01 сентября в 00:08
10 мин.

«Никакой мечети тут нет и не будет!» Кто стоит за созданием «халяльного» поселка под Москвой?

Вторую неделю страна массово обсуждает «халяльный поселок» Аминовка в Подмосковье. За несколько дней его уже успели назвать «поселком сектантов», обвинить его создателей в навязывании исламского образа жизни жителям соседней деревни и наброситься с проклятьями и угрозами на автора идеи экопоселения — модельера Амину Шабанову. Как появилась идея создать поселок? Кто будет жить в нем на самом деле? Требуют ли от женщин Аминовки обязательно носить платок и как хиджаб связан с равноправием? Об этом и многом другом Амина Шабанова рассказала «Мосленте». Ниже — ее монолог.
«Никакой мечети тут нет и не будет!» Кто стоит за созданием «халяльного» поселка под  Москвой?
Фото: @amina_shabanova

«Мы мусульмане, но дружим со всеми»

Построить коттеджный поселок было моей заветной мечтой, но казалось, что это требует сумасшедших денег. В прошлом году, когда мы оказались в изоляции из-за пандемии, идея жить в своем доме, на природе заиграла новыми красками. Тогда я поняла, что можно пойти другим путем — привлечь к проекту собственника земли. И мы нашли такого человека.

Вся идея была в том, чтобы создать поселение в формате клуба по интересам. Мы хотели объединить людей, выбирающих здоровый образ жизни, вне зависимости от их национальности или вероисповедания. Да, мы с мужем мусульмане, но дружим со всеми. Россия — многоконфессиональная страна.

Когда начались первые сделки и появились первые поселенцы, нам стало ясно, что люди хотели чего-то подобного. Сейчас в Аминовке купили землю уже почти 80 семей. И это прекрасные интересные люди.

«Выступаем против алкоголя и курения»

Мы хотели создать территорию, на которой будут жить люди, разделяющие примерно одни ценности — опять же вне зависимости от религии. И мы создали рекомендации для будущих жителей. В них, например, мы указали, что выступаем против алкоголя и курения.

К последнему я отношусь с большим опасением. У меня двое детей-подростков. Но как бы я ни старалась им что-то объяснять, вокруг существует общество, которое на них влияет. Я вижу подростков с вейпами, с сигаретами и понимаю: если мои дети это видят — они могут захотеть закурить. Но если вокруг будут люди, выбирающие здоровый образ жизни, то возможно и соблазна не будет.

«У меня такие же права, как у остальных!»

На самом деле подобных поселений очень много. Я пересмотрела множество интервью поселенцев из разных регионов России, в том числе из Подмосковья. Все эти ролики есть на YouTube.

В России множество православных поселений, есть вегетарианские поселки, есть казачьи — самые разные. Люди объединяются и выбирают жизнь в окружении тех, кто разделяет их взгляд на мир. В каждом подобном поселении существует ряд рекомендаций для тех, кто хочет там поселиться.

Когда я смотрела эти интервью, меня поразили лица говоривших. Очень приятные люди, можно сказать, одухотворенные. И они не скрывали, что у поселений и поселенцев могут быть трудности. Я не ожидала, что путь будет легким, а мир — розовым и зефирным, но мне хотелось сделать такой проект. Если все законно, если все открыто и официально, почему нет? У меня такие же права, как у остальных.

«Жители соседней деревни вряд ли захотят слушать азаны»

К нам недавно журналисты приехали — смотреть 50 домов с мечетью. А у нас тут пока чистое поле. С межеванием мы закончили только в феврале этого года. Тогда же и пошли первые сделки.

В мае 2021 года мы начали внутренние дороги прокладывать. Мечети тут нет. К тому же жители соседней деревни вряд ли захотят слушать чужие азаны.

Все, что нам нужно, — некое помещение, куда мужчины-мусульмане смогут приходить на пятничную молитву и проповедь. Дом собраний, молельный дом, культурный центр — назвать это место можно как угодно.

Что мы нарушаем таким образом? Какой закон? Или человек по умолчанию становится злодеем и преступником, если он мусульманин?

«Просили не ходить нагишом или в купальниках»

Мы сразу сказали, что нам неважно, какую религию исповедуют наши поселенцы. Но из-за того, что я мусульманка, все решили, что это мусульманский поселок. Неправда.

У нас есть православные. К примеру, вторая семья, которая купила здесь землю. Там девушка православная. Увидев информацию, что мы собираемся строить поселок, она сразу загорелась.

