Выстрел и много дыма

Город
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

В России неуклонно растет интерес к различным видам спортивной стрельбы. Вслед за периодом застоя советских лет, в 90-х и нулевых годах начали появляться стрелковые федерации и ассоциации, в которых состоят уже тысячи людей. Однако одно направление, чрезвычайно популярное на Западе, в нашей стране до недавнего времени практически не существовало. Это стрельба из копий и реплик исторического дульнозарядного оружия (то есть, заряжаемого с дула).

МОСЛЕНТА встретилась с членами этого немногочисленного клуба и рассказывает, что собой представляет стрельба из кремневых ружей, наполеоновских мушкетов и штуцеров американских трапперов. Спойлер: это очень круто!

Пробел в четыре сотни лет

В России сегодня действует ряд стрелковых ассоциаций. Практическая стрельба из современного оружия, стрельба из снайперских винтовок или оружия времен Великой Отечественной войны год за годом набирают популярность.

Однако все эти направления охватывают приблизительно сотню лет европейской истории огнестрельного оружия, при том, что существует оно уже более половины тысячелетия. Только в первой половине XIX века появился первый привычный нам унитарный патрон, состоящий из гильзы, пороха и пули. Остальные четыре сотни лет, которым огромное внимание уделяют стрелки на Западе, в России практически забыли — реплики или оригиналы ружей тех времен официально имели на руках считанные единицы.

До 2011 года немногочисленные любители дульнозарядного оружия были разобщены. Затем на российский рынок решил зайти итальянский производитель копий старинных ружей Davide Pedersoli. Тогда же в журнал «Ружье» вышли статьи о стрельбе из копий старинного оружия, и в Санкт-Петербурге прошел первый семинар по дымному пороху и дульнозарядному оружию. Так возник небольшой круг увлеченных людей.

«Каждый из нас интересовался историей в целом и историей оружия в частности. Все исторические события, так или иначе, были степени связаны с оружием — завоевание Сибири, завоевание Америки, даже наша классическая», — объясняет истоки своей страсти один из основателей клуба Игорь Вербовский.

9668d6b64374bbe2a53159067ffae255cb07daec
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Вскоре журнал закрылся. «Мы поняли, что я и Андрей (другой основатель клуба Андрей Шелегов, — ред.) остаемся возле разбитого корыта. Итальянский производитель разочаровался в российском рынке. Возможно, было ошибкой сразу везти в Россию дорогие модели. Но мы с Андреем решили продолжить, решили, что нам это интересно и нам это надо», — вспоминает он.

В течение двух лет Вербовский и Шелегов проводили бесплатные семинары и встречи, демонстрировали оружие и детально рассказывали, как из него стрелять. С двух-трех семинаров в их движении оставался один новый участник.

«Параллельно я стал ездить на международные соревнования. Там это очень популярно, и каждый год поочередно проводится или Чемпионат Мира, или Чемпионат Европы. И нас быстрее признали за рубежом, чем здесь. Здесь к нам никто до сих пор серьезно не относится. Мы пытались действовать официально, как федерация, но никакого смысла пока в этом нет, так что сейчас мы — клуб по интересам», — поясняет собеседник МОСЛЕНТЫ.

На сегодняшний день в Москве насчитывается около 40 членов клуба, а также около 15 человек в других городах. В основном это люди среднего возраста и среднего достатка: бизнесмены, реконструкторы, сотрудники музеев. «Олигархов, увы (или к счастью), пока нет», — добавляет Вербовский.

Выстрел, искры, дым

От истории мы сразу переходим к практике. Сборы клуба проходят примерно раз в месяц. На этот раз мы находимся на полигоне Алабино. Над огневым рубежом клубится дым, в воздухе — специфический горьковатый запах дымного пороха.

Дистанция для тренировочной стрельбы составляет 25-50 метров (в мировых соревнованиях она может доходить до 300, 500, 1000 ярдов, то есть до 900 метров). Следует короткий инструктаж, знакомство с оружием. После десятка выстрелов винтовка, на которой объясняют технику безопасности, приятно горячая, будто живая.

