28 августа в 13:53

«Много плакал и ел картошку фри»: в Москве появится музей самоизоляции

Фото: Александр Сорин
Музей Москвы предлагает поделиться фотографиями, видео, дневниками, личными вещами, талисманами — всем, что ассоциируется с пандемией COVID-19. По итогам этого сбора готовятся онлайн-проект и выставка, соавтором которой может стать каждый. МОСЛЕНТА публикует несколько историй, которые станут частью будущей экспозиции.

Ира, дизайнер

Во время самоизоляции я занималась с психотерапевтом, и одной из тем были неудачные отношения и неудачные влюбленности.

До этого мне долго не давал покоя образ трех домов — белого, черного и красного. Куда бы я ни приезжала, везде встречала один из них, и не могла придумать, как из этого сделать серию. А тут все сошлось. Одиночество в изоляции породило короткий мультфильм, который я назвала «Ты пришел и сжег мой дом», про то, как открываешься человеку, но он испепеляет тебя и уходит. А ты остаешься стоять в своем одиноком белом поле, только сгоревший.

Фото: Ira Panic / Behance

Проект можно увидеть здесь.

Ангелина, фронтенд-разработчик

Время самоизоляции я навсегда запомню как период, когда я делала свой первый ремонт. Так сложилось, что отложить его до более благополучных времен я не могла, поэтому абсолютно все пришлось выбирать и делать онлайн.

До начала карантина мы успели только завершить демонтаж и возвести новые стены. Дальше начался этап планирования чистовой отделки, нужно было рисовать план света и электрики, выбирать материалы, искать мебель. Благодаря самоизоляции я прошла несколько онлайн-курсов по сантехнике, электрике и планировке кухни (в других обстоятельствах у меня не хватило бы на это времени).

Поиск отделочных материалов онлайн далеко не всегда заканчивался удачно: так, абсолютным провалом был мой выбор плитки по фотографиям в интернете. Я узнала об этом, когда плитку уже положили, потому что по действующим тогда правилам я могла приезжать на квартиру, где шел ремонт, только два раза в неделю. Плитку пришлось снимать и покупать новую.

Reload
1 / 4

Фото: Ангелина Филиппова

К счастью, это была самая большая потеря, которую мы понесли из-за карантина. Потом делать ремонт в жилых домах и вовсе запретили, наша стройка встала, закончить чистовые работы мы смогли только во второй половине июня.

Период самоизоляции оказался для меня сложным: стресс от новостей о пандемии накладывался на стресс от ремонта, и я безумно счастлива, что сейчас ремонт и переезд позади. Тем не менее я даже благодарна, что оказалась именно в таких обстоятельствах. Если бы не карантин, я бы не смогла посвятить столько времени и сил ремонту, и результат был бы хуже.

Ян, художник, гейм-дизайнер

Период самоизоляции меня очень сильно давил, особенно дистанционное обучение в вузе. У меня дома очень неспокойная обстановка, вечно шумно, мне мешают учиться.

Часто я не мог собраться с мыслями, так как не было обычного ритуала поездки в вуз. Все это накладывалось на то, что дома меня могли с большей частотой обижать и оскорблять, что тоже сильно мешало работать. Я как будто лишился своей безопасной зоны.

У меня дома плохой компьютер и интернет, я не мог рисовать в нормальном темпе, все это очень раздражало. Я думал, что отупел за время изоляции, хотя сейчас понимаю, что просто выгорел от потока негативной информации, от невозможности обнять друга, от обиды, от того, что вообще никак не мог это поменять или исправить.

Меня спас Nintendo Switch с Animal Crossing — очень расслабляла и успокаивала эта игра. К ней я возвращался каждый день, когда было свободное время. Там все было спокойно и без ковида. Еще я много плакал и ел картошку фри, что тоже помогало справиться со всем этим.

Александр, фотограф, куратор

Во время карантина мы с женой Катей Бермант и детьми создали в Facebook страничку «Роман с окном», куда на протяжении месяца выкладывали по одной фотографии в день.

Публикацию 31 фотографии завершили таким текстом: «Мы с семьей в самоизоляции уже полтора месяца. 31 день мы снимаем фотопроект под рабочим названием «Роман с окном». Съемка нас захватила. Не то чтобы нам нечем было заняться — работы невпроворот, удаленное обучение детей, готовка на всю семью, уборка и прочая рутина. Но карантин дал нам новую возможность общаться, смеяться, придумывать вместе сюжеты и истории.

