20 мая в 00:01

«Получим портрет типичного котика»: в Москве началась перепись всех бездомных котов и кошек

20 мая Фонда защиты городских животных начинает исследование, в результате которого все мы должны узнать: сколько же живет в Москве бездомных кошек? О том, для чего это нужно, от чего больше всего страдают эти животные и кому понадобился портрет типичного столичного кота МОСЛЕНТА поговорила с директором Фонда - Екатериной Дмитриевой.
Фото: Максим Блинов / РИА Новости

В эпоху античности так чувствовал себя зритель, пришедший на представление в любой театр - хоть в Одеон, хоть еще куда. Тут ведь как: едва заканчивает звучать голос главного героя, как в дело вступает хор. Хор Екатерины небольшой, но довольно громкий.

«Вам слышно, да? Это мои кошки. Одну, еще котенком, я нашла на шиномонтажке. А вторая просто запрыгнула ко мне в машину. Она была лысая, страшненькая, к тому же, я вообще не хотела вторую кошку. И я ей сказала: «Давай так: я тебя из машины выставлю. Если судьба, ты в нее снова зайдешь». И выставила. А она обошла мой автомобиль вокруг и – раз! – снова запрыгнула и улеглась на заднее сиденье, словно бы руководствовалась лозунгом «Никогда не сдавайся!»». Так теперь они и живут все вместе. Однако же этим количество животных в жизни Екатерины не ограничивается…

«Они, как и мы – горожане»

Фонд защиты городских животных, который она возглавляет, был создан четыре года назад, в 2017-м, сформировавшись из развернувшегося в Москве весьма активного волонтерского движения.

«Мы же, - говорит Екатерина, - и ввели в оборот сам этот термин – «городские животные», объединив в нем всех животных, проживающих в черте города. То есть, все они, как и мы - горожане. И, как и мы, бывают разными: маленькими и большими, взрослыми и детьми, мигрантами и коренными. Ну, и, конечно, под это определение попадают как животные дикие, так и домашние, пусть даже некоторые из них остались безнадзорными».

Другими словами, речь тут идет обо всех: собачках и кошечках, птичках и бобрах, крысах и мышах. Сколько их живет в городе? Это, утверждает Екатерина, никому не известно: «Такой статистики не существует, потому что город ее не вел вообще никогда, да и вряд ли когда-нибудь будет вести. Понятно было лишь приблизительное количество бродячих собак, но лишь по той причине, что они, в отличие от, например, кошек, всегда были на виду».

Домик для бродячих кошек, построенный местными жителями

Фото: АГН «Москва»

Про количество бездомных московских кошек и правда можно говорить лишь очень относительно. Так, по данным проекта «Накорми!», участники которого как раз и кормят эту категорию животных, заявки к ним поступили на 12 тысяч котов. «Однако, - считает Екатерина, - их намного больше, причем их количество постоянно растет. Поэтому практически все проекты Фонда и связанны именно с ними, хотя мы боремся и с вертикальным укреплением берегов московских водоемов, из-за чего, скажем, утята не могут выбраться из воды и погибают, как погибают и бобры, чьи хатки разрушаются или заваливаются. Помогаем собакам»…

«Раскатанные по асфальту трупики»

«Кошачьих» проблем, однако, в Москве и вовсе навалом.

«Главная проблема бездомных животных-компаньонов, - жалуется Екатерина, - то, что они – не дикие, то есть тысячелетняя селекция отучила их самостоятельной жизни: они не способны в условиях города добывать себе пропитание, не могут переносить мороз».

Вторая беда – замурованные продухи в подвалах, с чем Фонд в рамках программы «Котоспас» активно борется. И уже достигл такого уровня взаимопонимания с департаментом ЖКХ, что, несмотря на отсутствие документов, требует от управляющих компаний продухи снова открывать. Причем, в течение суток, чтобы кошки могли достаточно оперативно либо попасть в подвал, либо, наоборот, выбраться из него.

Фото: Андрей Махонин / ТАСС

«Поймите, кошке не место в подвалах, поэтому мы не хотим их туда заселять. Но реальность такова, что деваться им больше некуда. Во-первых, потому, что их очень много, во-вторых, потому что при температуре минус 6 градусов кошки быстро погибают. Поэтому они и сидят зимой на люках, где их и давят машины, оставляя за собой раскатанные по асфальту трупики».

