07 ноября в 00:05
13 мин.

«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги

Латекс, кляпы, веревки, унижения, боль и жесткий секс — примерно такой набор ассоциаций может возникнуть от аббревиатуры BDSM у человека, лично не сталкивавшегося с этой эротической субкультурой. Ее поклонники говорят, что такой набор штампов если и отражает действительность, то очень однобоко, а BDSM — это тонкая психологическая работа, основанная на чувстве абсолютного доверия. Девушка, сделавшая женское доминирование своей профессией и уже много лет встречающаяся с мужчинами, чтобы на время стать их госпожой и богиней, рассказала «Мосленте», чем такие свидания отличаются от интим-услуг, как она сама пришла к решению зарабатывать подобным способом, кто приходит к ней на сессии и зачем людям это нужно.
«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги
Фото: Shannon Stapleton / Reuters

«Что-то, пришедшее изнутри»

Меня зовут Тейя Табу. Под этим именем меня знают и воспитанники, и друзья по миру BDSM, и подписчики моей страницы в Instagram. Уже 12 лет я — доминатрикс, госпожа, женщина, которая доминирует над мужчинами. За деньги.

Я родилась и выросла в Минске. Мои родители придерживались довольно стандартных, даже строгих взглядов на взаимоотношения мужчины и женщины, и сама тема сексуальности была табуирована в нашей семье. Но я была очень любопытным подростком.

Познание себя и поиск контакта со своим телом были для меня естественными, природными потребностями. Это было что-то, пришедшее изнутри, чему не могли воспрепятствовать ни мое окружение в то время, ни достаточно традиционное советское воспитание.

Свою привлекательность и сексуальность я начала осознавать, когда мне было 14 лет. Она воспринималась, как неожиданный бонус, своеобразная энергия, которую я могу направлять по собственному желанию.

Уже в 16 лет у меня появились отношения с одним молодым человеком. Возможно, сейчас кажется, что все произошло слишком рано, но я так не думаю. Я испытывала к нему интерес, влечение. И часто брала инициативу в свои руки. Тогда и начались первые эксперименты.

«Моя девочка»

Все эксперименты в моей жизни всегда происходили по моей инициативе. С самого начала. Вопреки распространенным историям про взрослого мужчину, начинающего встречаться с неопытной девушкой, обучающего ее, раскрывающего или сюжетам о девочках, влюбляющихся в плохих парней, я играла по другому сценарию. И в нем тем самым «плохим парнем» была я сама.

Желание надеть на себя что-то необычное, заняться любовью, не снимая с себя туфли и чулки, различные ролевые игры, желание накрасить своему парню глаза и многое другое — все эти фантазии зарождались в моей голове, когда я была еще совсем юной. И для меня они были абсолютно естественными.

Тогда я, конечно, не предлагала своему мальчику ничего шокирующего или, тем более, унизительного.

Все это превращалось в занимательную эротическую игру, приносившую радость нам обоим. Мы шутили и дурачились.

Тогда мы оба были музыкантами. Я пела в одной команде, а он был гитаристом в другой. И, например, мое предложение накрасить ему глаза не вызывало отторжения. У рок-музыкантов это распространенная практика. Помню, я делала ему подводку, а потом называла «моей девочкой», пощипывая за бока и за ягодицы. Нам было весело.

Через такое, довольно невинное баловство во мне уже проявлялись признаки будущей доминатрикс.

«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги

Фото: Jae C. Hong / AP

«Отношения с доминатрикс — это антисекс»

BDSM — это настоящая эротическая субкультура. Эти четыре буквы — аббревиатура практик, которые используют ее поклонники. Они расшифровываются так: BD — bondage & discipline (бондаж или связывание и дисциплина), DS — domination & submission (доминирование и подчинение), SM — sadism & masochism (садизм и мазохизм).

Доминатрикс подчиняет себе мужчин, доминирует над ними, но отношения с ней — скорее антисекс, чем секс. По крайней мере, классическим сексом она с воспитанниками не занимается никогда. Эта практика его не предполагает, а даже исключает.

Для мужчины, вступающего в такие отношения, госпожа — это богиня, воспитатель, наставник, даже коуч. Она становится объектом поклонения, обожествления, обожания. Это недосягаемая фигура, которую, конечно, можно желать страстно и нежно, но нельзя обладать ею, как обычной женщиной.

