26 июня в 00:46

«К нам приходят не воевать, а отдыхать»

Московские грузины, продавцы грузинского вина и рестораторы о санкциях, страхе и запретах
Фото: Максим Богодвид / РИА Новости
Новости следуют одна за другой. 155 тысяч пассажиров пострадают из-за запрета на прямые полеты в Грузию: они не смогут воспользоваться купленными билетами российских авиакомпаний. Роспотребнадзор усилил контроль за алкоголем из Грузии. А социальные сети бурлят от множества взаимных обвинений: грузин — в адрес россиян и наоборот. Кажется, что градус взаимной вражды между гражданами двух стран уже зашкаливает и близок тот час, когда ситуация станет столь же критичной, как была в 2006 году. Чтобы узнать, так ли это на самом деле, МОСЛЕНТА поговорила со столичными продавцами грузинских вин, работниками грузинских ресторанов и московскими выходцами с родины Шота Руставели.

«Надеемся, запрета не случится»

Во второй половине «нулевых» случилось то, что после получило название «винный скандал»: именно тогда российские власти — по указанию Роспотребнадзора — ввели запрет на импорт грузинских вин, аргументировав это повышенным содержанием в этом вине пестицидов. Следом глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко предписал Федеральной таможенной службе прекратить ввоз на территорию России грузинской минеральной воды «Боржоми» и «Набеглави», как не отвечающей российским требованиям по качеству. Произошло все это не просто так, а на фоне резко ухудшившихся российско-грузинских отношений. Вернулись грузинские вина на российские прилавки лишь через пять лет.

Кажется, эта история имеет все шансы повториться: Роспотребнадзор вновь усилил контроль за алкоголем из Грузии, сообщается на сайте ведомства. Уточняется, что причиной стало ухудшение качества продукции. С 2014-го по 2018 год количество алкоголя, не соответствующего требованиям, возросло в 2,9 раза, составив 203 тысячи литров в прошлом году. Уже сейчас все партии товаров от некоторых грузинских производителей не допущены к ввозу в Россию.

«Мне, конечно, горько слышать неприятные высказывания. Причем, не только потому, что я родом из Тбилиси. Я в принципе не понимаю и никогда не пойму, зачем изменять свое отношение к людям на основе политических событий?»

Но так ли страшна эта ситуация на самом деле? Как сильно отразится она и на продавцах грузинского алкоголя, и на его покупателях?

«В нашем магазине, — комментирует МОСЛЕНТЕ менеджер магазина WineStyle Владимир, — в отличие от больших торговых сетей, объем продаж грузинского вина совсем небольшой — где-то 2-3 процента от всего ассортимента. Так что, если вдруг та проверка его качества, что сейчас началась, закончится полным запретом, на нас, на наших валовых продажах, это отразится не сильно. С другой стороны, я вижу, что есть целая группа покупателей, ориентированных именно на этот продукт, потому что за годы, прошедшие с первого винного кризиса, у многих грузинских производителей существенно вырос уровень качества вина. Именно с ними мы, собственно, и работаем, заказывая у них определенные позиции, на которые сегодня сформировалась определенная мода. В первую очередь это так называемые оранжевые вина, сделанные по грузинской технологии «квеври». Кто их покупает и почему? Не пожилые люди, нет, а в основном молодежь, распробовавшая эти вина в Грузии, и рестораны. И предложить им что-то взамен нам будет нечего, потому что любому дорогому качественному локальному бутиковому вину невозможно подобрать альтернативу — ведь, помимо всего прочего, в них используются исключительно местные сорта винограда. Так что, будем надеяться, запрета все же не случится…»

Согласны с ним очень многие.

Загрузка...

«Любой запрет — это плохо, — говорит Наталья, менеджер компании «Винный базар». — Но сильно он по нам не ударит: да, конечно, у нас спрашивают грузинские вина, но куда меньше, чем, скажем, новые интересные вина из Словении, Хорватии, Венгрии, Швейцарии, а также классические вина из Старого и Нового света».

Однако все вышесказанное касается исключительно столичных продавцов элитного вина. В крупных торговых сетях, торгующих более демократичным и дешевым вином, ситуация несколько иная.

