не было сформулированной идеи, - что именно мы хотим здесь видеть. Началось все с активной деятельности женщины, которая живет напротив этой площадки. Я активно участвовал в обсуждении дел района в соцсетях, там она со мной познакомилась, и мы стали общаться. Вместе мы стали через те же соцсети информировать жителей о текущем положении дел, и с теми, кто откликался, старались лично пообщаться. Так что в нашем случае алгоритм создания активной группы шел через мониторинг соцсетей и отклик на запрос, который мы сами и формировали. По сути, начали мы вдвоем, и в процессе обросли связями, которые позволили решать задачи и вопросы, связанные с проектом.

После опросов, общения с жителями, мы пришли к выводу, что все представляют себе здесь сквер. Из числа жителей мы сформировали инициативную группу, и в марте-апреле дважды попытались зайти в совет муниципальных депутатов с просьбой нас поддержать, но не получили ее. Вместо того, чтобы включить наш вопрос в повестку дня и повести по нему голосование, нас включали в «разное». К сожалению, результаты таких обсуждений не имеют рекомендательной силы и никак нам помочь не могут. Управа прямым текстом сообщила нам, что вопрос решен, здесь будет дом, так что можете даже и не дергаться. Так мы поняли, что власть – пока лицо, не заинтересованное в нашем проекте.

Тогда мы стали искать других заинтересованных лиц. Ходили и в церковь, общались с ее настоятелем, отцом Василием, побывали в театре «Сопричастность», который находится здесь же, рядом, заходили и в бизнес-центр, и в музей русского искусства, который располагается в усадьбе Струйских. Когда мы таким образом пообщались с местными жителями, представителями бизнеса и культурных институций, то наша инициативная группа оформилась окончательно, теперь в ней 25 человек.

Reload
1 / 3

Фото: пресс-служба проекта сквера "Горохово поле"

Теперь вопросы о том, что в каком случае мы должны делать, решаются внутри этой группы. Четко выверенного алгоритма действий и стратегического планирования у нас нет. То, чем мы занимаемся, в западной терминологии называется public affairs (общественные отношения, англ.), то есть общение с комьюнити – местными жителями, и всеми государственными структурами с целью добиться создания сквера.

В итоге удалось найти архитекторов – это Ксения Панюк и Иван Свирин, которые живут рядом, в нашем Басманном районе. Они предложили несколько эскизов проекта сквера, из которых мы выбрали один, и сейчас используем его в своей работе. Он дает представление об общем внешнем виде сквера, и что будет находиться внутри отдельных его зон, мы сейчас только прорабатываем. В конце апреля мы провели первую его презентацию на совете муниципальных депутатов. Там нас только выслушали, в повестку на голосование проект не поставили.

При этом мы не надеемся, что именно наш проект пойдет в работу, при этом очень хотелось бы, конечно, чтобы была создана и предложенная нами радиальная структура, и пергола. Нам важно, чтобы воплотился сквер, и если город в лице разработчика, проектной организации, например, предложит другой вариант, и обоснует, что он лучше, конечно, мы согласимся. Мы же не упертые, будем поддерживать любые здравые идеи.

Так что нынешний эскиз проекта – это не догма, а приглашение к обсуждению. Правда, никаких других предложений мы пока не видели и не слышали.

Из онлайна в офлайн

Начиная с апреля мы собираем подписи за сквер, на сегодняшний день у нас их порядка тысячи «живых» и у нас более 2500 электронных подписей. По домам мы пока не ходили, и, наверное, в этом было некое упущение. Сейчас мы возобновим сбор обращений и подписей. Скорее всего, сейчас будем делать ставку уже не на онлайн, а на очное общение с жителями района.