Reload
1 / 3

Фото: Александр Сорин

В самом деле, если дома есть фотограф, задор и три-четыре модели — чего же ждать? А еще, будучи оптимистами, мы хотим создать себе воспоминания на потом, когда карантин закончится, больные друзья поправятся, плечи расправятся, и мы обнимемся со всеми, кого нам так сейчас не хватает, на потом, когда мы сможем окунуться в жизнь и пейзаж, а не только наблюдать его из окна.

Тем временем произошла смена сезонов, поменялась погода, прошли важные праздники, которые обычно собирали множество людей у нас за столом. Мы научились проводить Zoom-конференции, надевая костюмы только на верхнюю половину себя, стричься дома, развлекать детей, делать зарядку и превращать усталость и раздражение в забаву.

Это удивительный опыт. Интересно будет вспоминать его через несколько лет».

Мария, студентка

Когда объявили, что вуз вводит дистанционный режим обучения, я долгое время смотрела на циферблат часов, висящих на стене. Таких же, как дома, сделанных из старой виниловой пластинки и наклейки. Как те, что я купила во Владивостоке, когда мне было тринадцать. Здесь, в Москве, хотелось иметь хоть что-то, что постоянно напоминает о доме, который я оставила в пятнадцать лет, когда поехала учиться.

Мысли путались совершенно: как? почему? что делать? Что теперь будет с родными? Все осложнялось тем, что мои близкие, за кого я так волновалась, находились от меня в девяти тысячах километров, в маленьком городе, где, как мне кажется, очень мал шанс получить хорошую медпомощь. И я понимала, что не прощу себе, если в момент, когда нужна буду рядом, нас будет разделять маршрут Москва — Владивосток (всякие мысли лезли в голову, но эта страшная, вязкая мысль обручем охватывала голову, сжимала в холодные тиски и не давала вдохнуть спокойно).

Reload
1 / 2

Фото: Мария Андреева

Я привыкла, что каждый день, перед тем, как звонить, сверялась с часами и мысленно прибавляла семь часов, чтобы никого не разбудить среди ночи. Порой вставала гораздо раньше, чтобы просто услышать родной голос.

И я поняла, что нет никаких сомнений: время, вперед! Прибавляй семь часов на циферблате, прибавляй восемь часов ко времени, проведенному за всю жизнь в небе! Мы летим домой.

Но часы — уже в моей комнате, такой же, какой я ее оставила несколько лет назад — постоянно были со мной. И для всех, с кем я общалась, я стала настоящей гостьей из будущего.

Нужно было продолжать учиться (нагрузка не ослабевала), участвовать в разных отборах и конференциях, общаться с друзьями. Однако меня ужасно веселил тот факт, что люди даже представления не имели: наша страна настолько огромна, что я им пишу — в своей ночи, когда у них день — и прошу назначать занятия и встречи чуть раньше, чтобы не заканчивать учебу в два часа ночи. Или поражала видом дальневосточного рассвета, когда они только-только ложились спать. Каждый раз я радовалась, заставляя их удивляться открытиям, что, оказывается, есть где-то мир за пределами их часового пояса.

Я привыкла к тому, что Москва для меня вечно связана с пределом в семь часов, неважно, в какую сторону.

Я провела с семьей непостижимые шесть месяцев — совершенно непозволительная роскошь для человека, который еще ребенком покинул свою провинцию, так как знал, что не сможет найти там возможность реализовать свои амбиции и потенциал. А сердце, вот глупышка, все равно оставила там.

Сейчас, в конце августа, я считаю дни до отлета с какой-то горько-сладкой нежностью и осознаю, что моя тоска никогда не сможет найти утоления. Какая-то обреченность — вечно скучать по людям, которых я оставила в разных концах земли, будь они в Москве или в Приморье. Но теперь все это воспринимается спокойнее, потому что у меня есть свой мини-портал — часы, что висят в моей комнате дома и в то же время находятся в Москве, в моей комнате в общежитии. Для перемещения нужно всего лишь передвинуть стрелку на семь часов — выбирай сам, вперед или назад.

