17 июня в 13:27

Куда отправиться в отпуск после карантина: топ-10 самых лучших мест России для путешествий

Фото: Depositphotos
Недалекое прошлое вгоняет в тоску: согласно недавно проведенному опросу, 20 процентов россиян признались, что им тоскливо при просмотре чужих фотографий из путешествий, 15 процентов упомянули про раздражение и 8 процентов — про зависть. Недалекое настоящее тоже не вселяет оптимизм: из-за угрозы распространения коронавируса премьер-министр Михаил Мишустин порекомендовал россиянам отказаться в этом году от отпуска за границей. Что остается? Немного успокоившись, заняться внутренним туризмом. Благо интересных мест для этого навалом. Составить топ-10 самых небанальных маршрутов МОСЛЕНТА попросила рассказать этнографа, путешественника и автора книги «Люди на карте. Россия: от края до крайности» Владимира Севриновского.

Алтай: «Ничего красивее не видел!»

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

«В моем личном топе — особенно в той его части, что касается природы — на первом месте безусловно стоит Горный Алтай. Я, кстати, сам собираюсь туда смотаться в ближайшее время… Честно скажу: посетив порядка 75 стран, ничего красивее я не видел!

Идеальное время, чтобы туда поехать — август и начало сентября. Но даже сейчас там днем уже больше 20 градусов тепла.

Инфраструктура в Горном Алтае относительно развитая, так что каждый может выбрать отдых по себе. Для любителей спокойного отдыха тут построили неплохие гостиницы в красивых местах, а для людей вроде меня есть отличнейшие горные походы — как пешие, так и конные. Единственный недостаток путешествия на лошади — есть шанс вернуться домой потолстевшим. Кроме того, тут есть еще сплавы по рекам и автомобильные туры.

Имейте в виду: на Алтае невероятно вкусная вода в родниках и реках и рыба, например, хариус».

Камчатка: «Медведи не обидят, если ты не идиот»

Фото: Toni Pfaffenbauer / imageBROKER.com / Globallookpress.com

«В России это одно из главных туристических направлений для иностранцев, потому как на Камчатке можно без проблем найти кучу самой разной экзотики. При этом билеты туда стоят довольно по-божески.

Что здесь есть из достопримечательностей? Во-первых, геотермальные воды. То есть живешь ты, например, зимой в избушке, отапливаемой из природных источников, выходишь из нее по снегу и тут же ныряешь в теплый бассейн. Во-вторых, огромнейшее количество медведей и лис — рай для фотографов дикой природы. Опасно ли это? В августе, когда лосось идет на нерест, хищники сыты и сравнительно неагрессивны — если, конечно, ты не полезешь обниматься с медведицей и медвежатами, но для этого нужно быть совсем уж идиотом.

Минус один: попасть в самые туристические места Камчатки — в ту же долину Гейзеров — весьма затратно, потому что заброска осуществляется вертолетом. Желающим сэкономить я бы посоветовал объездить окрестности Петропавловска-Камчатского, где есть несколько интересных сопок, и добраться автобусом до села Эссо».

Байкал: «Подойти к поездке небанально»

Фото: Globallookpress.com

«Это суперраскрученное место, однако к поездке на Байкал можно подойти и небанально. Поясню, в то время, когда я там был, большинство туристов ломилось на остров Ольхон. Ничего плохого о нем не скажу: это нормальный туристический остров, где можно покайфовать, посмотреть на псевдошаманов, покататься на лошадках.

Но есть и более занятные варианты. Один — зайти со стороны Бурятии. Тем более, что сама Бурятия место крайне интересное. Можно заодно подняться по реке Баргузин, посетить Баргузинский заповедник, пообщаться с интересными людьми, посмотреть красивую природу и при этом избежать адовой толпы туристов. Второй же — ехать на Байкал зимой, потому что байкальский лед невероятно красив и фотогеничен… Но вообще Байкал можно исследовать со всех сторон. Если с юга — то можно посмотреть Кругобайкальскую железную дорогу, которая сама по себе уникальный инженерный памятник. Я шел по ней пешком три дня — вдоль Байкала, среди красивейших мест. А с севера Байкала — если проехать чуть дальше по БАМу, можно добраться до Чары, чтобы посмотреть урочище Чарские Пески и хребет Кодар».

