11 января в 14:37

«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог

«У россиян снизилось хорошее настроение перед Новым годом, — утверждается в исследовании, проведенном в конце 2020-го факультетом психологии МГУ. Причин тому много: затянувшаяся пандемия, потеря и болезнь близких людей, долгое отсутствие физических нагрузок, проблемы на работе, ограничения. Повздыхав вместе со всеми, МОСЛЕНТА поговорила с членом Профессиональной гильдии психологов и Профессиональной терапевтической лиги Светланой Ладейщиковой о том, что делать, когда ничего не хочется, и что всем нам ждать от наступившего года.
«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Один из моих любимейших рассказов Фазиля Искандера называется «Праздник ожидания праздника». Это чувство знакомо многим. А тут такая статистика от МГУ…

Это чувство по-прежнему было в конце 2020-го. И оно людей хоть как-то подбадривало. Тем более, что Новый год всегда несет с собой некоторую надежду на лучшее и на то, что все неприятности останутся позади.

Все так. Но именно в этом году многие жалуются на полное отсутствие новогоднего настроения. Ведь оно — реакция на происходящее. А происходящее сейчас — по большей части печально.

Человек — такое существо, которое, пока живо, постоянно на что-то надеется. А надежда — это энергия, вложенная в будущее… Конечно, все люди разные, есть среди них и те, кто находится в депрессивном состоянии. Но у большинства все равно в новогодние праздники включаются какое-то детские настроения, ожидания и ощущения, пусть даже и в виде слабых импульсов. А это значит, как бы не было плохо вокруг, мы все равно будем думать о том, что жизнь продолжается, что карантин карантином, а праздник праздником…

И что люди по-прежнему ждут новогоднего чуда, хоть от прошлогодних чудес их уже давно и сильно тошнит?

Совершенно верно. Тошнит. Но мы же все равно остались людьми. У нас у всех есть семьи. У нас остались наши детские воспоминания. У нас есть наши дети, которым мы должны устроить праздник и прожить его вместе с ними.

«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог

Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

Люди — настолько наивные существа?

А что здесь наивного?

Все это: вера в чудеса. Ведь происходящее вокруг говорит об обратном.

Ну, пусть наивные. Но именно эта наивность и дает всем нам силы жить, устраиваться на работу, радовать своих близких и радоваться самим, держаться друг за друга, разрабатывать какие-то проекты. Значит, она не так уж и плоха. И, да — она же помогла всем нам адаптироваться в сложившейся из-за пандемии ситуации.

Считаете, что мы уже научились адаптироваться?

Да, вокруг все плохо, но жизнь не остановилась, вот все мы и стали приспосабливаться к ее новым реалиям. Причем, по моим наблюдениям, это случилось где-то в ноябре: именно тогда достаточно заметно изменился запрос по крайней мере моих клиентов — люди перестали мучиться из-за того, «как все плохо». Почему? Повторюсь, из-за того, что привыкли, и благодаря новостям о появлении вакцины, вселяющим некоторую надежду на то, что тучи развеются и жизнь войдет в прежнюю колею. И это, кстати, рождает новые психологические проблемы: многие этой прежней колеи уже опасаются, они отвыкли от нее, настроились жить иначе. Поэтому новые запросы, как правило, затрагивают как раз-таки вопросы о том, как снова себя перестроить, как заявить о себе в новых условиях.

Нет ли в том, что мы полюбили наше новое состояние дистанционности, изолированности, отголосков так называемого стокгольмского синдрома? Может быть, эта любовь — все же не принятие, а способ психологической защиты, потому что, ну, невозможно же столько времени находиться под гнетом нынешних «коронавирусных» проблем?

Стокгольмский синдром во многом связан с тем, что мы начинаем любить своих захватчиков и угнетателей. Так? Сейчас же речь идет именно о перестройке психики в результате включения адаптационных механизмов, а не о радости от пандемии и вообще от всего того, что происходит со всеми нами. Люди просто принимают условия игры и начинают выстраивать исходя из них свою жизнь — кто как может.

В самом начале пандемии мы говорили с вами о том, какую опасность для большинства семей представляет ситуация, когда муж, жена и дети вдруг оказываются запертыми в четырех стенах, не имея возможности хоть немного отдохнуть друг от друга. Это действительно оказалось большой проблемой?

Да. На какой-то момент количество клиентов, переживающих семейный кризис из-за описанной вами ситуации, стало довольно заметно расти. Но после — снижаться. Опять же, по причине адаптации: многие просто научились, наконец, работая на удаленке, хотя бы расходиться по разным комнатам и давать друг другу какое-то пространство, а не постоянно друг на друга натыкаться. Да и, слава богу, мы перестали находиться в локдауне, благодаря чему у людей появилась возможность выходить и на улицу, и на работу, и заниматься спортом, и посидеть в кафе и барах.

