19 октября в 07:36

«Куда вы лезете!»: москвички открыли ремонтную мастерскую для женщин

Фото: предоставлено героинями материала
Вот уже три года подряд Надя, Юля и Соня — самая настоящая бригада. Название бригады — Woman Labour — переводится как «женский труд». Что не удивительно: вооруженные всевозможными инструментами, девушки занимаются ремонтными работами в квартирах таких же, как они сами. То есть — у женщин. Теперь троица решила открыть в Москве еще и женскую ремонтную мастерскую. Зачем это нужно, чем плохи мастера-мужчины, важен ли гендер в ремонте и отчего так глупы консультанты в магазинах стройматериалов, МОСЛЕНТА поговорила с Надей Борец и Соней Ванеян.

Woman Labour — что это вообще такое? Ну, если вот ответить в двух предложениях.

НБ: Начну чуть издалека: мы регулярно сталкивались с тем, что мастера-мужчины недоделывали нашим подругам ремонт, бросали его на полпути, вели себя по-хамски. Не все время, нет, но часто. Именно поэтому в 2016 году мы — то есть я и Юля — установив одной из подруг унитаз и соорудив лестницу в ее загородном доме, и решили запустить этот проект. «Вдруг зайдет?» — подумали мы и разместили в группе женской взаимопомощи «Сестра сестре» объявление о том, что, вот, мол, есть такая женская бригада, оказывающая услуги по ремонту другим женщинам, независимо от того, есть у них муж, брат или сват. Заказы пошли очень быстро.

Чем, если не секрет, вы занимались до этого?

НБ: Я работала начальником производства в наружной рекламе, потом — печатником. А параллельно помогала своим подругам и друзьям делать ремонты. Юля работала на производстве кухонь, затем — в компании, занимающейся электрикой.

Reload
1 / 2

Надя Борец

Фото: Фото предоставлено героинями материала

СВ: Я — художница, которая всегда тяготела к ручному труду. Я делала различные выставки, что-то строила, немного увлекалась столяркой. Поэтому с самого начала следила за проектом Woman Labour и очень хотела к нему присоединиться. Что и сделала пару лет назад. Теперь я понимаю, что ремонт — это то, чем мне нравится заниматься больше всего жизни, сфера, где я чувствую, что самореализовываюсь. Плюс, кайф, конечно, в том, что мы сами планируем свой день, нагрузку, над нами нет какого-то бригадира или другого начальника, перед которым нужно отчитываться… Короче, у нас абсолютно горизонтальная организация из трех человек, но с перспективой расширения.

Существует ли у вас троих некое разделение обязанностей? Ну, там, кто-то больше на сантехнике специализируется, кто-то — на электрике, кто-то полочки вешает.

НБ: Четкого разделения нет. Но, скажем, мне очень нравится возиться с сантехникой. При этом я могу и шкурить стены, потому что Юля этим заниматься не любит. Зато она любит электрику. А я не люблю клеить обои.

СВ: Короче, мы стараемся ориентироваться на свои предпочтения, но умеем делать все… Правда, не все делаем. Например, не устанавливаем окна и не чиним бытовую технику. Для этого все же нужны отдельные навыки.

Фото: предоставлено героинями материала

К слову о навыках… Вы такими рукастыми были с детства? Кто вас учил и кто занимался хозяйством у вас в семье: мама или папа?

СВ: В моей семье не было такого разделения и делегирования обязанностей. Это — раз. Два: мне очень повезло, что мое увлечение ручным трудом родителями всегда поддерживалось и поощрялось. Поэтому ни с какими предубеждениями и стереотипами на счет того, кто чем должен заниматься, я не сталкивалась. Кто меня учил? Не знаю. Наверное, я всему научилась сама, внимательно глядя по сторонам и находя интересующие меня ответы в интернете.

Удивительное дело, честно говоря. Помню, когда я учился в школе, на уроках труда было четкое разделение: девочки учились готовить и шить, мальчики точили детали и пилили.

НБ: Да-да, так и было. Но это все глупость, конечно. Ведь куда правильнее, чтобы мальчики и девочки чему-то учились, исходя из своих интересов, а не из своего гендера… Слушайте, у меня мама в свое время сама делала табуретки! А я в детстве обожала ходить с папой в гараж. Еще помню, что как-то у меня в комнате вывалилась розетка, и я поставила ее на место при помощи пластилина. Папа меня покритиковал, конечно, но тут же сказал: «Давай, я тебе покажу, как надо!» И показал. Это было здорово. А уроки труда я ненавидела, потому что там нужно было шить фартуки и халаты. Пока мама шила за меня все, что нужно, я читала в учебнике про скрутку проводов, как правильно ставить вилку и устанавливать розетки… Я уверена, что это — очень важные знания: нам сейчас часто звонят женщины, у которых лопнула лампочка в патроне, и они не знают, что со всем этим делать, хотя всего-то и надо, что взять пассатижи, вырубить щиток и выкрутить остаток лампочки.

