08 февраля 2018 в 00:01

«Мне нужны бабульки с огурцами»

Он плюнул на все и променял Москву на жизнь в деревне
Андрей Каспришин / Reuters
МОСЛЕНТА решила собрать истории тех, кто по той или иной причине так и не прижился в столице, чтобы узнать, чему на самом деле верит Москва, чем она разочаровывает и что может предложить. В рамках этого проекта мы поговорили с журналистом Антоном Кривенюком, переехавшим в Москву из Сухума, но в итоге оказавшимся в деревне под Брянском.

Совершенно чеховская, в общем-то, история — та, что из «Трех сестер»: «Уехать в Москву. Продать дом, покончить все здесь и — в Москву!» Почему люди так стремятся переехать в столицу, зачем приезжают в нее? Резоны разные. Кто-то ищет в Москве новые возможности, кто-то бежит от старых проблем. Приживаются многие, но не все. Некоторые, купив билеты, возвращаются на свою малую родину, другие отправляются искать счастье дальше.

Антон Кривенюк: «Абхазия — маленькая страна, а в любой маленькой стране потолок возможностей для индивидуального роста довольно низок»

Михаил Мокрушин / РИА Новости

Сделать шаг вперед

Родился и жил я в Абхазии, где работал журналистом. Там же встретил свое 30-летие, а в 2010-м взял да и уехал со своей семьей в Москву. Причины довольно очевидны: Абхазия — маленькая страна, а в любой маленькой стране потолок возможностей для индивидуального роста довольно низок. Мне же хотелось сделать шаг вперед.

Я неплохо узнал Москву еще задолго до переезда и, в общем, мне там многое нравилось. Особенно среда, настраивающая практически каждого человека на развитие. Тут ведь даже необязательно вести активную культурную жизнь: в столице и без этого ты сразу втягиваешься в наблюдение за интеллектуальным дискурсом, находишь источники для собственного интеллектуального роста. А для меня это главное.

Мне нужно, чтобы пространство вокруг меня было осязаемым. Москва же, на мой взгляд, утрированно большая, а потому «обезжизненная». Ее «зачищенность» меня буквально убивает!

Беготня и опустошение

Я считаю, что мои дела складывались в Москве нормально: я, например, быстро нашел работу в сфере журналистики, несмотря на непростую ситуацию в медиаиндустрии. Освещал различные проблемы кавказских регионов, писал закрытую аналитику по странам и регионам Кавказа.

Вместе с тем ко мне очень быстро пришло понимание того, что, невзирая на все плюсы, Москва — это город, забирающий всю твою энергию, опустошающий. Жизнь в нем — это бесконечная и бессмысленная беготня, адская нагрузка и дела, не имеющие никакого далеко идущего смысла. Я стал напоминать сам себе винтик, теряющий годы ради зарплаты. Плюс вопрос жилья. Я не представляю, как можно вписать себя в рабы на 15 лет, взяв ипотеку и не имея после этого права болеть, устать, уйти с работы!

Понятно, что хотелось бы радикального роста дохода, но… С другой стороны, жизнь в деревне в два раза дешевле, чем в столице

И еще одно. Я отлично мог бы жить в миллионнике, я люблю города таких масштабов — Прагу, Ереван, Нижний Новгород. Но мне нужно, чтобы пространство вокруг меня было осязаемым, чтобы, например, бабульки с электрички могли продавать свои огурцы, где им вздумается. А Москва, на мой взгляд, утрированно большая, а потому «обезжизненная». Ее «зачищенность» меня буквально убивает!

Жене пришлось сложнее

Мы прожили в Москве четыре года. Прожили хорошо. Но у меня трое детей, и я хочу, чтобы они жили в среде, где нет внешних раздражителей, где вокруг красиво. Вот мы и переехали в Брянскую область.

Жена? Она восприняла мое решение о переезде довольно спокойно. Да, конечно, ей это далось сложнее, чем мне, – в деревне ей намного труднее самореализоваться. Дети? На тот момент они были еще очень маленькими, а младший и вовсе родился уже здесь.

Антон Кривенюк: «Я потратил два года на то, чтобы переделать старую избушку в приличную, в общем, трехкомнатную квартиру. Да, дел еще много, но зато за свой дом я никому не должен ни рубля!»

Виктория Хутаба

Доходы и ягоды

Я целенаправленно готовился к переезду, заблаговременно найдя удаленную журналистскую работу. Но, увы, вскоре конъюнктура в индустрии изменилась, рынок просел. Спасает лишь моя специализация и возможность работать с профильными заказчиками. Благодаря этому по деньгам я совершенно не просел, более того, я зарабатываю сейчас даже чуть больше, чем на последней работе в Москве. Кроме этого, я начал заниматься сельским хозяйством, стал закладывать ягодники. Один уже заложил, в этом году планирую заложить второй. Аграрка, конечно, не единственное, чем можно заняться в сельской местности, но в условиях отсутствия значительных накоплений это самое доступное, хотя и трудоемкое дело, требующее дополнительных знаний…

Понятно, что хотелось бы радикального роста дохода, но… С другой стороны, жизнь в деревне в два раза дешевле, чем в столице. И эта разница дала мне возможность реконструировать дом. Я потратил два года на то, чтобы переделать старую избушку в приличную, в общем, трехкомнатную квартиру. Да, дел еще много, но зато за свой дом я никому не должен ни рубля!

Антон Кривенюк с одним из своих сыновей

Виктория Хутаба

Обязательно должна быть пустая деревня, обязательно — чтобы по грязи километры пешком, обязательно — лишения

Не надо подвигов!

В России — и это мое глубокое убеждение — прежде, чем куда-то отправиться, нужно все предельно хорошо изучать. В принципе ведь как? Поведение основного числа переезжающих из больших городов в глубинку определяет стремление к подвигу. Обязательно должна быть пустая деревня, обязательно — Нечерноземье, где ничего не растет, обязательно — чтобы по грязи километры пешком, обязательно — лишения. А потом оказывается, что человек может все это не потянуть ни морально, ни материально. Вместе с тем существует масса нормальных благоустроенных регионов. У нас, например, в часе езды — областной центр, электричка под боком. Дороги есть, газ есть, мне не надо в пять утра пилить бревна, чтобы растопить печку. Районный центр — город с 20-тысячным населением — в семи минутах езды…

Москва? Пройденный этап!

Да, я не уверен в стабильности текущего положения. Просто в случае полного отсутствия доходов здесь все-таки выжить проще, чем в Москве. Я не исключаю, что со своей женой и детьми мы еще много где поживем. Есть у нас, например, идея провести следующую зиму в Казани. Но наш дом — здесь. А Москва… Нет, я не рассматриваю возможность возвращения. Она для меня — пройденный этап.