То есть появилась возможность расслабляться, так? Но при этом есть ощущение, что тревожность у людей никуда не исчезла, а, наоборот, только растет. Мы тревожимся постоянно и обо всем: о коронавирусе, об изменении условий жизни, формата работы, ухудшения финансового состояния, опасности оказаться безработным…

Тревожность, безусловно, сейчас высока. Но, что такое тревога? По законам психологии, это когда у человека скапливается много энергии, которую он не знает, куда и как выплеснуть. А сейчас люди, наконец, стали искать способы этого «выплеска»: искать новую работу, новые источники заработка, то есть переводить свою тревогу в конструктивное русло. Да, так происходит не у всех. Но многие мои клиенты приходят сейчас уже не просто пожаловаться на жизнь, а с запросом, как найти новое место службы, потому что он уже не хочет просто сидеть и трястись, рассказывать, как он боится выйти за порог и заразиться, а думает, что бы ему предпринять. То есть — думает о перспективе.

«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог

Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

Другими словами, за время пандемии, начавшейся еще в начале марта, запросы обращающихся за помощью к психологу людей изменялись неоднократно?

И да, и нет. Запросы по поводу тревожности были всегда, в последние месяцы их количество просто несколько возросло. Паранойи я не наблюдаю. Люди все так же хотят разобраться в том, как построить отношения, потому что по-прежнему продолжаются несчастные любови и расставания. Что же до нового… Ко мне в последнее время стали приходить беспокоящиеся о том, как предъявить себя новому руководству, как справиться со страхом писать резюме и ходить на интервью, как окончательно не разругаться с супругом, если он отказывается верить в опасность коронавируса и не понимает страхов жены. В некоторых случаях родителей стали сильно раздражать их дети. Но и это понятно: многие уже исчерпали все свои фантазии в попытках развлечь сидящее дома чадо, переключить на что-то его внимание. А тут еще и никак не прекращающаяся дистанционка, из-за которой, опять же, ребенок постоянно находится рядом, тоже требуя для себя свободное пространство…

…что, несомненно, еще сильнее чувствуется в новогодние праздники, когда нет ни работы, ни каких-то иных дел, кроме сидения дома. Хуже того — это сидение стало всеобщей новой привычкой. Любой выход на улицу для многих нынче — стресс. А выйти вроде как надо, потому что положено…

Слушайте: хотите — сидите, хотите — нет. Я давно поняла: если ты хочешь праздника, кроме тебя его тебе никто не устроит. Но, с другой стороны, если праздничного настроения у тебя нет, если ты хочешь страдать и погружаться в эти страдания, это тоже твой выбор. То есть тут нет никаких «положено», «надо» и «обязан». Что же до привычки… Положа руку на сердце, не так-то уж и добросовестно мы сидели дома, а сейчас не сидим вовсе: у нас есть парки, катки, открытые территории, двор, и все эти места забиты людьми. Хотите — идите туда. Не хотите — позовите к себе гостей. Боитесь звать? Соберитесь в зуме. Короче, возможностей нормально отпраздновать эти дни навалом, было бы только желание. А нет, так и о чем тогда сожалеть? Другое дело, что в ваших страданиях нет никакой необходимости.

«Нынешние праздники — как пир во время чумы! — говорят некоторые. — Вокруг множество болеющих, потерявших родственников и близких друзей, переживших из-за пандемии семейные кризисы, потерявших работу и часть зарплаты, а тут все это — елочки, огонечки, веселые песенки и бодрые голоса по телевизору. Бесит! Да и вообще, как-то неловко в этой ситуации веселиться».

Нам и не дадут слишком сильно развернуться с этим праздником — ограничения-то в Москве никто не отменял, массовые гуляния запрещены, рестораны вечером не работают, корпоративы почти у всех отменились. И, да: в мире всегда есть люди, которые страдают. Но повторю: жизнь продолжается. Ваша жизнь. И даже скорбящие, уверена, в новогоднюю ночь поднимали бокал за счастье, надежду и ожидание лучшего.

«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог

Фото: mos.ru

Мне кажется, вы немного недооцениваете масштабы этой проблемы. Моя френдлента в фейсбуке в последние месяцы ежедневно обновляется сообщениями о чьей-то смерти: кто-то похоронил маму, кто-то брата, кто-то потерял друга. И это — реально давит и не дает расслабиться. Это… да, заставляет думать о том, что и я смертен, причем — внезапно.