И в этом основное отличие доминатрикс от девушек, предлагающих интим-услуги. Иногда нас, конечно, обвиняют в проституции. Но что подразумевается под этим словом? Любые услуги с эротическим подтекстом, оказанные другому человеку за деньги? Тогда, конечно, можно прировнять нас к представительницам «древнейшей профессии». Но тогда вместе с нами в этом ряду окажутся еще многие девушки, которых давно не принято называть проститутками. Например, стриптизерши.

Еще одно принципиальное отличие — что и как будет происходить во время встречи с мужчиной решает именно госпожа. Только она устанавливает правила. Она может принять во внимание пожелание воспитанника, его ограничения, запретные для него вещи, но доминатрикс всегда оставляет последнее слово за собой. Это же правило действует относительно любого контакта мужчины с ее телом, любого прикосновения. И это классика взаимоотношения госпожи с тем, кто добровольно решил на некоторое время стать ее рабом.

«Все происходит там, где появляюсь я»

Я начала зарабатывать как доминатрикс, когда мне было 24 года. Тогда я еще жила в Минске. BDSM-культура тогда находилась в глубоком андерграунде даже в Москве. В моем городе поиск людей в теме тем более был довольно сложным. Но мне было очень интересно, так что трудности меня не пугали, а скорее подстегивали.

Я находила в сети тематические сайты. Тогда их было совсем немного. Там я знакомилась с людьми, начинала общаться. А еще мне удавалось находить разные мероприятия по нашей теме и участвовать в них.

Я практиковала исключительно женское доминирование и отличалась от многих девушек, заинтересовавшихся тогда BDSM. Они пришли в тему из другой, «древнейшей» профессии, так что там были свои нюансы. Могу точно сказать: решение стать доминатрикс, встречающейся с мужчинами на платной основе, было моим личным выбором и соответствовало моим предпочтениям. Мне просто нравилось, как все это выглядит.

Тогда же я начала делать перформансы в образе госпожи. По образованию я театральный режиссер. Параллельно частной BDSM-практике с мужчинами я выступала как мим и аниматор.

Тогда и появилась идея совместить одно с другим и выступать в образе доминатрикс на различных вечеринках. Мой первый публичный выход в этом качестве состоялся на вечеринке, которая называлась «Улица красных фонарей». Так и пошло. А мои фото с перформансов начали разлетаться по сети. Вскоре меня заметили и в российском BDSM-комьюнити. Мне писали и спрашивали, что это за вечеринки и как на них попасть. Я отвечала коротко: все происходит там, где появляюсь я.

«Я швырнула деньги ему в лицо и ушла»

Мне очень хорошо запомнилась одна из моих первых сессий в качестве доминатрикс. Очень короткая. Тогда в Минске не было специальных сайтов, где коммерческая доминатрикс могла бы спокойно разместить свою анкету. Информацию можно было оставить только на страницах, где себя предлагали девушки с совсем иным набором услуг. Но выхода не было.

«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги

Фото: Globallookpress.com

Там меня находили мои первые воспитанники. Тогда я не до конца понимала, что многие мужчины не понимают сути взаимоотношений с доминатрикс и не знают этики подобных встреч. Многим из них это вообще не было нужно. Они не хотели реальной практики. Им казалось, что в нее можно просто поиграть перед стандартным сексом. А я тогда была довольно наивно убеждена, что BDSM-доминирование, тем более женское должно быть таким же академическим и этичным, как об этом пишут в тематической литературе. Мужчина по умолчанию представлялся готовым рабом, уже знающим правила и понимающим их. И он должен был быть по умолчанию счастлив, если я, например, даю ему поцеловать свои ножки.

После той встречи я осознала, насколько все воспринимают эту тему по-разному и сколь важен индивидуальный подход к каждому человеку.

Я приехала к мужчине, переобулась и отдала какой-то приказ. Он начал возмущаться. Ему не понравилось мое поведение, и он стал бурно выражать свое недовольство.

До этого у меня были отношения с воспитанниками не на денежной основе, а на волне общего интереса. И такого не было никогда. Я поняла разницу. Но не приняла.

Меня возмутило его поведение настолько, что я швырнула деньги ему в лицо и с оскорбленным видом ушла. Сейчас, если честно, я бы тоже сразу закончила встречу, но оплату забрала бы с собой. Если мужчина ведет себя недолжным образом, это его проблема. А мое время должно быть компенсировано.

«Здесь у тебя есть выбор»

Я не собиралась переезжать в Москву. При этом у меня было много поклонников и приятелей в этом городе. Мы общались в сети, часто переписывались. Где-то десять лет назад я оказалась здесь впервые: один из моих поклонников очень хотел, чтобы я прилетела. Так я начала жить на два города.

