31 мая в 00:01

«Не давайте мне советов, где и как жить!» С чем сталкиваются в Москве мигранты и что они об этом думают

Хейт начался, едва стало известно, что на конкурс «Евровидение» от России едет певица Манижа, и продолжается до сих пор. Интернет полнится комментариями, суть большинства из которых сводится к одному: как может представлять нашу страну таджичка? «Вали в своей Таджикистан! — пишут взрослые люди. — А то, ишь, понаехали тут»… О том, как живется в Москве многим представителям иных национальностей и чувствуют ли они негативное отношение к себе со стороны москвичей, МОСЛЕНТЕ рассказала руководитель Благотворительного фонда «Развитие миграции» Гулзина Маматахунова. А заодно поделилась собственным опытом.
«Не давайте мне советов, где и как жить!» С чем сталкиваются в Москве мигранты и что они об этом думают
Фото: Искандар Аминов / РИА Новости

Я родилась в Кыргызстане, в Ошской области, в селе Куршаб. Но выросла на Урале. Точнее так: я какое-то время жила с бабушкой и дедушкой, а как они умерли, мне пришлось перебраться в Россию, к родителям. А родители здесь ооооочень давно!

На момент переезда мне было девять лет. Но я не осталась тут насовсем — приезжала, уезжала, снова приезжала и уезжала опять, потому что очень долго не могла в России адаптироваться. Я ведь совершенно не говорила на русском языке, не знала даже русский алфавит, а без этого как в школу ходить! Занималась много. А как исполнилось 13 лет, осталась тут окончательно.

«Не давайте мне советов, где и как жить!» С чем сталкиваются в Москве мигранты и что они об этом думают

Фото: страница Гулзины Маматахуновой на Facebook

Ни со стороны учителей, ни со стороны детей никаких пробросов относительно моей национальности и внешности не было. Чтобы вы понимали: у меня на родине даже друзей нет, все они здесь в России — и это в основном как раз мои бывшие одноклассники. Было хорошо. Я даже не думала о том, что со мной может что-то такое случиться. Но… Когда я впервые приехала в Москву, мне было 18 лет, — хотела погостить у своей тети. И вот захожу я в метро — вся такая активная, модно разодетая — и какой-то мужик мне говорит: «Такая модная чурка!» Я отвернулась. Думаю, не буду отвечать. И вообще, может, это не мне? Но он не успокоился. «Ты, — говорит, — …глазая!» Представляете?! «В чем проблема?» — спрашиваю. «В твоей внешности, — сказал он. – Понаехали в Москву и засоряете мой город». Я чуть не расплакалась тогда.

Что было тяжелее всего, когда я уже насовсем перебралась в Москву? Ммм… Наверное, снять квартиру. Я обзванивала по сотне вариантов в день. «Как вас зовут?» — спрашивали у меня владельцы жилья. «Гуля» — «А кто вы по национальности?» Я говорю: «Уйгурка, но я — россиянка». «Ой, нет, мы такие варианты не рассматриваем! Хотим жильцов только славянской внешности»… Это было очень неприятно и странно, ведь меня же воспитывали в многонациональной стране, а тут, в ее столице, происходит вот такое. Причем, что удивительно: в регионах я с таким не сталкивалась. Я знаю, о чем говорю: я выросла в России, в городе Чайковском. Среди моих друзей есть и евреи, и кавказцы, и все они сталкивались с неприятием своей национальности именно в Москве, хотя являются гражданами этой страны.

Я очень долго не могла устроиться на работу. Не брали. Прихожу, а мне: «Вы сразу не могли предупредить, что вы из Кыргызстана?» Но ведь я уже хорошо говорила на русском, абсолютно все понимала, получила в России образование. И, да, я совершенно не хотела идти мыть полы или тарелки! Из-за этого мне тоже пришлось многое пережить, но я нашла в себе силы как-то переформатироваться. Ну, то есть взяла, да и открыла собственный бизнес — у меня своя строительная компания, я предоставляю рабочую силу самым разным агентствам. А после — открыла фонд для мигрантов, потому что знаю, в каком они тут все положении и с чем им приходится сталкиваться.