Давит, да. Но… Мы должны относиться к умершим с большим сочувствием. Но должны не забывать и о живых, тех, кто рядом с вами — вашей жене, детях, родителях, — которым нужна надежда и вы — как гарант стабильности, как фигура, на которую можно опереться. И погрузить их всех во всеобщее горе, пусть даже вы его остро ощущаете сами, мне кажется неправильным. А, значит, всеми силами мы должны себя удерживать на поверхности и как-то поднимать себе настроение.

Вот видите: вы сами говорите про это «должен». А ведь вокруг нас полно людей — вот в тех же социальных сетях, — которых хлебом не корми, но дай поучить собеседника тому, как правильно переживать и скорбеть.

Скажу так: если говорить про «долженствование», то на первом месте у человека все равно должна стоять ответственность перед близкими, перед семьей, которой нужна ваша энергия и надежда. Другое дело, что попытка насильственно «поймать» новогоднее настроение — верный способ еще быстрее заработать себе нервное расстройство.

Так что же делать, если у меня на душе плохо, а близкие ждут от меня безудержного веселья?

Поговорить с ними. Сказать, что сейчас у вас нет ресурса веселиться, но портить праздник вы тоже не намерены. Что вы обязательно все равно проведете эти новогодние дни с семьей, но — по мере сил. Рассказать близким о своих мыслях и переживаниях, чтобы им стало понятнее ваше состояние. И попытаться хоть как-то подпитаться их оптимизмом.

Как?

Понять, что главный итог минувшего года — вывод, что в новом году нужно полагаться в первую очередь на себя. На то, что «я что-то придумаю — сам или со своими друзьями», что «я не буду надеяться на абстрактного Деда Мороза, поскольку он оказался так себе помощник», что «мне не поможет правительство, а только лишь мои близкие», что «я буду делать то, что я могу». И задуматься, что вы можете сделать для себя в наступившем году. То есть поверить в чудо, сотворенное собственными силами и руками. И отнестись к себе с уважением, принять себя таким, какой вы есть, поверить в собственные способности, а не переживать из-за того, что какие-то способности у вас отсутствуют. Вы должны поверить, что вы — замечательный человек. А если так, зачем такого человека лишать праздника? Ведь он его заслужил, пусть даже и авансом.

Хорошо бы, чтобы подобное упражнение у многих получилось. А если нет? Не думаете, что после этих новогодних праздников количество клиентов у психологов значительно вырастет?

Открою секрет: из года в год новогодние праздники только и делают, что ухудшают психическое состояние большинства людей. Почем? Именно потому, что, предоставленные сами себе, они начинают сначала сильно радоваться, а следом — еще больше рефлексировать и наполняться разными деструктивными мыслями… Каждый год именно после новогодних праздников к психологам выстраивается очередь из клиентов с испорченными отношениями внутри семьи, с разочарованием в собственной жизни и местом, где протекает эта жизнь. Такова, можно сказать, традиция. В выигрышной ситуации оказываются лишь те, у кого есть какие-то собственные увлечения, потому что любому из нас нужно несколько опор, чтобы равномерно распределить свою энергию. Скажем, если у женщины единственное увлечение — это ее муж и ребенок, то мужу и ребенку не очень позавидуешь: все, что женщина хочет получить от мира, она будет требовать у них. Так что… общайтесь с друзьями, делайте что-то для себя, делайте что-то совместно с кем-то.

«Нас тошнит. Но мы остались людьми»: как не сойти с ума в новом году — объясняет психолог

Фото: Александр Казаков / «Коммерсантъ»

Это поможет? Какой вы вообще видите динамику изменения психологического состояния москвичей в новом, 2021-м, году?

Я думаю, что после новогодних праздников еще где-то полгода будет продолжаться все то же, что происходит сейчас: мы будем становиться реалистами и наводить фокус на самих себя, то есть стараться выплывать в той системе координат, которая уже сложилась. А дальше — с распространением вакцинирования — мы начнем постепенно возвращаться к нормальной жизни. И тогда возникнут новые проблемы, потому что это возвращение многим будет даваться с большим трудом. Ведь как? Если человек долго не ходит, у него атрофируются не только мышцы, но и коммуникативные навыки, способности презентовать себя внешнему миру и выстраивать отношения вне семьи. Однако и это мы преодолеем — если, конечно, в новом году на нас не обрушится еще какая-нибудь напасть — тоже где-то за полгода. Но я — оптимист, поэтому верю в хорошее.

Партнерские материалы