Москва рабовладельческая

Город
Фото: Vadim Ghirda / AP

В мире насчитывается примерно 45,8 млн рабов. И речь идёт не об ипотеке и даже не о мобильном рабстве. Это торговля людьми и органами, принудительный труд и проституция. Ужасающую статистику ведёт Global Slavery Index. Специалисты неправительственного фонда поставили в этом году Россию на седьмое место по числу рабов - выше всех африканских стран. И все дороги, как обычно, ведут в Москву.

Почему, как и кто попадает в рабство, МОСЛЕНТА спросила у Олега Мельникова - руководителя единственной в стране организации, помогающей отчаявшимся родственникам найти и освободить людей. Проект «Альтернатива» был запущен в конце 2011 года, и за четыре года благодаря нему домой смогли вернуться около 350 человек.

«Когда мы первый раз услышали об этой проблеме, сложно было поверить. Всё началось с малого, когда один из родственников наших знакомых попал в рабство в Дагестане. Но потом оказалось, что беда куда масштабнее. Мы надеялись, достаточно привлечь внимание, и проблема будет решена. Но сейчас мы вынуждены только этим и заниматься, потому что больше некому. Для многих мы - последняя надежда», - говорит Олег.

Обнадёжить всех волонтёры «Альтернативы» не могут. Потому что число попадающих в рабство многократнл превышает количество освобождённых. Например, в России, по данным Global Slavery Index, сейчас эксплуатируют 10 млн человек. При этом стране присвоен уровень «СС» в сфере борьбы с рабством. Он означает, что мер для улучшения ситуации почти не принимается.

География работорговли

Центром работорговли в России считается Москва, потому что даже если человека насильно удерживают не в столице, то похищают именно там. По классификации «Альтернативы», рабство бывает трёх видов: трудовое, сексуальное и «мафия нищих», когда людей заставляют попрошайничать. Больше всего современных рабов оказываются в первой категории (60%).

«Есть хрестоматийная дагестанская схема. Провинциалам, приехавшим в Москву на заработки, на вокзалах предлагают хорошо оплачиваемую работу на юге. Они не знают стоимость трудовых отношений и с радостью соглашаются. А потом – выпивают за знакомство, после чего человек теряет сознание на два дня из-за добавленного в спиртное снотворного», - рассказывает Олег. Чаще всего, очнувшись, человек обнаруживает себя в Дагестане, где его продают за 15-25 тысяч рублей. Новый «владелец» объявляет, что отпустит беднягу только после отработки этой суммы. Но всё не так просто. Из заработка вычитаются затраты на еду (от 6 тысяч в месяц) и проживание (от 10 тысяч). В итоге многие уходят в минус и к концу сезона ещё остаются должны.

8d82052235d1734c57a06669e989b709259d7fae
Фото: Денис Синяков / Reuters

Непосредственно в Москве процветает «мафия нищих». По словам Олега, это самая жестокая форма рабства. «Был случай, который показывает всю аморальность этих действий. Женщина из Луганской области, потерявшая в юности зрение, получила предложение о лечении в России, поскольку она русская. В итоге её сюда привезли, зашили глаза и поставили на Курский вокзал. Никто не интересовался, почему она там стоит, как она доходит. Зато ей активно давали денег. Чем больше у неё гноились глаза, тем больше ей давали денег. Ведь люди, когда проходят мимо инвалидов, даже не подозревают, кому они помогают», - добавляет он.

Все места, где стоят попрошайки в Москве, поделены, подтверждает Олег. И, давая деньги, прохожие делают только хуже, как бы жестоко это не звучало. Ведь пока попрошайкам кто-то даёт деньги - они никуда не пропадут. Страшнее всего то, что бывает с младенцами - их обкалывают препаратами, чтобы всё время спали. Женщин, которые их держат на руках, называют «Мадоннами». «Такие дети живут не больше трёх месяцев. Когда люди дают деньги, они фактически оплачивают их смерть», - поясняет волонтёр.

