04 сентября в 09:09

«На портретах следы от шрапнели и пуль…»: зачем лица москвичей высекли на брусчатке

Фото: предоставлено художником
4 сентября в ММОМА открывается выставка художника 0331с. Ее название — «По головам» — весьма прямолинейно: в рамках VII Московской молодежной биеннале современного искусства Евгений (он же 0331с) выставляет проект, для которого он высек на брусчатке 294 портрета обычных жителей столицы. МОСЛЕНТА решила узнать, что все это значит и о чем должно говорить, и пообщалась с Евгением.

«Все началось в 2012 году. Тогда никакого проекта у меня в голове еще не было. Зато было огромное желание рисовать. И день за днем я рисовал толстым маркером в маленьком блокноте портреты самых обычных москвичей. Материал меня сильно ограничивал: я не мог ничего стереть, переделать, у меня было крошечное пространство листа. И это мне нравилось. Это были такие упражнения чисто для себя, чтобы набить руку.

В моем блокноте появлялись прохожие, пассажиры общественного транспорта, трезвые и не очень участники всевозможных вечеринок, мои родственники. Таких блокнотов с отрисованными москвичами у меня скопилась целая куча — штук семь или восемь. И делать с ними что-то я, честно говоря, не предполагал».

«Я сложил свои блокноты в стол и думал, что все — эта история закрыта. Но скоро меня стала мучить вот какая мысль: я потратил кучу времени на эти рисунки, но что дальше? Как их можно применить? В это время у меня должна была пройти выставка в Берлине. И специально для нее я начал искать граффити на Красной площади. Такие… крошечные, высеченные на брусчатке. Я приехал туда, обошел каждый уголок, изучил каждый камешек и таки нашел их. Немного, штук пять. Тут-то я и подумал: а круто было бы высечь на брусчатке и сделанные мною портреты! Это ведь очень символично: брусчатка полируется ногами людей, то есть люди в нее как бы впечатываются из поколения в поколение. Это был 2017 год. Еще немного подумав, я приступил к поискам брусчатки».

Reload
1 / 4

Фото: Фото: предоставлено художником

«Это только от вас я услышал, что несколько лет назад художник Павленский прибил к кремлевской брусчатке свое хозяйство. Странная затея. Очень надеюсь, что никаких ассоциаций этой акции с моим проектом ни у кого не возникнет…

Я свою брусчатку собирал около года. Несколько штук нашел вдоль шоссе Энтузиастов, на месте которого проходил Владимирский тракт — печально известный путь ссыльных на каторгу в Сибирь. Но больше всего мне повезло, когда в интернете я нашел объявление о продаже двухсотлетней брусчатки с питерского Апраксина двора. Я купил тогда девять тонн камней! Может показаться, что девять тонн — это, извините, до хрена. Но, нет: это всего лишь 600 камней, потому что они весьма немаленькие — не в пример брусчатке нынешней. На некоторых из них даже видны следы от попадания шрапнели, пуль…»

«Едва все эти девять тонн доставили в Москву, я приступил к работе. Сначала рисунки из блокнотов я переводил в компьютер. Потом с помощью проектора аккуратно, по миллиметру переносил изображения на камни. Затем высекал их вручную, вооружившись скарпелем и молотком. В день у меня получалось сделать портрета два. А на все про все у меня ушел примерно год. Всего у меня получилось 294 портрета в камне».

«Тех, чьи портреты я разместил на брусчатке и кого лично знаю, я на открытие выставки, конечно, позову. Там, кстати, есть и моя мама, и моя жена, и моя дочка — тогда еще совсем маленькая. Впрочем, там многие неузнаваемы, ведь все портреты, повторю, были сделаны в 2012-2015 годах. Специально для проекта я не нарисовал ни одного человека!»

«Зачем все это? Мне кажется, что самое важное, что есть в морем проекте, — это линии сегодняшнего дня, изображающие сегодняшних людей. И все это стопроцентно не надумано, а документально. Это линии, которые не должны были, по идее, быть увековечены, но… И это тоже очень важно, потому что, с одной стороны, говорит о значительности каждого из нас, а с другой — о неизбежном забвении. Ведь имена большинства высеченных людей практически никому — включая меня — не известны….

Кстати, камнем у меня дело не ограничивается. С высеченных портретов я еще и сделал оттиски на тонкую рисовую бумагу. Их можно посмотреть на другой моей выставке, проходящей в эти же дни в Музее Вадима Сидура на Новогиреевской улице. А для этих рисунков я еще сделал пять гранитных шкатулок, закрывающихся, словно саркофаг. Это тоже очень символично, вам не кажется?»