07 ноября в 09:35

«Обычно парни предлагают мне подраться»: тяжело ли быть чемпионкой по боксу?

Фото: страница Ринаты Безель во «ВКонтакте»
В августе этого года 19-летняя Рината Безель стала чемпионкой Москвы по боксу в легком весе. А в конце октября приняла участие в Чемпионате России, где едва не добралась до победы. МОСЛЕНТА поговорила с девушкой о печальном опыте, синяках, бесконечных тренировках, отношениях с парнями, «боксерской дружбе» и о том, почему бокс — это женственно и красиво.

«Двигаюсь дальше!»

У Ринаты время отдыха между тренировками. Целых три часа. Едва они закончатся, она, натянув на руки перчатки, снова выйдет на ринг — и снова на несколько часов. Проиграв бой на только что завершившемся в Ульяновске Чемпионате России по боксу, Рината — чемпионка Москвы в легком весе — уже готовится к бою следующему.

«Настроение у меня отличное, так что — двигаюсь дальше! — бодро отрапортовывает она. – Проиграла, да. Зато опыта набралась».

Далеким от бокса людям и непонятно, в чем там было дело. Сражалась Рината отважно, вроде бы была наравне со своей соперницей, но…

«Судейство — оно всегда немного субъективное. Мне тоже казалось, что я не проиграла тот бой, но судьи решили иначе, присудив мне меньше очков», — говорит она. Но тут же добавляет, что все это — не повод задумываться о том, чтобы уйти из спорта. Наоборот: она же только-только, буквально в этом году, перешла из юниорок, выступавших в юношеских сборных, на более серьезный уровень. А тут чего только не случается.

«Мне 19 лет, — рассказывает она. — А моей сопернице было 26. Она была и крепче меня, и обладала большим опытом, а я чуть не перегнала ее по очкам. Значит, все не зря!»

«Бокс — это красиво»

Рината вообще считает, что в ее жизни все «не зря», хотя со школы сталкивалась вот с этим: «Куда ты лезешь! Бокс — не женское дело!»

«А по-моему, это очень красиво! — говорит она. — И вообще очень похоже на танец. А женщины танцы просто обожают».

страница Ринаты Безель во «ВКонтакте»

«Что такое женственность? — рассуждает Рината. — Что-то внутреннее. Я ощущаю себя женственной безо всяких платьев и каблуков. Хотя, конечно, если нужно, я их с удовольствие надену. Но в любом случае я — девочка как девочка. И мои подружки тоже. Вы видели женские бои? Да? Тогда наверняка заметили, какие там все девчонки красивые!.. Говорят, что девочкам нельзя драться. Но мы ведь и не деремся! Мы — боксируем, причем — только на ринге. А это совсем другая история».

«Хотела быть поваром»

История Ринаты, несмотря на ее юный возраст, началась уже давно. Сначала, говорит она, в ее жизни появились спортивные танцы, куда ее записали родители. Затем старший брат отвел ее в секцию тхэквондо. Следом был кикбоксинг. А уже после пришла очередь заняться боксом.

«Я сразу поняла, что это здорово. Потом меня вовремя похвалил тренер. Спустя несколько лент, когда в моей жизни случился кризис, меня поддержали нынешние тренеры. Так все и сложилось. И понеслось».

Что это за такие «кризисные времена»?

«Да, был момент, — неохотно признается Рината, — когда я оканчивала школу, думала о том, что, вот, сейчас у меня начнется новая жизнь, а какой она должна быть, я не знаю. Я не могла понять: нужен мне бокс или не нужен. Но меня убедили, что нужен».

И это при том, что вариантов, какой должна быть ее будущая профессия, у Ринаты было несколько.

«Я долгое время, не поверите, хотела быть поваром. Ходила даже на разные кулинарные курсы, обожала печь. Еще хотела быть педагогом. Но стараниями тренеров все же поступила в Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма на кафедру теории и методики бокса. Оказалось, что это очень интересно».

«Мама протестует, видя синяки»

«Я до сих пор прекрасно помню, как впервые пришла в зал бокса. Мне было восемь лет. И это произвело на меня огромное впечатление… В те времена девочки особо боксом не занимались, и вот я стою такая одна-одинешенька, никого из мужчин, кроме своего брата, не знаю, и что делать — совершенно не представляю, только смотрю во все стороны и слегка боюсь всех этих огромных мужиков», — вспоминает Рината.