90% бабушек, которые просят милостыню в Москве, - из Украины, чаще всего - из Одесской области, которая находится недалеко от Молдавии. «Дело в том, что там сильны молдавские цыгане, которые активно ищут одиноких пенсионеров, зовут якобы на хорошую работу: сидеть с ребёнком, работать в супермаркете, мыть полы... В итоге по приезду сюда отбирают документы и заставляют попрошайничать», - раскрывает схему собеседник издания. По его словам, вызволить таких людей - только полдела, нужно ещё найти им жильё месяца на два, пока будут восстанавливаться документы. Здесь помогает шатёр фонда «Милосердия».

С сексуальным рабством волонтёры сталкиваются в 10% случаев. Такая небольшая доля связана с тем, что говорить о подобных преступлениях не принято. В первую очередь молчат сами девушки. Да и найти их куда сложнее. «Недавно мы освобождали девушку из Северного Кипра, её позвали работать посудомойщицей. В итоге - заставили заниматься проституцией. Это продолжалось несколько месяцев. Став свободной, девушка не стала никуда обращаться с рассказом, где она была и что с ней случилось. Менталитет у нас такой. А психологической помощи для таких девушек у нас в стране нет», - говорит Олег.

Прейскурант рабовладельца

Думаете, человеческая жизнь бесценна? Этот тезис вам опровергнут не только страховщики, но и горький опыт современных рабов. Как утверждает руководитель «Альтернативы», прейскурант на этом рынке хорошо известен.

«В среднем трудовой раб стоит от 15 до 25 тысяч. Инвалид для «нищей» мафии - порядка 60 тысяч, а просто бабушка – от 30 до 60 тысяч. Это зависит от того, насколько жалостливо выглядит человек. Ребёнок – от 80 тысяч рублей, в зависимости от цвета кожи: тёмненькие (неславянской внешности - ред.) дешевле», - уточняет Олег.

6308156a85d6d53e18d091b63353b287edaa91e2
Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Чаще всего в рабство попадают люди из определенного социального слоя. Это нуждающиеся, потерявшие работу, зачастую с кредитами. Они отправляются на заработок в столицу, где становятся лёгкой добычей для вербовщиков. Дети, конечно, не сами попадают в такую среду, а благодаря родителям-алкоголикам. Или же это дети мигрантов. Часто они рождаются не в роддоме, поэтому в ЗАГСе их не регистрирует. То есть по документам их просто нет.

Если говорить об образе рабовладельца, то он чаще всего интернационален. «Этнический мотив в личности рабовладельца можно выделить лишь у нищей мафии. Обычно это молдавские цыгане», - добавляет Олег. Кстати, до 2004 года, когда отношения России с Грузией испортились, помимо них в России орудовали грузинские этнические группировки.

Миссия сложновыполнима

Детали спасательных операций Олег не раскрывает. «К каждой ситуации свой подход. Чаще всего мы делаем всё тихо: сначала выясняем, а потом приезжаем ночью или рано утром, когда никто не ждёт, и забираем человека. Есть и силовые способы, но к ним мы прибегаем крайне редко, потому что просто не хватает сил», - поясняет руководитель организации.

После освобождения пострадавший пишет заявление в полицию. Но довести дело до конца удаётся крайне редко. Даже если собрать доказательную базу несложно, человек всё равно должен регулярно участвовать в следственных действиях, экспериментах, ходить на очные ставки... То есть как минимум полгода жить в ненавистном регионе, где его насильно удерживали. Чисто эмоционально к этому готовы далеко не все.

По мнению Олега, россияне, особенно из провинции, легко поддаются психологическому давлению. «Достаточно поместить в незнакомое место без денег и без документов. И напугать при этом, что все здесь связаны друг с другом, а у него будет масса проблем в случае бегства», - отмечает он.

5b1e0e45ebe31be4366f4cf88c74360dcc14781d
Фото: Toby Melville / Reuters

Психологическое воздействие иногда и вовсе выходит за рамки разумного. «У нас был случай, раскрывающий всё безумие ситуации. Мы освободили девушку из языческого храма, а она боялась уходить. Говорила, что её скрепили магией вуду, и при уходе пострадает вся её семья. Один из наших активистов купил в ближайшем детском магазине бубен, побил в него и сказал, что теперь вся магия снята. Вот до таких вещей приходится доходить», - рассказывает активист.

