17 октября в 09:53

«Ее спасли доли секунды»: тайная жизнь московского метро

Фото: Анна Скржинская
В Центре Гиляровского открылась выставка «Обратная сторона метро», посвященная 85-летию Московского метрополитена. МОСЛЕНТА публикует вошедшие в экспозицию монологи машинистов, электромонтеров, слесарей и диспетчеров, которые рассказывают о той части их работы, которая обычно скрыта от посторонних глаз.

Сергей Попов, помощник машиниста

Фото: Анна Скржинская

В метро мне посоветовал устроиться знакомый, который уже работал тут машинистом. Я пришел в отдел кадров, прошел собеседование, потом медицинскую комиссию. Отучился в учебно-производственном центре и теперь работаю помощником машиниста. Уже тринадцать лет.

Здесь серьезный отбор, и многие молодые ребята не проходят медицинскую комиссию. Очень большое внимание к зрению: если по отношению к старослужащим еще есть какой-то допуск, то молодых сразу отсеивают. А кого-то не берут потому, что с кардиограммой что-то не так, — бывает по-разному. Проверяют тщательно, потому что мы отвечаем за людей. Вдруг с машинистом что-то случится? Особенно для старых поездов это было критично. Сейчас-то поезд остановится сам, если вдруг машинисту станет плохо, — все линии оборудованы автоматической локомотивной сигнализацией.

Рабочий день у меня с восьми утра до четырех вечера. На линии машинисты работают по разному графику: в течение дня — несколько смен по одному маршруту, сменяя друг друга. Конкретно на нашей Арбатско-Покровской линии машинисты работают «в одно лицо» — это значит без помощника. Сейчас на весь Московский метрополитен осталась только одна линия — Филевская , где работают «в два лица»: машинист и помощник.

Работать на новых составах мы переучились быстро, где-то за месяц. Сейчас уже привыкли, конечно, а поначалу было очень тяжело: всегда на смену выходили вдвоем, а тут раз — и стал один в кабине ездить. И всю смену работать одному: до конечной доезжаешь, поменял кабину управления, поехал дальше. Только на обед на определенных станциях делаются подмены машиниста по полчаса или по часу.

Метро само по себе очень интересное, особенно впечатляет, когда в первый раз из кабины видишь, как поезд мчится внутри туннеля, проходит светофоры, которых теперь уже мало осталось...

Сейчас хотят расширить метрополитен. Старые составы потихоньку убирают, появляются новые, типа «Москва». Есть новая система, называется ПРОСТ — Прицельная остановка. Состав сам останавливался на станции, сам с нее отправлялся. Мы периодически эту систему проверяем — ездим, обкатываем ее.

Интереснее было на старых поездах. Сейчас все, кто давно работает, скучают по тем составам, есть такое. Может, ностальгия?

Фото: Анна Скржинская

Гульнара Селихова, старший мастер уборки подвижного состава

В депо «Фили» я работала освобожденным бригадиром, а как в это депо перевелась — меня уже назначили старшим мастером уборки подвижного состава. В моем подчинении по штату около 70 человек. Я каждый день раздаю работу своим подчиненным, веду документацию: журналы, табеля, наряды. Потом проверяю работу, принимаю составы.

На состав идет восемь человек на подвагонное оборудование и еще около десяти человек убирают салоны. Подвагонное оборудование — это колесные пары, редукторы. Все протираем, моем. А составы убираются полностью внутри — сиденья, полы, стекла и так далее.

Внутренняя и внешняя уборка идут одновременно. Сейчас, в связи с пандемией, обрабатываем специальным средством и потом убираем его. Происходит уборка, подготовка, и состав выходит на линию уже чистый. Все для здоровья людей.

Граффити, несанкционированную рекламу, если есть такая возможность, удаляем, а если нет — красим. Если даже химия не берет эти загрязнения, тогда уже ремонт. Иногда идет шлифовка стекол.

