11 ноября в 00:01
8 мин.

«Приезжих меньше не становится» Подпольные мечети, давка и косые взгляды: как в Москве живут миллионы мусульман?

Во всей многомиллионной Москве действуют только четыре мечети, куда открыт вход для каждого верующего — Московская Соборная мечеть на проспекте Мира, Мемориальная на Поклонной горе, Историческая на Большой Татарской улице и мечеть Ярдэм в районе Отрадное. Однако в столице проживает от полутора до двух миллионов мусульман... В разговоре с «Мослентой» заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов заявил, что строительство новых мечетей в Москве — острая необходимость. Ниже — его монолог.
«Приезжих меньше не становится» Подпольные мечети, давка и косые взгляды: как в Москве живут миллионы мусульман?
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Облегчить нагрузку на центр»

Этот вопрос мы поднимали еще при предыдущем мэре Юрии Лужкове. И тогда, и сейчас речь шла о строительстве мечети в каждом округе Москвы. Особенно остро стоит этот вопрос в районах рынка «Садовод», торгового центра «Москва» и того же рынка «Фуд Сити», где работают многие мигранты, приехавшие в Москву. Как правило, они и живут где-то неподалеку.

Это наши братья по вере, и на пятничную или праздничную молитву многие из них отправляются к мечетям, находящимся в центре города, — Соборной, Исторической, Мемориальной. Но они не могут вместить всех желающих совершить намаз. А у людей есть большая потребность в нем.

Строительство новых мечетей в разных округах Москвы могло бы облегчить нагрузку на центр. Но самое главное — позволило бы нам заниматься духовным образованием и воспитанием большего количества верующих, а сейчас этого очень не хватает.

Инциденты, то и дело происходящие в столице в последние месяцы, наглядно показывают: молодежь иногда нарушает все каноны и законы ислама, используя недозволенные методы для решения тех или иных вопросов.

«Мы не сделаем, сделают другие»

Мы видели, как наши православные коллеги сначала запустили программу «200 храмов», а потом нарастили ее и расширили. Храмы начали появляться в спальных районах, в столичных парках. Но сколько было мечетей, столько и осталось.

Если бы их было больше, людям не приходилось бы ездить в центр. Они собирались бы там, где живут. В Люблино и Марьино, например, в этом есть большая потребность, потому что там проживает множество наших единоверцев.

Если сами не создадим условий для людей, религиозные организации будут создаваться подпольно. Вот только в этом случае мы не сможем узнать, кто читает там проповеди и к каким действиям призывает верующих.

Мы знаем, что подобные площадки существуют. К сожалению, их не так уж мало. С другой стороны, строительство новых мечетей было бы удобно для всех, в том числе и для правительства Москвы, и для правоохранительных органов, и для исламского духовенства. Лучше организовать все, чем ждать, когда этот вопрос решится сам по себе. Мы не сделаем этого, так сделают другие.

«Приезжих меньше не становится» Подпольные мечети, давка и косые взгляды: как в Москве живут миллионы мусульман?

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

«Будет возможность лишний раз задуматься»

Если люди объединяются стихийно, сами по себе, часто объединение происходит даже не на основе единой веры, а по национальному признаку. Это тоже не очень хорошо. Когда мы говорим про религию, нужно помнить, что ислам наднационален. Он объединяет людей независимо от их этнической принадлежности.

В этом году мы не раз наблюдали, как наши единоверцы, относясь к разным народам, начинали нападать друг на друга. Это не вызывает ничего, кроме сожаления.

Этому можно воспрепятствовать, дав возможность людям стоять в одном ряду на молитве, вместе слушать проповедь имама. Для них это будет возможность лишний раз задуматься, что любой конфликт можно решить мирным путем, не нарушая прав и свобод других людей, какой бы национальности они ни были, какую бы религию ни исповедовали.

Сейчас очень важна системная работа с верующими, но она должна быть отлаженной, спокойной и четкой. Так будет комфортнее для всех. Но если у людей просто нет места для совершения молитвы, они вряд ли попадут в поле зрения духовных лидеров, которые могут эту работу провести.

«Ситуация стоит на паузе»

23 сентября 2015 года после реконструкции открылась Московская Соборная мечеть. И все. После этого мы не сдвинулись ни на шаг. Ситуация стоит на паузе. При этом до пандемии в дни Курбан-байрама или Ураза-байрама у Соборной мечети собиралось до 150 тысяч верующих, хотя она рассчитана только на десять тысяч человек.

Тогда по всей Москве открывались специальные молитвенные площадки. Вместе с ними, по нашим подсчетам, на праздничную молитву приходило около 350 тысяч верующих.

Пандемия и антикоронавирусные меры сократили число людей, которых мы можем принять в мечетях. В той же Соборной на проспекте Мира теперь могут разместиться только пять тысяч человек.

Но проблема от этого становится только острее. Я помню, как 1 января 2021 года приехал сюда на пятничную молитву. И что я увидел? Рядом с мечетью и в ее стенах собралось 40 тысяч человек. Но если она может принять только пять, то где были все остальные? Стояли на улице, перекрывая проезды и проходы. Многие из них были мигрантами, хотя границы были закрыты и считалось, что большинство приезжих вернулось на родину.

«Приезжих меньше не становится» Подпольные мечети, давка и косые взгляды: как в Москве живут миллионы мусульман?