Ямал: «Вкуснее рыбы не ел!»

Фото: Depositphotos

«Попасть сюда относительно просто — поезд из Москвы до Ямала идет всего две ночи. При этом Ямал — просто космос. Если с помощью туристической компании или, договорившись с оленеводами, добраться до тундры, можно увидеть людей, до сих пор ведущих традиционный образ жизни, что и невероятно интересно, и невероятно красиво, и невероятно фотогенично.

Вместе с детьми я бы ехать «дикарем» не рекомендовал, потому что условия тут, конечно, непростые. А вот взяв тур, почему бы и нет. К тому же, как и везде на севере, на Ямале отличная еда — более вкусной рыбы, чем северная, я вообще не ел! Причем подают ее в самом простом виде. Та же строганина настолько прекрасна, что не требует особых кулинарных изысков, хотя в Якутии есть рестораны, превратившие местные блюда в высокую кухню».

Колымский тракт: «Оленеводы похожи на эльфов»

Фото: В. Меньшиков / РИА Новости

«Это знаменитая гулаговская «дорога костей», интересная по многим пунктам. Начинать путешествие можно в Якутске, который, хоть и находится в вечной мерзлоте, красив и полон жизни. Отдельно хочу отметить, что здесь удивительная власть. Приехав в город по делам, я пошел в мэрию. У входа сидит охранник, которому я протягиваю паспорт. А он, удивленно на меня посмотрев, спрашивает: «Зачем?» Для меня тогда наступил момент истины: а ведь и правда, зачем? Зачем я везде должен совать свой несчастный паспорт? Зачем его везде должны смотреть? В Якутске в мэрию может зайти абсолютно любой человек и без проблем подняться на этаж, где работает мэр. Фантастика! Не могу не сказать и про ресторан «Рекаозеролес», где местная еда настолько крута, что я ел там каждый день в течение двух с половиной недель, и мне не надоело. А я человек в еде весьма привередливый.

После Якутска с его рынками и окрестностями я советую отправиться по Колымскому тракту в Оймякон — знаменитый Полюс холода. Хотя с ним за звание самого «отмороженного» населенного пункта мира борется и Верхоянск. В марте, к примеру, я там застал слет Дедов Морозов. Собрались и русский Дед Мороз из Углича, и карельский Паккайне, и, конечно, якутский Чысхаан. Он, помнится, повел финского Йоулупукки париться в баню. Они там дерябнули водочки с начальником местной администрации, с которым в итоге Йоулупукки договорился, что приедет в Оймякон летом охотиться на оленей…

Для меня поездка к местным оленеводам была большим опытом. Представляете, они до сих пор скачут на оленях верхом, словно эльфы в фэнтези вроде «Властелина Колец». Помимо оленей, здесь еще пасут лошадей, благодаря чему я до сих пор помню, как готовить жеребячьи кишки. Жаль, что летом из-за разлива рек сюда бывает сложно добраться.

Заканчивается Колымский тракт в Магадане. Есть стереотип, что этот город — средоточие ада. Что действительности не соответствует совершенно. Наоборот! Ты едешь через мрачные города и полузаброшенные деревни, через вечную мерзлоту, и вдруг оказываешься в симпатичном городе на берегу моря с активной молодежной жизнью, с людьми, ставящими ловушки на крабов, и буддистами, готовящими суши. Я в Магадане просто отдыхал душой!

Дальневосточная авиация спонсируется государством, поэтому билеты сюда не очень дорогие, где-то в районе 14 тысяч рублей, что вполне по-человечески, учитывая, сколько времени лететь. Но вообще это, конечно, маршрут для людей с более-менее приличным уровнем дохода: еда в пути между Якутском и Магаданом стоит очень дорого. Возможно, дороже, чем где бы то ни было в России».