Ну, и, конечно, особой гордостью Фонда является договоренность с организаторами Программы реновации жилья, разрешившими волонтерам обследовать подвалы домов перед их сносом. «Это здорово, - считает Екатерина, - однако город все равно делает вид, будто этих животных не существует, поэтому заботы об их судьбе ложится на плечи волонтерских объединений, и так живущих на пожертвования граждан. Поэтому происходит так: мы кошек из подвалов достаем, лечим их, стерилизуем, пытаемся пристраивать, мы два месяца назад даже открыли «Котобюро» - приют нового типа, этакой коворкинг с котиками в самом центре Москвы, на Маяковской».

«Плодят животных все, кому не лень»

Все дело, утверждает Екатерина, в огромном «перепроизводстве» кошек в столице, да и вообще в России. По данным производителей кормов для животных, у нас в стране сейчас насчитывается примерно 38 миллионов только домашних кошек. Это всего лишь примерно в три раза меньше, чем все российское население! При этом, у нас никакой ответственности за выброс кошек на улицу, поэтому на улицах сейчас можно встретить хоть абиссинцев, хоть сфинксов, хоть мейн-кунов. Нет обязательной стерилизации, нет ограничений непородного разведения. Поэтому у нас и плодят животных все, кому не лень, разводя, как правило, генетических уродцев.

Фото: Андрей Пронин/ «Коммерсантъ»

В общем, проблем существует миллион, а данных, позволяющих решить, что со всем этим делать, нет. Именно поэтому 20 мая в Москве и стартует организованный Фондом за счет гранта мэра столицы зоомониторинг, цель которого – изучить бездомных столичных котов и кошек.

«Все это нужно, в первую очередь, для того, чтобы грамотно разработать программу помощи. Вот, скажем, мы начали писать заявку на другой грант – по стерилизации кошек. И подумали: если мы стерилизуем 200 кошек, это решит вопрос? А если 2000? А если 10000? Ведь истинного масштаба никто не понимает, и мы в том числе. Еще одна причина: идущий в Москве отлов кошек в приюты по заявкам «котолюбивых» граждан. Мы же с этим отловом боремся, потому что ни один приют не вместит такое количество животных. Сейчас в московских приютах содержится около 1000 кошек, то есть примерно всего 1 процент от общего количества бездомных, а потому отлов бессмысленнен и беспощаден. Но, чтобы доказать это, нам нужны аргументы».

«Совершенно мимимишная история!»

Количество бездомных котов и кошек, однако, не единственное, что интересует работников Фонда. Участвующие в зоомониторинге волонтеры должны будут так же зафиксировать возраст, пол и окрас животных. Казалось бы, зачем?

«Ой, в отличие от подсчета, это – совершенно мимимишная история! Мы таким образом хотим получить портрет типичного московского котика. Какой он? Может, серый «шпротик» мальчик? Или трехцветка-девочка? В Москве ведь давно разрабатывается проект столичной кошке, так что может наша информация и пригодится.

Фото: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

Ну, а, если без шуток, то, после консультации с Институтом биологии, Фонд защиты городских животных ввел еще два пункта для оценки бездомных котов: качество шерсти и общее состояние животного.

«Понятно, - говорит Екатерина, - что наши волонтеры – не ветеринары, но любой человек заметит, есть у кота мощное облысение или нет, свалявшаяся у него шерсть или хорошая, хоть и грязная».

«Бабушки знают про котов все»

Как будут действовать волонтеры? Ползать по подвалам и чердакам их никто не заставляет, да и противозаконно это. А, кроме того, бессмысленно: при виде человека животные немедленно попрячутся по углам. Поэтому волонтерская задача – коммуникация с кошачьими опекунами, то есть дворовыми бабушкам, кормящими бездомных кошек

Фото: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

катерина утверждает: «С ними – причем, во всех столичных районах, кроме Новой Москвы, где пока в основном все же частная застройка - у нас уже давно отлажена связь в рамках проекта «Накорми!»: мы общаемся, даем им корм, и вообще всячески помогаем. Эти бабушки знают про своих котов все!»

Подсчеты котом Фонд планирует завершить к середине сентября. А к середине ноября, уверенна Екатерина, будет готово полноценное исследование. Главное, чтобы на все хватило волонтеров. «Сейчас их у нас около сотни. Это молодые женщины примерно 27-34 лет, работающие, как правило – с детьми. Но нам нужно волонтеров в два раза больше! Надеюсь, они появятся, ведь коты мало кого оставляют равнодушными!»