00356280418bc0bf6b829052dd29e88c42e42806
Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Практику начинаем с гладкоствольного мушкета — реплики, с которой началась вся история клуба. «Именно этот мушкет вынес все тяготы зарождения и формирования нашего сообщества, — рассказывает Андрей Шелегов. — Это укороченная драгунская версия пехотного мушкета наполеоновской армии. Именно с образцом 1777 года французская армия пришла к нам в 1812 году. Этот мушкет примерно на 12 сантиметров короче пехотного, у него латунная фурнитура, которая была устойчивее к конскому поту, и у него укрепленный узел плечевого ремня».

Мушкет тяжелый и довольно длинный, почти полтора метра. Прикрепить штык — и вот тебе копье. Из прицельных приспособлений он имеет только рудиментарную мушку, целиться же приходится по стволу. Долго прицеливаться — не вариант. При весе более четырех килограммов и такой длине ствол вскоре начинает вилять.

Курок взведен, легкое нажатие на спусковой крючок, и гремит выстрел. В правую сторону от замка летят искры, над головой поднимается столб белого дыма. Отдача не очень сильная, но наушники-вкладыши, играющие роль беруш, из ушей вылетели. Попал ли выстрел в цель — неясно. Искры и дым мешают понять. Новичку непривычно также то, что выстрел после нажатия на спуск происходит не мгновенно, а спустя долю секунды после выбитой искры, и рука может дрогнуть. После серии звучит свисток, и только тогда члены клуба проверяют свои мишени, разбирают попадания и промахи.

Потом пробуем выстрелить из реплики европейского егерского штуцера, популярного с конца XVIII века до 30-х годов XIX. Подобные использовались охотниками и в армейских в штуцерных ротах. Практически, это снайперская винтовка того времени. Хороший стрелок мог сделать один выстрел в 30 секунд, а нарезной ствол и привычные целик и мушка обеспечивали отменную точность.

Штуцер на фоне французского мушкета компактный, легкий и лучше сбалансированный. Дыма после выстрела меньше, но о попадании опять можно только догадываться. Пробуем еще один штуцер. Как нам объясняют, таким пользовались американские трапперы. И еще одну винтовку. Ощущения сложно описать, они одинаково непередаваемые.

Похоже на семейную лепку пельменей

Вообще, как объяснили члены клуба, к дыму и грохоту довольно быстро привыкаешь. Метко стрелять человек, знакомый с современным оружием, может научиться всего за пару занятий.

«Немного отличаются только процесс заряжания и те чувства, которые ты испытываешь, — говорит Вербовский. — Если аналогии приводить, то это как курение сигарет и трубки. Даже часть аксессуаров у нас с трубочниками похожа. Стрельба из мушкета или дульнозарядной винтовки — это целый ритуал».

И точность стрельбы в этом ритуале зависит даже не столько от меткости самого стрелка, сколько от его умения правильно подготовить свое оружие. Некоторые реплики пристреливают месяцами. У каждого ствола есть определенный шаг нарезок, если речь идет о нарезном оружии, а разные калибры требуют разного подхода к подбору количества пороха.

Таким образом, стрелок здесь — творец каждого своего выстрела. Он подбирает пулю (Минье или сферическую), подбирает порох из небогатого ассортимента наших магазинов (могут быть различия — одна марка дает чуть меньший, но плотный нагар, другая — меньше загрязняет ствол, но падает мощность; разнится скорость горения, энергетика). Затем подбирает заряд нужной массы. Пули стрелки либо покупают, либо льют сами. Для этого важен качественный, мягкий свинец.

Если подытожить, то при стрельбе на кучность и большой дистанции только 30 процентов успеха — это сама стрельба, а 70 процентов — работа с винтовкой и патронами. «Наша дисциплина похожа чем-то на семейную лепку пельменей. Раскладываем все, что для этого необходимо, присаживаемся, и соблюдаем последовательность действий», — шутит Шелегов.

Джентельменский набор

Минимальный набор для человека, который хочет серьезно заниматься стрельбой из реплик старинного оружия, собрать вполне по силам.

Собственно, вам нужно ружье, стоимость которого в начальном варианте составляет 50-100 тысяч рублей. Далее — набор для его обслуживания (шомпол с несколькими насадками, «стартер» для заряжания), хороший стоит около 2,5 тысяч рублей. Пороховница обойдется еще в пару тысяч. Остальные аксессуары — булавки, молотки, средства для чистки оружия — можно раздобыть в хозяйственных магазинах за копейки.