Чечня — Дагестан: «Оптимально для недели»

Фото: Janet Wishnetsky / Impact Photos / Globallookpress.com

«Если говорить об этнографическом опыте, самые крутые места России — крайний север и крайний юг. Что до последнего, то это, конечно, наши северокавказские республики.

Методом проб и ошибок я выработал, кажется, оптимальный недельный маршрут по Дагестану. Начинается он в соседней Чечне. После осмотра Грозного мы с туристами едем на озеро Кезеной-Ам, до которого добираться часа два с половиной. Там есть неплохой отельчик — такие честные три звезды. В нем можно и заночевать, а утром отправиться в Ботлихский район Дагестана, где начинаются настоящие чудеса. Скажем, в селе Рахата находится единственная в России фабрика бурок. А в селе Кванхидатли женщины добывают соль.

Дальше стоит отправиться в Унцукуль, чтобы посмотреть работу местных мастеров, которые делают на дереве узор, забивая в него сотни кусочков металлической проволоки. Ночевать в Гунибе — легендарном селении, где был пленен имам Шамиль. Весь следующий день посвятить старинным селам Чох, Гамсутль и Согратль. Затем поехать на обед в Балхар, где женщины делают традиционную глиняную посуду. Здесь, кстати, открыли и этноцентр, и хостел. Оттуда отправиться в аул ювелиров Кубачи, переночевать там, затем поехать в Дербент, один из старейших городов России, а дальше в Махачкалу, недалеко от которой можно посетить Сарыкум, самый высокий одиночный бархан Евразии, и Сулакский каньон, самый глубокий в Европе».

Ингушетия: «Маршрут для бодрых»

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

«Когда люди просят посоветовать, что посетить на Северном Кавказе, я всегда спрашиваю, сколько у них свободного времени. Если неделя, то предлагаю отправиться по тому маршруту, который описал чуть выше. А, если один-два дня, то советую посмотреть горную Ингушетию. В ней на довольно маленьком пространстве огромная концентрация всего суперинтересного. Здесь и древние башенные города, и Тхаба-Ерды — один из древнейших христианских храмов России, и Столовая гора с языческим храмом Мят-Сели. Впрочем, восхождение на нее — занятие для самых бодрых.

Часто спрашивают: мол, не опасно ли ехать в Ингушетию, Чечню, Дагестан девушкам? Отвечаю: ровно так же, как и в другие регионы России. Попасть в неприятную ситуацию одинокой девушке можно везде. Но, если она — опытная путешественница, то риски для нее минимальны. Так что вот единственная важная рекомендация, которую я могу дать женщинам, отправляющимся на Северный Кавказ: если вы хоть немного сомневаетесь в человеке, если не уверены в нем на 120 процентов, никогда с ним не пейте. Потому что практически все известные мне попытки изнасилования случались именно после совместных возлияний. Видимо, в этом случае у кавказцев срабатывает в голове какой-то тумблер: если девушка со мной бухает, значит она доступна. Что же до туристов-парней, то я бы посоветовал им не надевать шортиков. В Чечне за это может прилететь. А в Дагестане скорее всего не прилетит, но относиться к вам будут без уважения, поскольку ваши шорты показывают, что вы неуважительно относитесь к местным. Ну, и еще в Чечне не стоит материться, потому что за это вас могут и в больницу отправить: известную фразу они воспринимают как конкретное оскорбление их матери — со всеми вытекающими последствиями».

Калмыкия: «Видел, как рыдали серьезные люди»

Фото: Depositphotos

«Весной цветущая калмыкская степь совершенно офигенна, но в этом году весной все равно все сидели по домам. В Калмыкии монголы, которых пригласили сюда возрождать верблюдоводство, пасут своих верблюдов. Живут они в юртах, скачут на своих маленьких лошадках — кажется, будто ты оказался в глубокой древности. Но вот что самое главное: на границе Калмыкии и Ростовской области есть заповедник, в котором проживают — с минимальной долей натяжки — единственные мустанги в Европе. То есть одичалые лошади, живущие без человека уже несколько десятков лет, а потому вернувшиеся к той структуре табуна, которая существовала до одомашнивания. Поэтому и к двуногим гостям они относятся совсем не так, как домашние лошади. Я видел, как серьезные люди, топ-менеджеры, рыдали, как дети, когда дикая кобыла позволяла им погладить своего новорожденного жеребенка. Это ни с чем не сравнимое чувство!