СВ: Это — элементарные бытовые вещи, которые полезно уметь делать абсолютно всем женщинам, чтобы быть независимым от своего пола!

Фото: предоставлено героинями материала

НБ: Точно! Помню случай, когда нам написали: «Срочно приезжайте, мы вас очень просим!» А мы быстро не могли и приехали лишь через три дня. И все это время в квартире без электричества сидели три девушки-студентки. Почему? Потому что у них взорвалась лампочка и вырубило щиток, о существовании которого, кстати, они не имели ни малейшего понятия. Бедные… Хорошо, что хотя бы плита у них была газовая. Понимаете, да? Вот до чего доводит разделение труда по половому признаку!

Как часто вы сталкиваетесь с критическим отношение к своим взглядам и своему роду деятельности?

СВ: Мы все время читаем в нашей группе в соцсетях: «Куда вы лезете!», «Да, что вы там забыли?!», «Зачем вам эта грязная работа, вы же девушки!», «Я бы не пустил женщину дальше плиты!» Все это пишут мужчины. Со стороны женщин исходит, скорее, некое воодушевление: «Как здорово, что кто-то из нас способен этим заниматься!», «Хочу тоже научиться!»

Может, мужчины просто завидуют?

НБ: Не думаю. Мне кажется, что в большинстве своем мужчины, к сожалению, считают, что женщина попросту не способна к такой деятельности. Ну, это как с автомобилистками, которых, типа шутливо, мужчины сравнивают с обезьяной с гранатой. Хотя, по статистике, женщины попадают в аварии куда реже мужчин.

Фото: предоставлено героинями материала

СВ: А еще мне кажется, что мужчины просто боятся. Для них четкое разделение на мужское и женское — словно зона комфорта.

Кто они — ваши основные клиенты?

СВ: Женщины лет до 60. Но, думаю, это потому, что те, кто старше, просто намного реже пользуются интернетом. Хотя как-то нам и 70-летняя бабушка звонила, видимо, найдя наш номер благодаря «сарафанному радио». А так… звонят и пишут нам и продавщицы, и учительницы, и предпринимательницы — кто угодно.

Какова их основная мотивация? Страх пускать домой неизвестного мужика-ремонтника?

НБ: Во-первых, да, это соображения безопасности. Во-вторых, то, что мы все делаем аккуратно. В-третьих, мы очень многое объясняем. Не болтаем лишнего, а в ситуации, когда женщина, к которой мы пришли, действительно хочет, чтобы мы ей все объяснили и показали всю последовательность наших действий, мы все объясняем и показываем. Вот мы кладем гидроизоляцию, вот мы заливаем пол, вот делаем то и то. А еще мы можем дать нашей клиентке сделать что-то своими руками, например, что-то просверлить. Хотя часто они очень бояться к перфоратору даже подходить. Мол, он большой, тяжелый, шумный… И еще им очень важно уважительное человеческое отношение, соблюдение дистанции и границ. Важно, чтобы к ним не относились со снисхождением, не поучали и… Да, и не домогались, как время от времени делают жэковские работники.

СВ: Аналогичные ситуации возникают и в строительных магазинах, когда женщина обращается с каким-то вопросом к консультанту, а в ответ слышит насмешки. «Что, перфоратор к новому луку подбираете?» Это разве профессионально? Человек игнорирует запросы клиента, свои непосредственные обязанности только для того, чтобы показать женщине, что она лезет не в свое дело… С этим сталкивались и мы, и наши клиентки.

НБ: Одна наша знакомая, мать-одиночка с тремя детьми, делающая ремонт у себя в квартире, рассказывала, как с двухлетним сыном на руках приехала покупать рубанок. «Игрушку мальчику берете?» — немедленно спросил у нее консультант.

Не обижайтесь на дураков. Лучше скажите: какие заказы к вам поступают чаще всего?