Около шести лет назад у меня начались близкие и именно тематические отношения с одной девушкой. Она была из Москвы и очень хотела, чтобы я была поближе к ней и оставалась в этом городе подольше. В итоге я переехала.

К этому моменту я была знакома со многими людьми из московского комьюнити. И здесь мне было гораздо интереснее, чем в Минске. Все просто. По сравнению с Москвой, там практически нет BDSM-мероприятий, вечеринок, специализированных клубов. Конечно, есть сайты, где люди знакомятся, общаются и что-то обсуждают, но большинство вечеринок закрытые и проходят в каких-то коттеджах.

В Москве все не так. Здесь у тебя есть выбор. Например, в городе существуют клубы, куда можно прийти на обучающие встречи. Есть вечера знакомств.

И в Москве проводятся великолепные вечеринки, как сугубо тематические, так и, к примеру, более «лайтовый» Kinky Party, который я горячо люблю и уважаю, или молодой проект «Назло маме», правда он не совсем про нашу субкультуру. А еще здесь проходит ежегодный BDSM-фестиваль, на который съезжаются люди из разных городов России, Беларуси и Прибалтики.

«Риск столкнуться с неадекватом есть везде»

Я посещала множество мероприятий, но нигде не встречалась с гостями, позволявшими себе, скажем так, недолжное поведение. Возможно, мне просто везло. Конечно, риск столкнуться с неадекватом есть всегда и везде. Но мы можем встретить такого человека даже в обычном ресторане. На все 100 процентов не застрахован никто и никогда.

«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги

Фото: Globallookpress.com

Но с вечеринками в стиле BDSM разговор особый. Во-первых, на большинство масштабных мероприятий высокого уровня просто так не попасть.

Организаторы стараются сразу же отсеять неадекватную публику. Желающий прийти на вечеринку подает заявку, где указывает ссылки на свои аккаунты в соцсетях, и проходит отбор.

На человека смотрят, оценивают и принимают решение, пустить его или нет. Сейчас почти все так делают. Просто так, с улицы на такие мероприятия не попадешь.

Также везде действует фейс-контроль. Если человек находится в измененном состоянии сознания или выглядит крайне неопрятно, его вряд ли пропустят. И, конечно, на подобных вечеринках в клубах всегда работает серьезная охрана, строго следящая за порядком.

«Для тех, кому нравится, чтобы ими владели»

Я работаю в нескольких локациях в Москве. Это и тематические студии, и определенные апартаменты с различным антуражем. Зависит или от моих личных предпочтений, или от сценария нашей встречи.

Сейчас меня практически не беспокоят мужчины, путающие BDSM-практики и секс-услуги. Вся фишка нашей субкультуры в ее эстетике и психологизме. Жаль, что еще не все понимают, что это не очередной затейливый способ переспать друг с другом. Если со мной связываются мужчины с таким запросом, мой ответ однозначен: нет. Это не мое. И непонятно, зачем обращаться к госпоже, чтобы тебя принудили к оральному сексу или попробовали использовать страпон (фаллоимитатор, состоящий из трусиков-ремешков и насадки в виде фаллоса — прим. «Мосленты»)? Можно обратиться к девочкам по вызову и попросить их об этом.

На встречах с доминатрикс одна из распространенных и, честно говоря, близких мне практик — фут-фетиш или взаимодействие с женскими ножками. Она подразумевает поцелуи пальчиков и стоп, моменты, когда госпожа ставит их на лицо воспитанника. Она может даже поставить их на его обнаженное тело. Решать ей.

Запрос на страпон, если честно, тоже довольно распространен. И далеко не всегда мужчины, желающие, чтобы женщина им воспользовалась, позиционируют себя, как полностью подчиненные.

Бывает, что им не нужен никакой прессинг, давление или принуждение. Они просто хотят побыть в пассивной роли.

Если человек не хочет испытывать подобные физические ощущения, он может просто переодеваться в женскую одежду. Это попытка принять на себя пассивную роль именно психологически. Ну, и надеть на себя что-то подобное — распространенная мужская фантазия.

И есть любители отдельно BDSM, особенно бондажа и других способов ограничения подвижности. Здесь основной упор на ощущении себя пленником, скованным по рукам и ногам. Это для тех, кому нравится, чтобы ими владели. Также есть любители веревок, кандалов, зажимов для сосков, воска, масок на глаза и электроигр, для которых используются специальные стимуляторы. Такой набор практик может понравиться человеку, не склонному ставить себя в подчиненную позицию, скорее доминантному мужчине.