Алексей Филиппов / РИА Новости

«Отразится ли запрет на продажу грузинских вин на нашем бизнесе, мне сказать сложно, — признается Виталий, продавец в одном из магазинов сети «Ароматный мир». — Но как продавец скажу вот что: на покупателях это отразится точно, потому что вина из Грузии у нас покупают достаточно часто. Да, конечно, итальянские продаются лучше, что вполне объяснимо: в их линейке больше сухих вин. Но количество проданных бутылок грузинского вина вполне сопоставимо со сладкими и полусладкими винами из многих стран. Причем, дело тут точно не в ностальгии по советским временам (грузинские вина покупает и молодежь), а во вкусовых качествах — особенно, если речь идет о «Киндзмараули». Кроме того, если оно исчезнет, найти ему замену, соответствующую и по цене, и по качеству, и по вкусу, — будет не так-то просто: подойдут разве что некоторые французские полусладкие. Абхазские вина? Нет, не думаю. Не советовал бы…»

«Люди идут, бронь не слетает, дети радуются»

Продавцы грузинского вина, и правда, на сегодня самые очевидные потенциальные жертвы грядущих перемен. А что же сотрудники и владельцы московских ресторанов грузинской кухни?

С ними все куда проще. Обзвонив несколько подобных заведений, МОСЛЕНТА услышала лишь радостные голоса и оптимистичные прогнозы.

Загрузка...

«Люди к нам как ходили, так и ходят, как улыбались, так и улыбаются. И я уверена, что так будет и дальше, потому что еда людей объединяет и делает добрее», — говорит Нателла, менеджер ресторана Georgian Kitchen.

«Все идет по плану! — поддерживает ее Артур, работающий менеджером ресторана «Грузинские каникулы». — Люди идут, бронь не слетает, дети радуются, гости отдыхают, разговоры на повышенных тонах не ведутся, национальный вопрос не затрагивается, грузинское вино пьется и, надеюсь и верю в разумность руководителей наших стран, будет питься и дальше».

«Не скажу за всех, но у нас информационное поле абсолютно чистое, потому что место наше совершенно бесконфликтное, да и люди тоже, — уверен один из сотрудников пекарни Valiko в популярном фуд-маркете «Депо». — Сложно сказать, что из-за очередного российско-грузинского конфликта может случиться в социальной сфере, а мы… К нам приходят не воевать, а отдыхать, есть и делать покупки!»

Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

«Интеллигентные люди гадости не говорят»

Однако бизнес — бизнесом, а простые люди — простыми людьми. Именно им чаще всего приходится сталкиваться с проявлениями агрессии и оскорблениями по национальному признаку. Уютно ли сегодня в Москве выходцам из Грузии? Каково им слышать кучу оскорблений, раздающихся сегодня в адрес их родины?

«Увы, агрессивные высказывания сегодня можно услышать с двух сторон: как и в России, в Грузии люди подвержены стадному синдрому, — жалуется актриса Нуца Хубулава. — А я… Мне просто стыдно и за тех, и за других, потому что те, кто сейчас громче всех кричат, мало что понимают и про культуру, и про историю, и про давние связи наших стран. Радует лишь вот что: ни от одного действительно интеллигентного человека я не слышала ни про Россию, ни про Грузию ничего гадкого».

«Сейчас меня больше удручает состояние здоровья молодых людей, пострадавших в Тбилиси во время митинга, — некоторые из них лишились глаз, получили другие травмы. Вот это, действительно, трагедия. А все остальное поправимо».

«Последствия нынешних событий я на себе, слава богу, не ощущаю, — признается МОСЛЕНТЕ работающий в Москве дизайнер Михаил Квривишвили. — В столице сейчас вполне уютно — приятная погода, умеренное количество людей на улицах города и в заведениях, спокойно. Но мне, конечно, горько слышать нелицеприятные высказывания. Причем не только потому, что я родом из Тбилиси. Я в принципе не понимаю и никогда не пойму, зачем изменять свое отношение к людям на основе политических событий? Как событие во внутренней политике страны может влиять на отношение к лицам определенной национальности? При этом местами встречается вполне здравая критика событий в Тбилиси, и с такими тезисами я согласен, даже если они мне неприятны».

Загрузка...

«Это ужасно слышать от некоторых моих русских подписчиков в фейсбуке: «Зачем ты живешь и работаешь в России, если считаешь ее страной-оккупантом?» — делится актриса и продюсер Диана Нерсесова. — Но на самом деле это говорит лишь о том, что люди не в теме: они просто не понимают, почему многие в Грузии называют Россию оккупантом. Но я рада, что остается огромное количество людей, продолжающих любить Грузию и всех тех, кто там живет, несмотря ни на какие дезинформирующие сюжеты, комментарии и подбросы в Сети. Меня это настолько греет, что я стала меньше реагировать на негативные отзывы... Сейчас меня больше удручает состояние здоровья молодых людей, пострадавших в Тбилиси во время митинга — некоторые из них лишились глаз, получили другие травмы. Вот это, действительно, трагедия. А все остальное поправимо».

Загрузка...
Загрузка...