Уборка происходит в ночи. И плюс дополнительно у нас на «Курской» обрабатываются шесть дополнительных составов. Они заезжают в специальный тоннель примерно на 40 минут, и за это время уборщики успевают все сделать. То есть состав, который работает на Кольцевой линии, полностью обрабатывается и на линии, и ночью. И утром они выходят полностью чистыми.

У нас нет пока механизированных систем: щетки, тряпки, химия — все вручную делается. Что касается подвагонного оборудования, то в некоторых депо уже есть «Кёрхеры», они моют ими. Конечно, это намного легче, чем мыть пульверизаторами. Но в салоне их нельзя использовать.

Фото: Анна Скржинская

Юрий Снопко, бригадир радиоучастка

Вообще, у меня высшее образование по управлению персоналом. Но не сложилось. Когда еще учился, устроился сюда работать. И потом уже по профессии не пошел, а остался здесь.

У меня дед работал машинистом в этом депо. И я решил попробовать пойти в метрополитен, но только не машинистом, а по радиотехнике, мне это было интересно. Так я оказался в радиоцеху.

У меня уже шестой разряд, я бригадир и теперь учу своих монтеров. В отделе 28 человек. У нас четыре дежурные смены, в каждой механик и три монтера. Работаем круглосуточно, смены меняют друг друга. Раз в месяц происходит производственное обучение. Ребят, у которых разряд поменьше, направляют примерно раз в полгода учиться по вопросам безопасности, по вопросам радио.

Наше отделение занимается обеспечением радиосвязи, то есть диалогов машинистов с диспетчером. Эта связь производится по поездной радиостанции. Связь «пассажир — машинист» тоже обеспечиваем: ищем неисправности, меняем линии.

Также к нам относится видеонаблюдение в составе. Мы контролируем его работоспособность. В случае необходимости полиция привозит к нам запрос, и мы помогаем находить какие-то кадры. Не всегда удается все увидеть, ведь камеры висят сверху. Система нуждается в модернизации, потому что памяти, чтобы записать данные со всех камер, не хватает.

Информация в составе хранится всего 72 часа. И если поступает запрос от полиции, чтобы снять показания с камер, и нет возможности загнать состав для этого в депо, наши ребята работают прямо на линии.

Когда машинист докладывает диспетчеру, это слышат все машинисты на кольце. Но между собой машинисты напрямую не общаются, нет никаких посторонних разговоров. Машинист просто докладывает, что следует по такому-то маршруту, следует по графику, все успевает, состав исправен.

Радиостанции у нас проходят проверку раз в месяц. Это полная ревизия: радиостанция снимается полностью, со всеми блоками, транспортируется в цех, где проходит полную поблочную проверку. Она состоит из блоков, по ним разбирается, обслуживаются все контакты, протираются спиртом, все прочищается. Потом собирается, и начинается ревизия уже с приборами: проверяют и мощность, и девиацию. Потом уже ставим их обратно на состав.

За интернет и систему видеонаблюдения у нас подрядчики отвечают, а мы просто поддерживаем это оборудование.

Екатерина Кускова, старший приемосдатчик груза и багажа

Я пришла работать три года назад на место секретаря руководителя. Но начала с одного – а перешла на другое, занимаюсь непосредственно работой на складе. И знаю депо теперь не только по бумажной работе, а уже изнутри. Это очень интересно.

Чем занимается снабжение, тем занимаемся и мы. В первую очередь это форма, у нас ее специально разрабатывают по эскизам: кепи свои, каскетки. Мы заказываем на год, на определенные месяцы, и нам в эти сроки поставляют.

Есть одежда для инженерно-технических работников, для рабочих и для машинистов. Как положено по охране труда, так и одеваемся. Форму и ботинки выдают на год. Куртку на утепленной подкладке — на три. По сравнению с прошлым годом в этом уже новый дизайн: тоже триколор, но карманы немного отличаются.