Взяли ее, однако, сразу же. «В придачу к моему брату, — объясняет она. — То есть я за ним хвостиком проскочила. К тому же я была очень активная, с удовольствием бегала, жонглировала, выполняла разные упражнения с мячом».

страница Ринаты Безель во «ВКонтакте»

Родители? Родители не возражали, потому что и сами были спортсменами. Папа занимался много чем, например, лыжами, мама была циркачкой, гимнасткой и акробаткой. «Хотя, — признается Рината с улыбкой, — мама до сих пор иногда немножко протестует, особенно, если я домой с синяком прихожу».

Впрочем, все было не настолько гладко, как поначалу рассказывает она.

Немного разговорившись, Рината признается: «Мама у меня имеет казахские корни, а папа — потомок волжских немцев. Вроде бы, против бокса должна была выступать мама. Но у нее оказался довольно прогрессивный взгляд на мои увлечения. Спокойно к боксу отнеслись и казахские бабушка с дедушкой. А вот родственники по папиной линии… Нет, они, конечно, рады, что я поступила в институт, чем-то занимаюсь, куда-то езжу, но от бокса явно не в восторге и, кажется, очень боятся, что этот вид спорта у меня — на всю жизнь».

«Мальчишки передо мной расступались»

Фильм «Малышка на миллион», в котором увлеченная боксом героиня становится инвалидом, Рината, конечно, видела. Но утверждает, что ее он не напугал: «От такого не застрахован никто, я это понимаю. Все что угодно может на ринге случиться. Но я же боксирую в самой маленькой весовой категории, где нокауты очень редки. В то же время именно над четкими попаданиями я как раз сейчас и работаю».

А после и вовсе сводит разговор о травматичности бокса к шутке:

«Травмы? Да, бывают они у меня, конечно. Но все больше — по случайности. В 2017-м, например, мне в финале сильно рассекли лицо. У меня был довольно серьезный ушиб глаза, который очень долго проходил. Представляете: у меня огромный фингал, а мне нужно в школу ходить! И все такие: «Оооо!» И расступались передо мной в школьных коридорах. Ребята шептались, что я с кем-то подралась. А учителя тут же начали ставить хорошие оценки — видимо, от испуга и из жалости».

С трудом складывались у нее отношения только с мальчишками:

«Они как услышали, что я чем-то таким занимаюсь — а на тот момент это был кикбоксинг, — тут же решили, что я претендую на «их» место, как бы нарушая некую классную и половую иерархию. Шептались: «Она хочет с нами подраться!» Но я с ними никогда не дралась. Я пришла в класс с очередной медалькой и сказала: «Хотите драться — приходите к нам в зал!» Но никто не пришел… Хотя был один случай. У меня сложились не очень хорошие отношения с одним мальчиком из параллельного класса. Но, как-то раз придя на тренировку в наш зал, он увидел меня. С тех пор у него совершенно поменялось мнение обо мне. Он стал по-другому со мной разговаривать, начал всем про меня рассказывать. То есть зауважал».

…А фильм «Малышка на миллион» Рината, оказывается, недолюбливает, хотя там и про ее коллегу женщину-боксера рассказывается.

Кадр из фильма «Малышка на миллион»

«Не зашел он мне совершенно. Хотя, думаю, это потому, что мне не нравится в нем техника главной героини. Как-то там все у нее некрасиво и слишком жестко. С другой стороны, она, героиня, безусловно, поражает своей внутренней силой… Я не знаю, есть это во мне или нет. Но, если раз за разом я выхожу на ринг, наверное, все же есть».

«Проваляюсь один день и больше не встану»

В чем кайф бокса? Вот, вроде бы, и совершенно простой вопрос, но, услышав его, Рината задумывается на несколько секунд.

«Наверное… В выходе на ринг. Я только недавно, на чемпионате в Ульяновске, прочувствовала всю прелесть этого. Раньше после боя я и выход, и первый раунд вспомнить вообще не могла, а сейчас все помню и до сих пор чувствую. А еще я научилась наконец, глядя в глаза сопернице, видеть, что она хочет сделать, как бы предугадать это, будто я какой-то экстрасенс. И, конечно, отдельный кайф — это тренировочный процесс».

Этот самый тренировочный процесс у Ринаты — практически вся ее жизнь, потому как занимает порядка 8-9 часов в сутки.