«Абсолютно разные люди»

Хорошая доминатрикс за продолжительную сессию, например, за шесть часов, может заработать в среднем около 100 тысяч рублей. Но даже неопытные девушки, у которых нет ни студии, ни приспособлений, ни опыта, зато есть своя харизма, могут за малое время зарабатывать от пяти тысяч рублей.

Собирательного образа мужчины, обращающегося к доминатрикс, не существует. Ко мне приходят все. Это люди абсолютно разного возраста, социального статуса, профессий — от учителя математики до тех, кто связан с общественной деятельностью, политикой и крупным бизнесом. Среди моих воспитанников были музыканты, режиссеры, художники, частные предприниматели, иностранцы, преподаватели английского и многие другие.

Хватает и тех, кто встречается со мной постоянно, и новичков, для которых такая встреча — еще не исследованный опыт. Кто-то наблюдает за моим развитием еще со времен перформансов в Минске. А кто-то ходит к разным доминатрикс, изучая свои реакции на сессии с каждой из нас.

Перед встречей мы обсуждаем правила и пожелания в переписке или телефонной беседе. Что-то может быть оговорено уже на месте, когда человек приехал на сессию. В процессе тоже могут быть какие-то нюансы и корректировки.

Я работаю и с женщинами, но предпочитаю раскрывать в них потенциал доминирующих, а не доминировать над ними. Также на сессии иногда приходят пары. Это требует тонкой сонастройки и с мужчиной, и с женщиной, чтобы все сумели раскрыться, и никто не испытывал ревности.

«Ко мне идут все — от учителей математики до политиков и бизнесменов». История доминатрикс, подчиняющей россиян за деньги

Фото: Thomas Peter / Reuters

«Самое важное — эмоциональный контакт»

Кто-то приходит с горящими глазами, полной готовностью, воодушевлением и предвкушением, даже если это первый опыт. Такой человек, как правило, хорошо понимает свои желания. У кого-то опыт общения с доминатрикс уже был, но он никогда не встречался со мной, и это может быть фактором волнения.

Иногда волнение настолько сильно, что мешает перейти к практикам. Я всегда очень много говорю с воспитанниками, особенно если вижу закрытого человека.

Самое важное — эмоциональный контакт. Есть чувствительные от природы люди, с которыми он устанавливается естественно. Но приходят и те, в ком живет глубочайшее чувство вины, у кого подавлены свои желания, люди с навязанными негативными установками. Иногда перед самой практикой приходится раскапывать целые пласты в человеческой психике.

Общение с доминатрикс во многом строится на чувствах доверия и приятия. Это действует исцеляюще. Это терапевтично.

«Не хочу напугать своего мужчину»

Я счастливый человек. Все мои близкие знают, чем я занимаюсь, и принимают меня такой, какая я есть. Родителей мне, конечно, пришлось долго подготавливать к этому, но и они, в итоге, адекватно восприняли мой выбор. Они не задают лишних вопросов, зато видят, что я обеспечена, работаю по свободному графику и получаю много добра от окружающего мира, а также много благодарностей от тех, кто приходил ко мне. О моей профессии знает даже мой 14-летний сын. Правда, без особых подробностей.

И я всегда говорила своим партнерам об этом в самом начале отношений. Никогда не понимала, зачем врать.

Они относились по-разному. Но все знали: я верная, заботливая девушка, способная быть ласковой и нежной, несмотря на профессию. Одни отношения, правда, у меня из-за этого распались. Было очень болезненно. Это было еще в Минске. Но здесь, в Москве у меня сложились отношения с человеком, который сам был в теме, имел опыт доминации. Это был максимально гармоничный союз. Мы пять лет прожили вместе. Он понимал меня, помогал мне. Но, к сожалению, и эти отношения закончились.

Сейчас, через год свободного плавания мое сердце снова не свободно. Но мой мужчина абсолютно далек от BDSM. Он поначалу относился скептически к тому, чем я занимаюсь, но, понаблюдав за мной, изменил свою точку зрения. Кстати, я думаю, что из него мог бы получиться неплохой доминант.

В наших личных отношениях мы не используем какие-то особые практики. Мне настолько хватает этого, что я не испытываю нужды в них, когда нахожусь со своим партнером. Мне нравится этот контраст. Дома я могу быть домашней, спокойной, получать от мужчины ласку, заботу и нежность, а потом на сессии даю волю другой своей стороне.

Конечно, характер никуда не денешь, так что иногда я не могу удержаться, чтобы ни ущипнуть моего партнера за попу или как-то еще похулиганить. Ничего не могу с собой поделать. Но держу себя в руках: не хочу напугать своего мужчину.

Партнерские материалы