Моя работа еще и выездная, так что я бываю в других депо. Новые знакомства дают стимул, и я иду на работу с улыбкой. У нас очень дружный коллектив.

Сам метрополитен построен так, что мы — семья, одна большая семья. Когда приезжаешь в другое депо, тебя за ручку, как ребенка, доведут, расскажут, покажут, где кто, к кому можно обратиться за помощью. В любой момент можно позвонить коллегам, и я не встречала за три года ответа: «Этот вопрос не ко мне». Все всегда стараются разобраться.

Когда я только пришла на работу, был такой случай: одна женщина, уборщик подвижного состава, хотела взять снег с токоприемника и слепить снежок — поиграть. И, наверное, у тех, кто там стоял — и у машиниста, и у инструкторов, — перед глазами пролетела вся жизнь, потому что состав находился под высоким напряжением.

Они все дружно подбежали к ней, схватили и резко оторвали от этого состава. Там доли секунды. Прямо выхватили ее оттуда и даже не кричали на нее, ничего, просто поставили и спрашивают: «Вот что ты сделала?» А она: «Я не сообразила». И потом побелела, у всех просила прощения. Хотя она работала в депо уже лет 30!

Татьяна Демидова, электромонтер радиоцеха

Я попала сюда случайно: бывшие родственники тут работали, и когда дочку родила — из декретного отпуска сюда вышла. Работала в компрессорной — машинистом компрессорных установок. От воздуха у нас работают двери, тормоза. И когда состав стоит в депо, то нужно подать воздух, который компрессорная и качает.

А когда вышла после второго декрета, компрессорную переустроили. Завезли новые компрессоры, за ними смотрит дежурный электрик, другой контроль не требуется. И я пошла в другой цех. Переучивалась на производстве, у своих же товарищей.

Мы работаем посменно: каждый заходящий состав осматриваем на работоспособность микрофонов, радиостанций, переговорных устройств, наддверных табло и световой сигнализации закрытия дверей, бегущие строчки — это тоже наша обязанность.

Фото: Анна Скржинская

Павел Магин, слесарь-пневматик комплексной бригады четвертого разряда

Моя работа — осмотр подвижного состава, выявление неисправностей и их устранение, если это возможно без подъемочного ремонта.

Подъемочный ремонт — это когда вагон загоняют в цех на специальную канаву для полного разбора узлов и агрегатов, отрывают колеса от рамы и проводят сложные работы, такие как замена двигателей, замена колесных пар и тому подобное.

Составы осматриваются и обслуживаются каждый день. И утренний осмотр есть, и дневной, и вечерний, и ночной — в зависимости от того, каким маршрутом состав ходит в определенный день. Либо они заходят в депо — и тогда составы осматривают здесь, либо состав заходит на дополнительный путь станции «Парк Культуры» — и тогда его осматривают уже там.

Мы комплексная бригада, занимаемся не просто осмотром, а заменой определенных приборов, устранением и предотвращением неисправностей.

У нас в восемь утра заходит концевой состав — маршрут № 33, каждый день. Составы этого маршрута меняются ежедневно. То есть если сегодня состав зашел — мы его обслужили за целый день, то завтра он выехал первым маршрутом, послезавтра вторым, потом третьим и так далее. И таким образом каждый состав примерно раз в полтора месяца заходит на наше обслуживание.

В нашей комплексной бригаде человек 60, не считая бригады автоматического регулирования скорости, бригады автоматно-аппаратного отделения и бригады мойщиц-уборщиц. Все они целый день, с восьми утра до пяти вечера осматривают, ремонтируют, проверяют, убирают. И к вечеру один состав готов к работе на линии с пассажирами.

Думаю, нашу работу трудно полностью заменить техникой. Уже есть роботы-пылесосы, роботы, которые моют окна, и так далее. А вот непосредственно работу слесаря, который выявляет неисправности, принимает меры по их устранению, не каждый робот сможет сделать. Здесь же не бывает, что каждый день одно и то же, тут постоянно разный комплекс работ. Сложно научить робота ежедневно выполнять разные процедуры. Он программируется на одну функцию и будет делать именно ее.