Анна, домохозяйка

Во время самоизоляции вдруг резко затормозился привычный ритм жизни. Мне казалось важным занять все появившееся свободное время чем-то полезным и продуктивным.

Даже и не помню, почему выбор пал на вязание, хотя не занималась я этим уже лет 25, да и раньше не особо много вязала. Делать что-то — так с пользой, подумала я и купила себе набор для вязания пледа огромного размера!

Анна Корнева

Уж на какие такие свои силы я рассчитывала, трудно вспомнить. Но карантин закончился гораздо раньше моих темпов создания столь трудоемкого изделия, свобода оказалась милее и приятнее, чем сидение со спицами в руках. А о том периоде напоминает первый заботливо связанный ряд того самого пледа, больше похожего на шарфик для нашей собаки. Правда, она не совсем понимает, зачем ей шарф.

Дмитрий, преподаватель

С началом эпидемии возникла проблема защиты от вируса (например, при выходе из дома в ближайший магазин). С защитой органов дыхания особой сложности не было: всегда есть в запасе заранее купленные респираторы класса защиты не ниже 2 (ибо дефицитом и спекулятивной дороговизной медицинских масок научены еще с прошлой эпидемии гриппа, да и респиратор с клапаном выдоха удобнее медицинской маски — очки не запотевают).

А вот о защите рук пришлось задуматься. Обычно используемые для этого перчатки не так удобны: одноразовых не напасешься, а многоразовые… Достаточно один раз потрогать дверную ручку (возможно, зараженную) — и перчатка снаружи уже грязная. Снять ее, не запачкав рук, еще возможно, а вот надеть снова, не прикоснувшись пальцами к загрязненной поверхности, вряд ли удастся. Предлагаемые же в интернете различные крючки и толкатели тоже не слишком удобны и пригодны не во всех ситуациях.

По итогам размышлений я придумал простое приспособление для защиты рук, которое в принципе может изготовить каждый. Суть идеи этого приспособления, которое я назвал Russian Hand Protection, следующая. Берется жесткое кольцо размера, достаточного для того, чтобы просунуть руку, но не настолько большое, чтобы спадало с руки (как широкий браслет). На него горловиной крепится обычный полиэтиленовый пакет.

Reload
1 / 6

Фото: Дмитрий Усенков

Чтобы надеть приспособление на «рабочую» руку (которой потом хвататься за ручки дверей, ключи и прочее), достаточно размотать пакет и надеть на руку кольцо второй рукой. Дальше можно спокойно браться за что угодно сквозь пакет — загрязненной окажется его внешняя поверхность, тогда как рука и внутренняя часть пакета останутся чистыми.

Если нужно снять приспособление с руки, надо пальцами зажать изнутри дно пакета, а второй рукой снять кольцо, выворачивая при этом пакет наизнанку. Тогда загрязненная поверхность окажется внутри, а снаружи будет чистая поверхность, затем можно чистыми руками свернуть и убрать пакет.

Чтобы снова надеть защиту на руку, разворачиваем пакет, прихватываем его дно пальцами и второй рукой надеваем на первую руку кольцо, опять выворачивая пакет наизнанку. Тогда внешняя чистая поверхность окажется на руке, а грязная поверхность — снова снаружи. И так можно снимать и надевать приспособление сколько угодно раз, не контактируя руками с загрязненной поверхностью, — при снятии с руки загрязненный участок будет всегда спрятан внутри пакета.

Придя домой, можно снять пакет с кольца и безопасно его утилизировать, так как грязная поверхность при снятии с руки всегда оказывается изолирована внутри. Дальше крепим на кольцо новый пакет — и защита готова к использованию.

Поскольку я занимаюсь 3D-моделированием и 3D-печатью, я реализовал свой проект в виде модели, в которой на 3D-принтере печатается кольцо с отверстиями и вставные заклепки для крепления пакета. Эту модель я выложил в свободный доступ. Кроме того, о приспособлении и о том, как им пользоваться, подробно рассказано в моей статье.

Надеюсь, что эта идея поможет многим людям избежать заражения через руки не только в нынешней коронавирусной эпидемии, но и в других подобных случаях.

Принять участие в создании экспозиции могут все желающие: прислать фотографии, видео, рассказы или аудиозаписи можно по электронной почте isolation@mosmuseum.ru или через форму на сайте музея. Заявки принимаются до 31 августа 2020 года включительно.