20 апреля в 10:32

«Когда я только заболел, мне было стыдно»: о чем говорят пострадавшие от коронавируса

Фото: @mariaionovagribina
Московский фотограф Мария Ионова-Грибина сегодня снимает таких же, как она. Или - как мы все: то есть попавших в самоизоляцию или на карантин, застрявших в других странах, заболевших коронавирусом, тех, кто потерял свой заработок, и тех, в чьих странах полностью или почти полностью запретили выход на улицу. Мария снимает героев по скайпу и размещает фото вместе с историями на своей странице в инстаграмм. МОСЛЕНТА поговорила с фотографом и попросила разрешения опубликовать некоторые из вошедших в проект историй.

Давай начнем как бы немного издалека: идея проекта возникла у тебя…

Примерно сразу же после того, как стало очевидно: всем нам придется сидеть дома. Я подумала: да, в целом, как художнику, мне это не причинит особых страданий, потому что дел, которые я могу делать, не выходя из квартиры, у меня полно. Я могу продолжать работу над своими проектами отбирая и обрабатывая съемки сделанные ранее, разбирать архивы, разрабатывать новые концепции, могу заняться созданием объектов, работать с какими-то материалами, в ручную печатать фотографии. Но! Так как буквально за одну неделю марту у меня слетели все запланированные съемки, я стала срочно думать, как же заработать, иначе деньги у меня кончатся уже недели через две. Тогда-то и написала знакомым фоторедакторам, сказав, что могу делать что угодно – коллажи, рисовать, так как по образованию я художник, то есть могу продолжить иллюстрировать какие-то материалы для СМИ. И еще предложила попробовать снимать через веб-камеру героев для новых материалов. В тот момент я сразу и начала именно этим способом снимать свой проект.

Скажи честно: обида на тех, кто отменил уже запланированные съемки, у тебя была?

Мария: Да нет, конечно. У меня очень много друзей в разных странах, поэтому я прекрасно понимала, что ситуация, когда всем придется сидеть по домам, докатится и до нас. Это, во-первых. Во-вторых, я снимаю много для таких материалов, герои которых – люди с ослабленным здоровьем. И в нынешней ситуации идти к ним было бы просто очень опасно – для них, в первую очередь. С частными заказчиками мы отменили съемки по обоюдному согласию.

«Съехались спонтанно, ничего не планируя»

Николя, 42 года, коммерческий директор корпоративных бутиков, парижанин, но сейчас живет в Москве. Надя, 36 лет, художник, Москва, Россия.

«Самоизоляция у нас длится уже 2 недели, все эти 2 недели мы сидим дома. Мы съехались спонтанно, ничего не планируя заранее. Одним днем собрали вещи и рыбок. Свободного времени сейчас очень мало, у Нико напряжённая работа, у меня 11-летний сын и работа. Заказали настольные игры и вечерами режемся, много готовим, смотрим фильмы.

Были конечно страхи - как мы будем вместе, но нам хорошо. Мы не пожалели о принятом решении...

У нас есть друзья-врачи, в Париже и в Москве, поэтому мы знаем - им сейчас тяжело, как никогда. Хотим поддержать врачей и их пациентов. Именно в эти дни очень важна наша социальная ответственность. Карантин закончится, но чтобы это произошло быстрее, нам всем нужно немного подождать и подождать дома, не быть эгоистами и стараться быть позитивными!»

Съемка на веб-камеру - это какая-то новая фишка, продукт самоизоляции?

Мария: Давно уже не новая. Просто до недавнего времени этот прием использовался фотографами, скорее, как высказывание, концепция, а не только способ съемки. Для меня же это оказалось единственным рабочим приемом. Я не думаю, что этот способ фотографирования должен с чем-то конкурировать, потому что онлайн – это просто один из многих методов съемки. Он имеет право существовать точно так же, как любой другой. В обычном режиме жизни автор может выбирать скажем средний формат или полароид, цифровую профессиональную камеру или мобильный телефон, делать кадры с длинной выдержкой или использовать какую-то специфическую оптику, исходя из своих творческих и технических задач. А сейчас автор сильно ограничен, пожалуй только репортажные фотографы, которые освещают события в мире, остались на своих местах. В общем, я стала пробовать и экспериментировать.

«Ни родственников, ни друзей, ни фотографа»

Александр и Ника, 38 лет, Москва, Россия. Фотограф-документалист и редактор.

«Мы вместе 10 лет. С сегодняшнего дня мы женаты.

Дата свадьбы выпала на разгар пандемии covid-19 и режим самоизоляции в Москве. Отменять свадьбу не стали, хотя до последнего не было известно будут ли работать ЗАГС. В нашем случае ситуация усложнялась тем, что регистрация брака должна была пройти на территории ВДНХ, закрытого для посещения уже несколько недель.

На церемонии разрешили присутствовать только нам. Ни родственников, ни друзей, ни фотографа. Пропускали по спецспискам на КПП парка и строго только вдвоем.

Цветы заказали по интернету, бесконтактной доставкой накануне вечером. Еду - на вынос. Обручальные кольца, заказанные в Латвии, все еще в пути из-за закрытия границ между странами и сложностями с почтовыми перевозками.

Ощущение утопического романа: все, что могло, ушло в онлайн пространство, связи между людьми минимизированы, семьи автономны, как жители подводных лодок.