НБ: Если говорить о мелочах, то больше всего запросов связано с электрикой и сантехникой: повесить люстры, установить розетки, заменить смеситель или унитаз. Именно этим вещам, кстати, мы и планируем учить всех желающих женщин у себя в мастерской. Как я сказала, это, в принципе, очень важные навыки. Ну, а кроме того, мы часто работаем и на больших заказах, поэтому физически не успеваем иногда выезжать на такую мелочь.

СВ: Дополню: даже если у женщины не возникнет желания что-то делать своими руками, вооруженная знаниями, она, по крайней мере, сможет грамотно проконтролировать то, что делают ей мастера.

НБ: Это очень важно! Вы даже не представляете, как часто мы все переделываем за мужчинами с интернет-сервиса YouDo. Кажется, что они вообще не знакомы с крепежом! Скажем, они вешают кухонные полки на черные саморезы.

Это плохо?

НБ: Очень! Черные саморезы предназначены лишь для дерева и гипсокартона, потому что они — каленые, поэтому очень хрупкие. Кухонные и книжные полки из-за этого падают. И хорошо, если не на голову… Мне самой на рынке вместо желтых саморезов пытались подсунуть черные. Мол, да, ладно, чего там! Женщина неподготовленная на такое даже внимание не обратит. Или приходит мужчина с того же сайта. У него сверло — восьмерка, а дюбель — шестерка, и больше ничего с собой нет. Вот как так можно? Понятно же, что дюбель в таком отверстии до конца не раскроется, а значит, ничего держать не будет. А женщина думает: «Ааа, у него сверлооо… Хорошо…» И отдает за работу 4500 рублей. Мы переделывали электрику, сантехнику…

Ваш самый сложный заказ…

НБ: Наш самый первый заказ! Тогда мы с Юлей взялись делать ремонт в комнате, где проживали парень с девушкой. До этого мы много раз клеили обои, шпаклевали… Вот и тут: пришли, посмотрели, прикинули, сказали свою цену, определились со сроками. Но почему-то не настояли на том, что старые обои нужно отодрать. А сделать это было по-любому нужно. В итоге, когда мы ободрали их в одном углу, штукатурка выпала на нас огромным куском. Следовательно, объем работ и расходных материалов вырос. Хозяйка постоянно нервничала, что везде пыль, мы — что ничего не успеваем в срок. В итоге, не взяв денег, но сделав практически все, мы с объекта ушли. Морально это было очень тяжело…

Фото: предоставлено героинями материала

«Борщ и переустановка Windows нам тоже под силу», — пишете вы у себя на странице. Что, борщ вас тоже просили сварить?

НБ: Мы, действительно, все это можем. Хотя борщ больше для шутки упомянули.

Заказов у вас много?

НБ: Очень! Это хорошо. Плохо, что у нас до сих пор хромает менеджерская часть, у нас нет женщины, принимающей и определяющей сроки исполнения заказов, из-за чего нам бывает очень сложно сказать потенциальным клиенткам, когда точно мы сможет взяться за их объект. Поэтому ждать нас иногда приходится по 2-3 месяца. Сейчас, скажем, мы принимаем заказы на декабрь и январь.

У вас много конкуренток в Москве?

СВ: Да, здесь есть женщины-ремонтницы, работающие, правда, не группой, как мы, а индивидуально. Но я этому только рада. Работы хватит на всех, потому что Москва в этом смысле — абсолютно не паханное поле. Нам приходится отказывать очень и очень многим просто потому, что мы не успеваем, а сроки у людей поджимают!

Открытие в городе ремонтной мастерской для женщин поможет воспитать вам коллег?

СВ: Очень на это рассчитываю, потому что заказов у нас, правда, невпроворот. Мы с нашими приглашенными специалистами хотим учить москвичек тому, с чем сталкивается большинство жительниц квартир: основам работы с сантехникой и электрикой, технике безопасности, базовым инструментам. Будет отдельный мастер-класс по электроинструментам, рассказывающий, в чем, например, разница между шуруповертом, дрелью и перфоратором. Планируется мастер-класс по крепежу, посвященный тем самым дюбелям и саморезам, стенам и расчету нагрузки. Мастер-класс о том, как составить план и бюджет ремонта, как расписать приоритеты. Мы хотим записывать обучающие видеоролики, как, скажем, заменить сливную арматуру или положить ламинат. А еще к нам можно будет прийти и, например, самостоятельно сделать стол или тумбочку… Но вот что еще не менее важно: для нас открытие мастерской — еще и социальный проект, нацеленный на то, чтобы научить женщин новым навыкам, дать им почувствовать себя более свободными.

Помочь девушкам с открытием ремонтной мастерской можно здесь.