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Приезжих меньше не становится»

Было время, когда в мечетях проводились мониторинги. На входе ставились камеры, а правоохранительные органы проверяли паспорта у тех, кто приходил на молитву. Это была не наша инициатива. Потом мы слышали рассуждения, что мечетей в Москве достаточно, просто в них слишком много мигрантов. Если бы их не было, то всем московским мусульманам хватило бы места. Вот только приезжих не становится меньше, и не стоит рассчитывать на то, что когда-нибудь станет.

Многие трудовые мигранты остаются в России, получают вид на жительство, гражданство. Они покупают или снимают здесь квартиры, их дети ходят в московские школы. Эти люди никуда не уехали и уже никогда не уедут.

Рассуждая о том, что мигранты куда-то исчезнут, мы закрываем глаза на реальное положение дел. Все мы прекрасно все понимаем, следим за событиями. Но выходит, что мусульманское духовенство один на один столкнулось с проблемой увеличения количества последователей ислама при отчаянной нехватке мест для них.

«Мы не делаем различий»

Когда нашей стране, нашей экономике потребовалась рабочая сила, давайте будем честны, она, эта сила, прилетела не из Бразилии или Австралии. Люди прибыли из соседних с нами государств, которые когда-то были частью Советского Союза, нашей общей огромной страны. И за последние лет пятнадцать приток трудовых мигрантов в ту же Москву нисколько не ослаб.

В итоге увеличилась нагрузка как на столичные мечети, так и на имамов, читающих здесь проповеди.

Количество верующих выросло в разы. При этом сами мечети возводились исходя из количества местных жителей, исповедующих ислам. Так было и в Москве, и в других регионах.

Для нас каждый человек — это, в первую очередь, человек, творение Бога. Когда он приходит в мечеть, мы не спрашиваем, является ли он гражданином России или просто приехал сюда на заработки. Мы не делаем различий.

Но людей очень много. И если имамы стараются справляться со своими обязанностями, с обрядами, которые необходимо проводить, с проповедью, то проблемы с инфраструктурой мы решить в одиночку не можем.

А сейчас местные мусульмане, коренные москвичи зачастую отказываются от похода в мечеть, потому что опасаются, что не найдут там для себя места, а на улице стоять не хотят. К тому же, если летом проводить намаз на улице было еще как-то возможно, то впереди очередная зима — несколько месяцев холода, дождя, а потом и снега. Но каждую пятницу рядом с мечетями будет происходить то, что уже происходит, — люди будут стоять на улице и молиться.

«Приезжих меньше не становится» Подпольные мечети, давка и косые взгляды: как в Москве живут миллионы мусульман?

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ

«Проект так и остался на бумаге»

В Люблино в здании бывшего детского сада располагается Московский исламский институт. Окруженный жилыми домами, он много раз попадал в неудобное положение. В институте была молельная комната для студентов. Несмотря на многочисленные предупреждения, рядом с ним по праздничным дням собирались работники рынка «Садовод», расположенного неподалеку.

Глава Совета муфтиев России муфтий-шейх Равиль-хазрат Гайнутдин предлагал проект строительства целого комплекса, куда могла войти не только новая мечеть, но и новое здание института. Это было еще несколько лет назад. Но проект так и остался на бумаге. Мы продолжаем вести переговоры с городскими властями, но пока ничего не меняется.

«Мы знаем, насколько это сложно»

У нас нет иллюзий. С одной стороны, мы понимаем, что Москве нужны новые мечети. Игнорировать этот вопрос уже не получится. Необходимо рассредоточить людей по округам, позволить им совершать молитвы там, где они живут. И новые мечети будут заполняться. По нашим подсчетам, в каждой могли бы собираться по пять тысяч верующих.

Но мы знаем, насколько это сложно. Существуют разные суждения и настроения, москвичи очень по-разному относятся к идее строительства мечетей в городе.

Стоит поднять эту тему, начинается бурное обсуждение в сети, и некоторые люди сразу выражают готовность собирать подписи против таких проектов. Но я не вижу, кому бы они могли быть невыгодны.

К тому же каждая мечеть — это большая, сложная работа. Нужно не только построить ее. Она требует усилий по своему содержанию и обеспечению, требует работы целого штата имамов. Если строить мечети в каждом округе, то это большой, в том числе административно-хозяйственный проект.

«Построят многоэтажки, и снова будет коллапс»

Если, например, взять тот же район Люблино или район Марьино, которые я хорошо знаю, там есть места, где мечеть не помешала бы местным жителям, где нет такой плотной жилой застройки. Есть там и промзоны, которые тоже можно было бы задействовать под строительство. Тогда мечеть никак бы не соприкасалась с жилым сектором.

Вопрос о выборе места можно было бы решить. Но пока им не занимаются. Нам, например, обещали участок под строительство в Коммунарке, но пока мы его так и не получили.

А пройдет время, и все подходящие для такого строительства территории просто закончатся. На них построят новые многоэтажки, а у существующих мечетей снова будет коллапс.

Нам всем нужно четко понимать, ради чего все это делается. Наша главная цель — духовно-нравственное воспитание нашей молодежи. Только так мы добьемся того, чтобы наше общество стало лучше, добрее, чтобы не возникали национальные конфликты, а в сводках новостей мы как можно реже видели сообщения об очередных столкновениях.

Партнерские материалы