Плюс, конечно, лицензия на оружие, если хотите самостоятельно покупать порох. Сами выстрелы практически ничего не стоят — что-то около 10 рублей, если посчитать свинец, порох и пыж. Аренда загородного стрельбища для одного члена клуба обходится в считанные сотни рублей. Есть также клубные взносы, которые расходуются на презентационные цели: шевроны и значки распространяются на зарубежных соревнованиях.

Что немаловажно, необходимо быть готовым к длительным чисткам своего мушкета или штуцера после стрельб, для чего тоже придется раскошелиться. Можно, конечно, обойтись средствами для мытья посуды. Также для удаления порохового нагара отлично подходят салфетки для снятия макияжа.

Три главные проблемы

Существует несколько причин, почему стрельба из дульнозарядного оружия в России не носит массовый характер, а наши спортсмены не занимают лидирующие места на мировых соревнованиях.

Первая — это высокая цена ружей. Если в Европе можно купить начальный мушкет или пистолет примерно за 150-200 евро, то у нас это уже тысяча в той же валюте. Дешевые модели в России практически не представлены. Возможно, в ближайшее время будет первая пробная поставка от одного из итальянских производителей.

К этому направлению присматриваются и отечественные оружейники. В Туле заявляли о готовности начать производство нескольких реплик российского исторического длинноствольного оружия. Но рынка для них нет, несмотря на предполагаемую невысокую цену, потому что стрелков слишком мало. А мало их потому, что представленные в России зарубежные образцы дороги. Получается замкнутый круг.

Вторая причина — юридическая. Статус дульнозарядного оружия пока четко не определен. «Наше законодательство в этом отношении не самое плохое в мире, но в то же время оно допускает слишком много толкований. Наш закон — не прямого действия, по принципу „это можно, а это нельзя“. У нас все выглядит так: „Это можно, но только для…“, и к нему два-три подзаконных акта: письмо из Министерства культуры, постановление Правительства и инструкция для МВД, как они толкуют это постановление», – объясняет Шелегов.

Сейчас реплику старинного ружья или винтовки можно зарегистрировать двумя способами — как охотничье оружие или как объект культуры, то есть для изучения истории. Во втором случае совершеннолетнему россиянину нужен лишь паспорт. При этом варианте из него можно стрелять, но не в тренировочных и соревновательных целях, а в культурно-познавательных. То есть, тренироваться нельзя, но стрелять можно. Грань эта не совсем понятна.

Два одинаковых ружья фирмы Davide Pedersoli, но одно с клеймом «R», а другое — без него, сертифицируются в России по-разному. В первом случае оно проходит как охотничье оружие, во втором — как предназначенное для использования в культурно-образовательных целях. При этом никаких отличий между ними, кроме клейма, нет. И то, и то стреляет.

С историческими пистолетами еще сложнее, их статус вообще не определен. В законе говорится, что гражданин России при достижении 18 лет может купить длинноствольное одноствольное оружие. Про короткоствольные реплики ни слова. Вообще же «короткоствол» в России, как известно, запрещен. Из пистолетов можно иметь только травматические.

«У меня есть реплики двух пистолетов, они хранятся в Испании, и я их вижу раз в год. Поэтому и результаты на международных соревнованиях соответствующие. Самое лучшее место на мировом чемпионате — 41-е. Но из 95, так что, формально, в верхнюю часть таблицы попал», — добавил Вербовский.

Наконец, мешает незаинтересованность со стороны государства и спортивного сообщества. «Мы писали письма в стрелковый союз, но мы не олимпийский вид спорта. Писали в федерацию практической стрельбы, там заинтересовались, но это тоже пока не совсем подходящий вариант. Ни для нас, ни для них, потому как наши упражнения не соотносятся с их упражнениями», — подытожил он.

Однако то, с каким энтузиазмом небольшая горстка людей поддерживает это направление, вселяет надежду, что каждая из проблем однажды будет решена. Тем более, дульнозарядные ружья, как считают они, это едва ли не лучший вариант для первого знакомства с огнестрельным оружием в принципе.