17 ноября в 00:01

«Оставшись дома, они начали скупать картины»: как пандемия изменила москвичей

Фото: Владимир Песня / РИА Новости
Опубликованная на днях статистика печальна. Согласно ей, больше 60 процентов россиян не понимают современное искусство, а 15 процентов им и вовсе не интересуются. Чтобы узнать, настолько ли удручающе положение в столице — особенно в ситуации всеобщего падения доходов в условиях пандемии — МОСЛЕНТА поговорила с владельцем работающей уже восемь лет на московском рынке современного искусства галереи «11.12» Александром Шаровым.

Для вас приведенные в статистике цифры — сюрприз и шок?

Нет. Потому что речь в ней — именно о России. Что же до Москвы, то ситуация здесь не сильно меняется уже несколько десятилетий. Интерес к современному искусству в столице постоянен уже пару десятилетий, несмотря на то что нашу сферу время от времени, конечно, трясет, в связи с регулярно меняющейся экономической ситуацией в стране.

То есть работы покупают?

Покупают. Скажу больше: пандемия эти покупки даже немного подстегнула, что закономерно. Люди перестали ездить за границу, где обычно тратили много денег. Люди перестали получать те эмоции, что могли получить раньше. Но это же нужно чем-то компенсировать! И покупка работ современных художников им вполне может в этом помочь. Тем более, что стоят некоторые из них — конечно, для людей достатка среднего и выше среднего — не так уж и дорого.

Например, сколько?

От 400 евро. Согласитесь, в заграничных поездках мы тратим куда больше.

Какова самая дорогая работа, проданная вами в последние полгода?

На прошедшей в сентябре в Москве Международной ярмарке современного искусства Cosmoscow представленная нашей галереей работа Рината Волигамси «На ветке» была продана за 14 тысяч евро. Я считаю, это неплохой результат. Хотя далеко не самый впечатляющий, потому что один художественный объект на той же ярмарке продался за 75 тысяч. А были работа и за 100, и за 150 тысяч…

«На ветке» Ринат Волигамси

2000-е годы в Москве — время расцвета современного искусства и галерейного движения. Именно это время открыло для людей имена художников Бориса Орлова, Владимира Дубосарского, многих других. Но к 2010-м годам от былой славы галерей не осталось и следа…

Естественно! В 2008 году случился кризис. Какое-то время столичные галереи еще пытались держаться на плаву, но в 2010-2013-м начали закрываться одна за другой. Почему? Жирные времена закончились и одновременно с этим схлопнулся тренд интереса к современному искусству в России. Олигархи, банки, еще совсем недавно с удовольствием собирающие коллекции новой живописи и графики, озаботились совсем другим. А сформировавшегося среднего класса, тем более набравшего жирок, тогда в стране еще не было. Сейчас же он есть. «Ну да, машина. Ну да, квартира. Ну да, загородный дом, — думают его представители. — Но теперь нам хочется еще и искусства».

Кстати, о нем. Сколько на сегодняшний день в столице галерей, занимающихся именно современным искусством?

Совсем недавно, около пары недель назад, мы зарегистрировали Ассоциацию российских галерей современного искусства. Сейчас в ней насчитывается 20 участников, большинство которых — из Москвы. И все они принимают активное участие в формировании рынка и развитии выставочной деятельности.

Посетители ярмарки современного искусства Cosmoscow в Гостином дворе в Москве.

Владимир Песня / РИА Новости

Звучит все весьма оптимистично, но мучает вопрос: насколько московские покупатели современного искусства разбираются в вопросе? Они по большей части профи или дилетанты?

Я вам так скажу: иногда в современном искусстве не могут разобраться даже профессионалы. Например, я сам. Потому что в этом жанре слишком много субъективного, не попадающего ни под какие определения… Что уж говорить про тех, кто погружен в вопрос куда меньше меня. Поэтому главное, на что я советую обращать внимание, — это эмоциональная составляющая той или иной работы. Трогает или не трогает? Нравится или не нравится? Нужно или не нужно?