Reload
1 / 3

Фото: пресс-служба проекта сквера "Горохово поле"

Первый такой серьезный шаг из онлайна в офлайн мы сделали летом, когда узнали, что будет проводиться выставка «Московские дворики» под эгидой департамента градостроительной политики Москвы, и всей нашей могучей кучкой приняли решение выступить со своим предложением там. Мы сделали планшеты и их выставили, провели презентацию. Приняли нас очень хорошо, получили множество позитивных откликов и даже благодарственное письмо от департамента. На этом процесс взаимодействия с властями и закончился.

Потом по СМИ прошла о нас информация: и на сайте префектуры, и на Rambler-е, и на канале «Россия-1» о проекте сквера вышел сюжет.

Соучаствующее проектирование

Уникальность нашей затеи в том, что мы занимаемся соучаствующим проектированием. Не власть спускает сверху вниз директиву и пытается согласовать ее с жителями, а сами жители объединились и пытаются сделать проект, поднимая свою инициативу наверх. Мы понимаем, что сами мы реализовать свою инициативу не сможем и ждем, что власть нас заметит и начнет с нами конструктивно сотрудничать.

После того, как прошла выставка и сюжеты о проекте вышли, нас приняли в префектуре, где до этого с нами вообще не общались. В ноябре состоялась эта встреча, на которой мы передали свой эскиз-проект, после чего получили от префектуры отклик. Нам сообщили, что возможно благоустройство этой территории, в том числе и создание сквера. В планах мы пока не стоим, но были даны рекомендации согласовывать проект в совете муниципальных депутатов, что мы сейчас и будем делать. Без этого движение дальше будет затруднено. Ждем, когда наш вопрос внесут в повестку дня и проведут по нему голосование.

Из личных бесед становится ясно, что соотношение сил сейчас 50/50. Половина депутатов за нас, остальные колеблются: они не говорят, что против, они просто уходят от ответа.

Reload
1 / 4

Фото: пресс-служба проекта сквера "Горохово поле"

Мы делали выставку визуализаций проекта в районе, на ней присутствовал архитектор из Голландии, и я задавал ему вопрос, сколько в Европе уходит времени на реализацию такого проекта. Он ответил – два года. Понятно, что у нас это все может затянуться. Считаю, что если власть нас услышит, то реализация проекта займет года два.

Если кто-то из кандидатов на предстоящих выборах в Мосгордуму подключится к процессу и поможет, мы будем только за. Человек будет карьеру делать, а мы свой проект продвигать, - почему бы и нет. Прагматизм тут не исключен.

Решение департамента культурного наследия

Похоже, согласовать этот участок под застройку планировали уже этим летом, но теперь этот процесс стал затягиваться. Надеюсь, что благодаря нашим усилиям. В частности, департамент культурного наследия затягивает выдачу своего заключения по нашей «объединенной охранной зоне номер 205». От их решения многое будет зависеть, потому что это действительно один из уникальных уголков Москвы.

В департамент культурного наследия мы ходили летом, общались там часа полтора. Ничего конкретного в ответ мы не услышали, получили только рекомендации, в каком направлении нам двигаться, да и те – косвенные. Но у нас нет ресурсов, например, чтобы делать независимую государственную историко-культурологическую экспертизу (ГИКЭ). А по сути дела, вопрос ставится именно так: на «официальную» ГИКЭ должна быть некая «народная» ГИКЭ. И уже на основании ее можно будет судиться с департаментом культурно-исторического наследия. Но не хотелось бы вообще доходить до таких обострений.

Хочется все-таки договориться и убедить власть в том, что город должен развиваться не только жилой застройкой. Тем более, об этом в Кремле все чаще говорят: надо инфраструктуру создавать и хранить наследие, как базис, который объединяет народ. Потому что, если не сохранять памятники, исторические ансамбли, что за народ у нас будет, не помнящий ни родства, ни прошлого?

Пока достучаться до власти мы пытаемся методами больше эмоциональными. Хочется, все-таки, изменить вектор развития событий, если не на уровне страны и города, то хотя бы в своем районе. Я не планирую что-то материальное с этого получить, или сделать карьеру, куда-то избраться. Хочется, чтобы люди жили по-человечески, это основное.