Фото: Анна Скржинская

Николай Плетнев, столяр

Я столяр пятого разряда, с 2012 года в этом депо. Здесь еще дедушка мой работал.

Моя работа заключается в основном в обслуживании сооружений, здания. Я могу отремонтировать дверь, мебель собрать. Много что сделать могу: полы, окна — все, что связано с деревом. Мне нравится здесь, дружные ребята, коллектив. Много шутим во время работы.

Праздники у нас отмечаются в актовом зале. На Новый год приглашают семьи, детей сотрудников. Елку ставим. Наряжаем состав внутри и снаружи. После праздника в актовом зале все собираются в составе, его выводят на линию и прокатывают от «Новогиреево» до «Третьяковской» и обратно.

У меня недавно дочка родилась, почти годик. Думаю, что на Новый, 2021 год уже приведу ее.

Марина Афанасьева, оператор электродепо

В мои обязанности входит контроль за работой машинистов, их заступление на смену, контроль за правильным оформлением маршрутного листа. Следим за составами: заходы и выходы из депо, все записываем. Следим за поездной связью диспетчера, целую смену слушаем селектор — все, что происходит на линии. Если вдруг что случается, докладываем руководству, чтобы принимали меры.

Вот у нас доска: с одной стороны — составы, которые стоят в депо, а с другой — составы, находящиеся на линии. Это очень надежная система. Компьютер сломался или нет электричества, а доска работает. Я не знаю даже, сколько ей лет — наверное, сколько депо существует. Есть еще журнал готовности, в котором записаны заходящие составы и все виды ремонтов, произведенные мастерами.

Когда машинист заступает на смену, первым делом он идет к оператору и берет маршрутный лист для прохождения предрейсового медосмотра. Если медик дает допуск на смену, машинист возвращается в дежурную деповского электрохозяйства, изучает должностные инструкции. После этого его инструктирует дежурный по депо или машинист-инструктор. Затем машинист узнает у оператора, на какой канаве находится состав, номера головных вагонов, была ли там перецепка, и идет получать поездной инструмент.

Перед приемкой состава машинист обязательно проверяет готовность и какой вид ремонта производился. На заступление машинисту дается один час, а на полную приемку состава — 47 минут. Приемку производят с обеих голов.

На каждом вагоне с внешней стороны есть БРУ (блок разъединительного устройства), и они должны под каждый вагон заглянуть, БРУ вручную включить. Ведь когда машинист садится в кабину и выезжает с составом на линию — это ответственность. Если что-то случится, он будет решать проблему, поэтому он должен все тщательно проверить.

Если вдруг что-то не работает, какая-то неисправность — тут же в депо сообщает мастеру, чтобы пришли, посмотрели и отремонтировали или предоставили ему исправный состав для работы на линии.

В депо заступают машинисты локомотивных бригад, которые принимают состав и выводят его на линию. Уже на линии делаются подмены. И на станции «Парк Культуры» есть пункт, где находится комната приема пищи и отдыха машинистов.

Фото: Анна Скржинская

Оксана Гусева, уборщик производственных помещений

В метро очень теплая атмосфера, коллектив хороший. Для нас, уборщиков, работа каждый день одна и та же — наводить чистоту. Ведь если не мы — депо будет грязное. Я здесь убираю, конечно, не одна. У нас бригада девочек. Работаем по графику: пять плюс два.

Вообще, в метрополитене значительно больше мужчин. Но вот недавно мы ездили на «Проспект Мира» слушать лекцию — так вот, женщины скоро смогут стать машинистами. До 1961 года были, оказывается, женщины-машинисты, и вот сейчас это опять возобновляется. У нас уже одна девушка учится, будет работать на Филевской линии.