Многие женщины, которые планируют жить в нашем поселении, по тем или иным причинам хиджаб не носят. Кто-то просто не покрывается, кто-то исповедует другую веру, как та девушка. И никто от них ничего не требует!

Да, мы создали определенные рекомендации для жителей Аминовки, и среди прочего там есть пожелание соблюдать определенный дресс-код. Но это не хиджаб!

Мы просили не ходить по общей территории нагишом или в купальнике, а выбирать одежду длиной хотя бы до колена. Все остальное — на выбор поселенцев. Как говорится, ходите, в чем хотите.

«Наши рекомендации существуют только на нашей территории»

Все наши рекомендации созданы только для территории нашего поселения. Никого более, в том числе и жителей соседней деревни, они не касаются. Но чуть больше года назад произошла ситуация, из-за которой нас обвиняют в навязывании нашего образа жизни соседям.

У меня открытые аккаунты в соцсетях, так что местные жители следили за новостями на моих страницах. Они знали, что в определенный день мы с поселенцами приедем смотреть землю.

И они вышли нас встречать. Это была большая группа людей в купальниках, с алкоголем и сигаретами. Они вели себя вызывающе и обвиняли нас в том, что мы якобы диктуем какие-то правила, с которыми они категорически не согласны.

Я постаралась объяснить, что это их личное дело, а наши рекомендации существуют только на нашей территории и к ним отношения не имеют.

Чуть в стороне беседовали наши мужчины. К ним очень близко подошла девушка в купальнике и стала что-то доказывать. Другая девушка, уже из тех, кто приехал вместе с нами, просто попросила ее не подходить очень близко. У нас так не принято.

Через год эта история «выстрелила», и теперь пишут, что я чуть ли не за каждой женщиной бегаю и заставляю ее надеть хиджаб.

«Мой ребенок не носит хиджаб»

Я сама пришла к желанию носить хиджаб. И даже отец, верующий человек, несколько раз переспросил меня, уверена ли я в своем решении, точно ли это то, что мне нужно.

Моей старшей дочери уже 14 лет, и по исламским канонам ей положено носить платок. Но она к этому не готова. Придет ли она к решению носить хиджаб? Я не знаю. Все, что в моих силах, — говорить с ней, рассказывать о моем выборе. Я не имею права даже собственного ребенка заставлять носить платок, тем более постороннюю женщину.

Мусульмане разные, живут в разных странах, относятся к разным народам. Часто национальные особенности ставят выше религиозных. Повторюсь, в Исламе нет принуждения.

«Люди пишут, что хотят меня сжечь»

Сейчас люди пишут в комментариях, что хотят меня сжечь, убить, уничтожить. Идут прямые угрозы жизни и здоровью. Как это вообще? А спровоцировали волну СМИ, публикуя непроверенную информацию.

Скриню все такие сообщения и пересылаю юристам, а они готовят соответствующие заявления в полицию. Но как можно было спровоцировать такую волну исламофобии в голове не укладывается.

Прежде всего, мы -- люди. Ты человек и я человек. Если что-то случится с другим, я не буду смотреть, мусульманин он или нет. Я просто приду на помощь. Так что выходит?

Если что-то произойдет со мной, эти люди будут спрашивать, исповедую ли я ислам и в зависимости от ответа решать, достойна ли я помощи? Достойна ли жизни? Это в таком обществе мы живем?

«Мы москвичи»

Я родилась и выросла в Москве. Мой муж — тоже москвич. У нас двое детей — сын и дочь. По образованию, кстати, я филолог. Закончила Московский педагогический университет.

Сейчас нам пишут, что мы должны убираться отсюда. Куда? Это наш дом. Я гражданка России и патриот своей страны. Я люблю ее.

Уже 11 лет я занимаюсь своим собственном брендом одежды, соблюдаю религию, воспитываю детей. Я обычная женщина, которая выбрала жить так, а не иначе. Это был мой выбор и конституция РФ гарантирует мне свободу вероисповедания. У меня те же права и те же обязанности.

«Это же такой экстремизм наоборот!»

Я впервые сталкиваюсь с подобной волной ненависти. Не ожидала подобного. Особенно я не была готова к тому, насколько люди нетерпимы к исламу и как они хотят найти себе злодея, которого нужно уничтожить.