Город пустынен и постапокалиптичен. От этого ощущение нереальности происходящего только сильнее».

Съемка – это всегда тесный контакт фотографа и того, кто по другую сторону объектива.

Мария: Снимающий должен выстроить правильный кадр, создать правильное настроение. Возможно ли это, когда тот, кого ты фотографируешь, находится за много километров от тебя? По-разному бывает. И зависит не только от фотографа, но и от людей, от того, насколько они готовы к экспериментам, ведь для них такой способ непривычен. Вот вчера, например, я снимала девушку, которой было проще позировать не перед фронтальной камерой своего телефона, а перед обычной, потому что тогда она не видит себя и не думает о том красивая у нее поза или нет, наблюдая картинку на экране. Другие же наоборот отмечали, что им легче, когда они себя видят. Если у человека работает фронтальная камера, то свою я всегда отключаю, для того, что бы люди больше сосредоточились на моем голосе и четко выполняли мои просьбы.

Много ли у тебя уже отснято людей непосредственно для проекта про КОВИД-19?

Мария: Много снимать я не успеваю, потому что, мало того, что у меня есть и другая работа, так еще со мной постоянно маленький ребенок. Сначала я снимала тех, кто заболел коронавирусом, потому что в сети была популярна тема, что, мол, вируса вообще-то не существует, мол, это все выдумки журналистов. Все спрашивали друг у друга: «У вас есть хоть один знакомый заболевший?» И я решила, что, если буду снимать таких заболевших, то смогу показать сомневающимся, что ситуация действительно серьезна. Но ситуация быстро менялась, в подобном «убеждении» надобность пропала, вскоре проект стал расширяться, и теперь я снимаю совершенно разные истории, так или иначе связанные с пандемией.

«Нам всем придется переболеть»

Дмитрий Костюков, 36 лет, художник, фотограф. Россия/Франция, живет в Париже.

«28 марта я почувствовал, что заболел. Появилась очень сильная слабость, я почти не мог ходить, головокружение при поворотах головы, температура, боль в горле. Врач сказал, что это ковид 19. Тесты во Франции делают только самым уязвимым категориям населения – пожилым и людям, страдающим хроническими заболеваниями. Сегодня президент заявил, что с 11 мая тестировать будут и тех, у кого проявляются симптомы коронавируса.

Когда я только заболел мне было стыдно. Я переживал, что могу заразить родственников, что не смогу работать, что я заболел первый из коллег, с которыми я освещал, как репортажный фотограф, коронавирус. Волновался, что не смогу снимать, пока не поправлюсь, и что я своей болезнью причиню хлопоты близким. Но я радовался, что смогу поспать и побыть один во время изоляции.

Во время болезни я в основном спал. Трудно было на чем-то сосредоточиться. Старался отвечать на мейлы и сообщения. Пытался читать или смотреть кино, или писать работу, которую я должен закончить, но из этого ничего не получилось.

Нам всем придется переболеть. Больше всего я переживаю не за сам вирус, а за то, как мы, общество, на него отреагируем. Под "отреагируем" я имею в виду именно процесс реагирования - тысячи больших и маленьких решений отдельных людей, политиков, институций и общества в целом, а не конечный результат, который, возможно, никогда и не настанет».

Есть истории, тронувшие тебя сильнее всего?

Мария: Знаешь… Наверное, нет. За свою жизнь я сняла столько людей и выслушала столько историй, что растрогать меня уже довольно сложно. Скорее это можно назвать сопереживанием, особенно если человек оказался в трудной ситуации, сопереживаю я всегда, пропускаю через себя. Но я понимаю: пандемия пандемией, карантин карантином, но в любых условиях всегда есть и будут люди, которым плохо, тяжело, грустно, а есть и те, кто счастлив, кому сейчас хорошо. Такова жизнь.

«Не будьте эгоистами, сидите дома!»

Дарья, 22 года, студентка РНИМУ им. Пирогова, Москва, Россия.

«Я проработала волонтером в больнице на Коммунарке две недели (30 марта-12 апреля). Это самая крупная коронавирусная больница.

Пошла в волонтеры, потому, что это связано с моей профессией - я не могла оставаться в стороне во время пандемии. Так как я доброволец, график был свободный, я приходила и уходила когда захочу. Бывало дежурила и по 6 часов, бывало по 10.

Выполняла обязанности медсестры - разводила антибиотики и делала уколы...

Сейчас я получила сертификат медсестры и хочу устроиться туда на работу. Я не боюсь заразиться, а вот принести эту заразу домой очень не хотелось бы. Я живу с родителями, они сначала лояльно относились к моему волонтерству, но потом попросили, чтобы я прекратила.

Я хочу работать на Коммунарке.

Родители понимают, что если я хочу быть медиком, мне придется работать и в такой ситуации. Отдельно жить возможности нет, но я соблюдаю безопасность. В больнице мы надеваем противочумный костюм : бахилы до колен, две пары перчаток, респиратор, очки, и сам костюм с капюшоном. На каждом углу стоит антисептик.

Все, что могу сейчас сказать людям : победили чуму, победим и это».

Посмотреть эти другие снимки Марии Ионовой-Грибиной из проекта, посвященного КОВИД-19, можно на странице фотографа в инстаграмм и Facebook.