Бороться с современным рабством на государственном уровне, по мнению Олега, мешают бюрократия и белые пятна в уголовном законодательстве. «У нас есть статья 127 Незаконное лишение свободы, но в ней детально не прописано, кого считать рабом. Нет пунктов о физическом и психологическом насилии, уничтожении документов, угрозах расправой. Изменить ситуацию может только желание и политическая воля. Нужно признать, что у нас есть проблема использования рабского труда. Все об этом говорят, но никаких официальных заявлений не следует», - поясняет он.

Истории «Альтернативы»

У проекта есть сайт и страничка «Вконтакте», где можно найти истории освобождения. Но слабонервным читать не советуем. Последние истории связаны с Кавказом. По подсчетам Олега, в Дагестане около 600 заводов по производству кирпичей, на половине из них используется рабский труд.

Дмитрия Смоленчанина продали то ли за 12,5 тысяч, то ли за 13. Свою точную стоимость он не знает. Мужчина погостил в Москве у сестры и возвращался на родину. Но в день отъезда оказался на вокзале слишком рано. К нему подошёл дружелюбный молодой человек, разговорился и пригласил на чай. «Помню только, сделал три глотка. И всё. Проснулся уже на таможне», – вспоминает житель Смоленска.

Помимо Дмитрия украли ещё семь человек. Накаченные снотворным, они ехали в багажном отделе, заложенные сумками. Сотрудник полиции заметил мужчин при осмотре салона и приказал водителю автобуса привести их на пост. Оказалось, что семья Дмитрия уже написала заявление о пропаже. Об этом он узнал от полицейского. Тем не менее, «страж порядка» после небольшой заминки отправил его вместе с остальными в знакомый автобус. В Махачкале Дмитрия продали.

  • Когда сели в машину, спросил, куда меня везут. Оказалось, на кирпичный завод. Сказал, что работать не буду, - признаётся Дима.

  • А куда ты денешься? До января месяца будешь работать, пока не окупишь деньги, которые я за тебя заплатил, – заявил ему новый «владелец».

Дмитрию повезло – удалось сбежать вечером того же дня. Прошёл 4 км до ближайшего посёлка и позвонил жене, которая связалась с «Альтернативой».

  • Нас и по имени никто не называл, свистом лишь приказывали, что делать. Даже с собаками обращались лучше, чем с нами, - вспоминает Евгений Кудряшов.

Он уверенно отправился из Саратова в Москву, потому что за плечами уже был опыт работы в столице. Один из попутчиков поделился с ним своим опытом заработок в Дагестане у «хороших ребят». Поговорив с неким Магомедом, который выступил координатором, Евгений решил попытать судьбу. Ещё бы, ведь по описанию работа – непыльная, зарплата – стабильная, обращение со стороны работодателей – достойное.

60502fa4ff769fc0f4d4ea4f69b6b0f07409deeb
Фото: Денис Синяков / Reuters

Женя поехал в дагестанский город Каспийск, где у него отобрали документы. Так, в феврале 2016 года он оказался на кирпичном заводе. Поначалу было терпимо, но потом оказалось, что работникам нельзя даже самостоятельно пройти без надсмотрщика до туалета. Однажды они избили женщину, которая хотела уйти с завода. Тех, кто пробовал сбежать, возвращали и избивали. В итоге ему удалось позвонить сестре, которая обратилась в «Альтернативу».


В очереди на освобождение у движения «Альтернатива» - несколько десятков человек. Но волонтёры ограничены в средствах. Они работают исключительно на пожертвования, которые идут на дорогу до дома.

Кстати:

В настоящее время рабовладение официально запрещено во всех странах. Последний запрет на использование рабского труда был введён в Мавритании - в июле 1980 года. Юридически же последней территорией (даже не страной), на которой запрет на рабство был прописан на законодательном уровне, стал американский штат Миссисипи, ратифицировавший 13-ю поправку конституции США только в феврале 2013 года.