Знаете, что я получаю на свою почту иногда по поводу этого Фонда? «Сдохни!» Или: «Зачем ты помогаешь этим?!» «Вали в своей Кыргызстан и там помогай!» Но, правда: я уже научилась не обращать на это внимания. Научилась, потому что поняла: унижают других людей из-за их внешности или национальности только те, кто сам внутренне слаб.

«Не давайте мне советов, где и как жить!» С чем сталкиваются в Москве мигранты и что они об этом думают

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Мне ночью по Москве, честно скажу, ходить страшно. На меня ведь нападали националисты, когда я в районе восьми вечера шла к себе домой по Банному переулку. Это было около 10 лет назад. Представляете: возвращаюсь спокойно с работы и вдруг сначала слышу крики, а после вижу, что на меня несется разъяренная толпа. Меня тогда чуть не убили. Спасло только то, что рядом располагалась прокуратура — большое здание с бронированной дверью, — которая, к счастью, оказалась не запертой. Вот в нее я и влетела… Страх от этой ситуации преследует меня до сих пор. Ничего не могу с собой поделать: если иду вечером по городу, постоянно оглядываюсь…

Последние два года негатива в Москве стало как будто поменьше. Но случается всякое. Вот, скажем, договорились мы с друзьями посидеть в дорогом ресторане. Я в таком впервые была. Волновалась, поэтому пришла первая. Ну и села, что-то заказав. А мне официантка говорит: «Ты знаешь, сколько это все стоит? У тебя есть деньги? У таких узкоглазых, как ты, столько быть не может!» Я была в ужасе! Когда пришли мои друзья, я, конечно, им все это рассказала. Они устроили скандал. Кажется, эту девочку даже уволили.

Русские мужчины? Нет, от них негатива нет. Они, наоборот, часто подходят знакомиться. Кстати, мой самый первый мужчина был именно русским, мы вместе долго жили… Негатив идет в основном от женщин. Вот парадокс тоже… А я всегда считала так: да, мои родители мусульмане, я мусульманка, но если я влюблюсь, мне без разницы, кем будет мой муж и во что он будет верить. Хотя уверена, мои родственники придерживаются другого мнения. Что бы они сказали, выйди я сейчас замуж за русского? «Тварь!» — возможно. Когда я была замужем в первый раз, мама меня едва ли не каждый день проклинала и ругала. И до сих пор ту ситуацию не приняла. Ну а что делать? Я какая есть, такая есть…

Я уже говорила, что причина нелюбви непохожих на себя — признак слабости. Но есть и еще одна причина. Я думаю так: во время распада СССР люди сильно разделились и стали воспитывать своих детей вот такими — нетерпимыми.

Посмотрите сами: молодежь — что русская, что киргизская, что кавказская, какая угодно — она добрая. Я, скажем, общаюсь с большим количеством молодых русских ребят, они замечательные: для них и религия, и национальность людей не имеет значения. Негатив же, вот это вот — «нерусская», «чурка», «вали из нашей страны» и так далее — льется от взрослых людей, иногда уже бабушек и дедушек. Ужасно это все. И осадочек, конечно, остается…

Мне неприятно про это говорить, но со стороны наших дедушек и бабушек тоже часто можно встретить такое по отношению к русским. Что делать! Люди — русские, азиаты, кавказцы — нарисовали у себя в голове границы и стерегут их, как цепные псы. Хотя, казалось бы, что проще: живите рядом, любите и уважайте друг друга, ведь все наши народы умирали плечом к плечу во время Великой Отечественной, а после войны все вместе оплакивали погибших... За что вы все теперь ненавидите друг друга?! Хотя, конечно, всему есть объяснения. Помните, да: ведь еще 10 лет назад к мигрантам в России относились не как к людям. Кто в этом виноват? Все. И русские, и сами мигранты, приехавшие в другую страну, но предпочитавшие по-прежнему жить в своем замкнутом мире. У кыргызов, скажем, тут свои рестораны, у узбеков свои, чужих они туда стараются не пускать, потому что боятся: а вдруг русские нас кинут? А я дружу со всеми. От этого моя жизнь только налаживается! Меня даже полиция в метро перестала останавливать, потому что видят — внутри меня мир, согласие и сила, значит, я адаптирована, значит, практически своя…