Я пришла к вере на первом курсе университета. Это была середина 2000-х — чеченские войны, теракты, громкие заголовки в СМИ. Было сложно. Помню, вошла в вагон метро — в светлой одежде, улыбалась, настроение было отличное. Мы встретились взглядами с молодой парой, и у них в глазах был такой ужас… На последней секунде они выскочили из поезда на платформу. Было очень обидно и непонятно, почему всех нас меряют одной меркой.

А потом был теракт в Домодедово в 2011 году. Там погиб мой родственник. Мы приехали забирать его тело, и среди всех моих родственников в хиджабе была только я. Окружающие смотрели на меня так, будто я сама — враг. Мне хотелось сказать им: но я же тоже пострадавшая, я приехала, как и вы, за погибшим близким человеком...

Но такого не было даже тогда. И я не понимаю, что происходит. Это же такой экстремизм наоборот, когда человек становится врагом только из-за того, что исповедует свою веру, вторую по числу приверженцев в России. Это угнетает больше всего.

«Я всегда старалась разбивать стереотипы»

Большую часть времени я занимаюсь своим брендом одежды. Он появился 11 лет назад. В то время даже найти обычную длинную юбку было настоящим приключением. Мы одевались как капуста: одно на другое, а потом еще и на третье. Но мне удавалось всегда подбирать одежду так, чтобы выглядеть стильно. В нашей общине меня в телефоны записывали «Модная Амина». В какой-то момент я начала шить одежду сама.

Неизвестно, сколько людей, никак не относящихся к исламу, носят наши вещи, но мы точно знаем, что они есть. Такая одежда подходит всем, кому просто нравится выглядеть элегантно, но при этом скромно. Вот и все. Мы с удовольствием общаемся со всеми. У нас много друзей самых разных взглядов и вероисповеданий.

Я всегда старалась объединять людей, разбивать стереотипы, показывать альтернативную точку зрения, объяснять, почему люди выбирают такой же образ жизни, какой выбрала я.

«Не хочу, чтобы меня воспринимали как тело»

Девушку в хиджабе воспринимают как слабое, угнетенное существо, которое заставили носить платок и лишили слова. Но это не так. Мусульманки становятся нобелевскими лауреатами, занимаются бизнесом, ведут активный образ жизни.

Я люблю свой хиджаб. Мне в нем комфортно и спокойно. И я не понимаю, почему кого-то смущает отрез ткани на моей голове.

Для каждой мусульманки хиджаб — это что-то свое. Еще в университете один молодой человек сказал мне: «Я не смотрю на тебя как на тело. Я отношусь к тебе как к личности, с которой могу говорить на равных». Во время одного радиоэфира мы спорили с феминисткой. Она убеждала меня, что я несчастная женщина Востока. А ведь у меня совсем другое восприятие.

Феминистки говорят о равноправии с мужчинами, но женщину в глубоком декольте и мини-юбке сложно воспринимать равным деловым партнером. В такой ситуации мужчина вряд ли вообще будет думать о делах. Нет, он не злодей и не маньяк. Просто есть физиология и никуда от этого не деться.

Иная форма одежды — иное восприятие. Я уверена, хиджаб способствует тому, что мужчины говорят со мной на равных, считают меня полноценным партнером. Они говорят мне об этом прямо.

Я не хочу, чтобы меня воспринимали как тело. Мне не нравится такое отношение. Я не на рынке. Мне не нужны восхищенные взгляды посторонних мужчин. У меня есть муж, который любит и уважает меня. И этого достаточно. Даже если бы его не было, я — прекрасное создание. Меня в этом не разуверить.

«Современная мусульманка интеллигентна, интеллектуальна»

Современная мусульманка интеллигентна, интеллектуальна, стремится реализоваться и в семье, и в обществе. Таких женщине немало. Они успевают не только быть хранительницами домашнего очага, но и руководить компаниями.

Такая женщина стремится к знаниям, потому что получение знаний — обязанность каждого мусульманина. Верующий человек должен быть умным, образованным, начитанным, развитым всесторонне.

И, самое главное, современная мусульманка верит в Бога, знает предписания Корана и Сунны и старается сделать так, чтобы Всевышний был ею доволен.

При этом одеваться она может так, как сама захочет. Основные требования к одежде: не просвечивает, не обтягивает, закрыто все тело, кроме лица, кистей рук и ног до щиколотки. Встречают по одежке и мне нравится одеваться стильно и элегантно. Меня частенько на улице останавливают с вопросами, где я наряд купила. А я ношу только одежду нашего бренда и сама в восторге от нее.