Не интересовались: большинство покупателей берет такие работы для себя, просто потому, что им это по кайфу и по карману, или же расценивая подобные приобретения как вложение капитала? Мол, сейчас куплю за 100, через год продам за 200.

Церемония открытия 8-й Международной ярмарки современного искусства Cosmoscow в Гостином дворе. Посетители во время осмотра экспозиции.

Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Современное искусство — это… Попробую привести аналогию: представьте, что перед вами стоит линейка винтажных вин начала века, выпущенных ограниченным тиражом. И вам предлагают купить несколько бутылок для своей коллекции. Может быть со временем это вино станет дороже. А может, и нет. Вот так и с работами художников. Так что покупать их для дальнейшей выгодной перепродажи — дело неблагодарное. Ведь наш рынок — стихия.

Стихия — это, как я понимаю, и про тренды? Меняются ли они в современном искусстве?

Они меняются постоянно! Особенно в искусстве актуальном, которое часто есть реакция на определенные события, происходящие в жизни страны или даже всего мира. Возьмите хоть события, связанные с Pussy Riot. В каком они были тренде несколько лет назад. А сейчас? Все, интерес прошел. Потому любой интерес проходит, а на смену ему приходят новые идеи и темы.

Что в тренде сегодня?

Зайдите, скажем, на сайт галереи InArt. Вы увидите, что сейчас там проходит выставка InArt Selected: Quarantine edition. Что неудивительно: 2020 год, безусловно, стал для всех особенным, в том числе, и для художников. Карантин навсегда изменил ход их привычной жизни: знакомые предметы и занятия наполнились новым смыслом, а в условиях стремления к безопасности особенно обострились проблемы одиночества и незащищенности…

Reload
1 / 6

Фото: InArt Selected: Quarantine edition

А так… вкусы у всех все равно разные: кто-то любит абстракцию, кто-то реализм, а кто-то фигуратив, кому-то нравится определенный художник, кому-то нравятся художницы-девочки, кому-то — художники-мальчики.

Работы «мальчиков» и «девочек» сильно отличаются?

Иногда — очень, но это очень сложно объяснить. Тут важна насмотренность. Но… скажем так: у мужчин на картинах все более жестко и линейно, а на первый план всегда выходит смысл. Работы женщин, как правило, помягче и по сюжетам, и по цветовой гамме.

Какие представители современного искусства сегодня в топе у москвичей? Ну, кроме Рината Волигамси.

Приведу пример недавних продаж на московском аукционе Vladey. Картина Владимира Дубосарского «С днем рождения» ушла за 15 тысяч евро, «Ужин у Тейт» Павла Пепперштейна — за 30, «Дамы, приятные во всех отношениях» Семена Файбисовича — за 50 тысяч. Цена — это и есть прямой ответ на ваш вопрос.

Reload
1 / 5

Фото: Семен Файбисович. Дамы, приятные во всех отношениях из цикла «Праздничная демонстрация трудящихся», 1990

Играют ли сегодня галереи просветительскую роль?

Они всегда это делают! Любая московская — да и не только — галерея работает с бесплатным входом, все монтирует и показывает исключительно за свои деньги, каждый месяц-полтора устраивает новую выставку — в том числе, и малоизвестных художников. Что это как не просвещение?

Например, филантропия… Как думаете: те самые цифры, с которых мы с вами начали разговор, не могут ли в скором времени стать актуальными и для Москвы?

Нет, меньше покупать и меньше интересоваться современным искусством здесь не будут! Все останется на прежнем уровне, а, может, даже слегка подрастет. Для кого-то это кажется странным, но… Давайте отыграем 2008-й год: закончились тучные времена, грянул кризис. Потом в России случилось еще несколько кризисов. И что? Все те художники, что были тогда на рынке, все они остались. Значит, они как-то выживают? Значит, кому-то это нужно? А, что до галерей, то на место старых игроков, решивших, что дальше сражаться бессмысленно, тут же приходят новые… А пандемия… С момента ее начала в Москве не закрылось ни одной галереи, что тоже говорит о многом. Значит, то, что мы делаем, — не зря.