Я как раз недавно думала об этом: да, я уже полностью адаптирована. Даже если мне завтра кто-то скажет — «чурка!» — я пройду мимо и буду жить улыбаясь. Потому что Москва — это и мой город. Я здесь куда больше своя, чем в Кыргызстане. Москва помогает мне стать той, кем я являюсь на самом деле… Понимаю, что сейчас многие мои земляки возмутятся, но несколько месяцев назад я сняла платок. Я надела его, когда выходила замуж, потому что мой жених, лакец по национальности, был человеком религиозным. Из-за этого мы в итоге и развелись полтора года назад… Да, я верю в Бога, я молюсь, но Бог — это то, что внутри меня, а внешний вид — это мое. Я не хочу ходить в хиджабе! Мне удобно без него… Меня, конечно же, осудили очень многие. Писали и говорили: «Гори в аду!» И бывший муж мне так писал, хотя у него и мать, и сестра непокрытыми ходят, поэтому какое право он имеет унижать и оскорблять меня. Я — свободный человек с самого детства! Я никогда не слушала даже родителей, а тут вдруг муж меня воспитывать начал. Кушать ему готовь пять раз в день, убирай, стирай, надевай платок… Перед Богом каждый будет отвечать сам. И я отвечу. Но сейчас я счастлива.

И еще скажу — только поймите правильно: я заметила, что без платка москвичи на меня перестали смотреть как-то так… косо и недоверчиво. Хотя, казалось бы, какая вам, блин, разница, кто как ходит — голый или в платке! Обсуждайте и осуждайте реальные проблемы: шовинизм, например. Воспитывайте своих детей, а не чужих! Не пихайте мне в лицо свое мнение! Зачем оно мне? Не давайте советов, где и как жить!

«Не давайте мне советов, где и как жить!» С чем сталкиваются в Москве мигранты и что они об этом думают

Фото: Майя Жинкина / «Коммерсантъ»

«Вали в свой Таджикистан!» — писали и пишут хейтеры Маниже. А я так скажу: не нравится вам ее песня, как, скажем, и мне, так и скажите: «Твоя песня — плохая!»

Но зачем оскорблять ее саму? Она классная, энергичная, живая, сильная, она мечтает и идет к своей мечте, всего добиваясь сама… Вам не нравятся таджики? Так не давайте им российское гражданство, чтобы эти «чурки» жили у себя дома! А если даете, так будьте людьми до конца. «Будем молиться, чтобы твой самолет упал!» — написал Маниже кто-то в комментариях. Так разве человек может сказать? А ведь эти люди воспитывают своих детей…

Я живу в Москве практически всю свою жизнь. Да, я не могу сказать, что я — русская. Я — не славянка, я — уйгурка. Я люблю свою нацию, но я чувствую себя россиянкой, как, думаю, и та же Манижа. Россиянкой, находящейся между различных культур или, скорее, вне их. Потому что разговорами о национальных культурах людей пытаются сегодня разъединить, а я за объединение и любовь. И еще за то, чтобы прожить достойно свою жизнь. Идет человек в хиджабе? Оставь его в покое. Идет с бородой? Оставь его! Идет православная в платочке? И ее оставь! Видите мигранта? Улыбнитесь ему, потому что ему очень тяжело. Хватит обсуждать друг друга, потому что пока вы это делаете, проходит ваша собственная жизнь.