Увы, сейчас этих лошадей время от времени отстреливают, потому людей они стали опасаться и, чтобы завоевать их доверие, нужно много времени. Но, когда я приехал сюда в первых раз, когда вошел внутрь табуна, лошади обступили меня со всех сторон, осторожно трогали копытами и смотрели с каким-то исследовательским интересом… Для меня это, пожалуй, одно из главных мест в мире!»

Поволжье: «Регион для пытливых»

Фото: Depositphotos

«Это регион для пытливых людей, потому что в Поволжье нужно ходить по всем местам финно-угорской культуры и исследовать их. В Удмуртии рассыпано, например, множество культурных центров, небольших интересных музейчиков… Однажды, договорившись с руководством такого музея, я с подругой ночевал в тюрьме, где в позапрошлом веке отбывали сроки ссыльные. Спать на старинных нарах, поверьте, очень крутой опыт — особенно с красивой девушкой. В итоге мы очень творчески провели время.

В Поволжье полно интересных языческих традиций: люди ходят в святилища, ночами приносят жертвы. Но, чтобы их увидеть, вам придется договариваться уже на местах. Представить, что там происходит, можно, посмотрев фильм «Небесные жены луговых мари».

Куда вам брать билеты? Ну, смотрите: Поволжье включает в себя три финно-угорские республики — Мордовию, Марий-Эл и Удмуртию. Все они по-своему интересны и исследовать можно любую из них».

Лосиный заказник «Сумароковский» — Центр спасения медвежат-сирот: «Проснуться диким зверем»

Фото: Gotonature.ru

«Деревня Сумароково — это Костромская область. В советское время люди думали стратегически, а потому решили, что у каждого климатического пояса России должно быть «свое» животное, более всего подходящее для народного хозяйства. В средней полосе это корова, на юге, в горах — овца, в пустыне — верблюд, в тундре — северный олень. А вот с тайгой вышел прокол. И тогда было решено одомашнить там лося. Понастроили фермы и придумали вот какой метод одомашнивания: едва лосиха рожала, лосенка у нее забирали, а вместо него сажали нескольких женщин. «Е-мое! Что это я родила!» — думала лосиха, глядя на них. Но, раз уж родила, начинала кормить. То есть вела дикий образ жизни, но несколько раз в день приходила на ферму, где ее и доили… Это молоко очень подходило для лечения туберкулезников.

Все это оказалось экономически неэффективным. С распадом СССР почти все фермы были закрыты, а лоси съедены. А вот в деревне Сумароково лоси остались до сих пор. И смотреть на них — одно удовольствие. Особенно для детей.

Второе место: Центр спасения медвежат-сирот в деревне Бубоницы Тверской области. С ним тоже связана мощная история. Жил-был молодой горожанин, который однажды осознал, что хочет удалиться от людей и жить на природе. Он устроился егерем, поселился в тайге и охотился на медведей. А, в итоге сам стал похож на старого медведя, начав понимать этих животных куда лучше многих специалистов. Постепенно он разработал систему воспитания медвежат-сирот и организовал для них интернат. Теперь их свозят к нему со всей России…

Медведя воспитывать достаточно просто. Все, что ему нужно для жизни, у него «зашито» в голове от рождения — и как рыть берлогу, и как охотиться. Поэтому единственная задача людей, которые его растят, это сделать так, чтобы косолапый не понял, что его воспитывают люди. Так что все работники Центра ходят в специальных балахонах, молчат при животных и так далее. Так они доводят медвежонка до первой зимовки. А, когда он из нее вылезает, у него случается «обнуление»: по весне он просыпается полноценным диким зверем. Им ставят метки и отпускают на волю… Центр находится в деревне, где несложно найти место для ночлега. За вход, скорее всего, придется заплатить, но это того стоит!»