«Утром я тренируюсь самостоятельно. Потом у меня две тренировки с тренером — часа по два с половиной. А еще я постоянно сама с собой разговариваю, как бы психологически настраиваясь». Рината говорит, что все не так страшно, ведь по средам и субботам у нее разгрузочные дни, этакий релакс: «Я хожу в бассейн, в баню. А поваляться на диване… Нет, это невозможно: провалявшись хотя бы один день, я, наверное, потом просто не встану, потому что отвыкла жить без физической нагрузки».

Отсутствие свободного времени, впрочем, спортсменку сильно не огорчает: «В кино сейчас все равно ходить опасно, подружки у меня такие, что сами приедут, куда надо и когда я могу, чтобы повидаться и поболтать между моими тренировками. Так что все в порядке. Если в этом смысле я из-за чего-то переживаю, то только из-за того, что мне не всегда хватает времени на учебу, а тут еще нас и на дистанционку перевели. Ну и с подружками погулять охота».

«Так ведь и убить можно!»

Про балерин говорят, что все они друг друга тихо ненавидят. Мол, даже стекло в пуанты друг дружке подсовывают. Так что дружбы там никакой нет.

«Змеиное царство, да! — соглашается Рината. — У нас, боксеров, все не совсем так хотя бы потому, что у нас, в отличие от балерин, много весовых категорий. Поэтому чаще всего мы дружим так: легковес с тяжеловесом. Это самая лучшая компания, потому что в ней никто никому не конкурент… Но вообще у меня очень много подруг из бокса. В этом спорте очень много хороших девочек и ребят. И весовые категории тут не всегда важны! И вообще: все, что происходит на ринге, должно оставаться на ринге…»

Рост Ринаты — 160 сантиметров. Вес — 48 килограммов. Вот уж кто точно — «малышка», хотя и без миллионных гонораров за бои.

Федерация бокса города Москвы

«Пока я кому-то не говорю, что занимаюсь боксом, все обычно хорошо. Потому что, глядя на меня, никто об этом сам не догадается. Но как только говорю, люди как бы в шутку встают в стойку: мол, побоксируем? Или театрально восклицают: «Боксом? Ты?!» Хотя что в этом такого особенного, я не понимаю, честное слово».

В общем-то, и правда: что в этом такого?

С другой стороны, не часто же встретишь девушку, которая может за себя постоять.

«Бывали разные ситуации, — рассказывает Рината. — Обычно, когда люди узнают, что ты занимаешься боксом, они все же не лезут. Да и мне с детства говорили, что боксеру драться вне ринга нельзя, потому что так ведь и убить можно. Но, помню, как-то в деревне такой вариант не прокатил. Там была одна девчонка, выше и взрослее меня. И вот она лезла ко мне, лезла… Но я ее руками не трогала! Я тогда кикбоксингом занималась, поэтому как следует толкнула ее в живот и пошла. Точнее, побежала, посчитав, что одержала полную победу».

«Расплакаться? Легко!»

«Моя душевная организация тонка, я вам серьезно говорю», — сквозь смех говорит Рината, услышав вопрос, легко ли ее вывести из себя. Однако же поясняет: речь тут не про «разозлить» («Чтобы я из-за злости с кем-то подралась? Нет, такого не произойдет!»), а про «расплакаться» («Вот это — легко!»).

«Хотя чаще всего я плачу от нагрузки. От всей этой подготовки, от довольно жестких тренировок, от нового тренера, от учебы. Все это накапливается, накапливается и… Еще плачу, если поссорюсь с кем-то близким. А вот проиграв на чемпионате, почему-то не разревелась. Зато мне сразу после боя жутко чихать захотелось…»

«На свой бой парня не позову»

Боксировать она планирует еще лет пять минимум. Дальше — стать тренером, тем более, что в Москве женщины-тренеры по боксу все более востребованы. Ну и, конечно, о семье мечтает тоже.

«Боятся ли меня парни? Да нет, что вы! Если парни видят меня без перчаток, они и не подумают, что я боксер. А как узнают, обычно тут же смеются и предлагают подраться. Но это — в шутку, конечно. А потом восхищаются даже и начинают перед всеми хвастаться, что со мной знакомы. На свой бой я бы, конечно, своего парня не позвала — пусть лучше смотрит его и любуется мной издалека, глядя трансляцию. Но… своего парня у меня пока нет».