Художник, что рисует секс

Город
Фото: Анастасия Шахова

Смотреть равнодушно на картины Сандры Ковальски совершенно невозможно. Внезапно эротическая живопись московской художницы стала необычайо популярна, ее работы покупает все больше людей, а личный блог собирает все больше подписчиков. Обозреватель МОСЛЕНТЫ встретился с Сандрой на ее персональной выставке и узнал, в чем ее философия и кто прячется за этими жаркими поцелуями и соблазнительными позами.

Модель

— Задам тебе отчасти философский вопрос: каков, так сказать, месседж твоих работ? Что ты хочешь ими донести до человечества?

Мой месседж прост: я хочу, чтобы люди прекратили стесняться своих желаний. Люблю смотреть, как они реагируют на мои работы. Кому-то они сразу нравятся, а кто-то пройдет мимо всех картин, остановится у какой-нибудь одной и скажет: «Фууу, гадость!». Но это значит лишь одно: именно эта картина его задела сильнее всего, зацепила, и вот эта зацепка и есть то, ради чего я рисую.

М
Мне нравится, когда удается вытащить человека из его скорлупы.

— Откуда ты берешь сюжеты?

То, что я изображаю — это, как правило, мой сексуальный опыт, то, что происходило лично со мной, ну или то, что со мной могло бы произойти. То есть это и мои фантазии, и моя биография.

— То есть на твоих картинах — ты?

Большинство изображенных персонажей, конечно, выдуманы. Но открою секрет —практически для всех своих работ я позирую сама: сначала делаю эскиз, затем ставлю штатив, принимаю ту или иную позу, фотографирую себя, а потом уже перерисовываю. Другое дело, что себя перерисованную я воспринимаю уже не как себя, а как персонажа комикса, переходящего из работы в работу.

Страхи

— Отчего-то мне кажется, что пришедшие на выставку люди, глядя на твои картины, будут думать не о комиксах, а о тебе, изображенной более чем соблазнительно. О чем они в этот момент начнут фантазировать, догадаться не сложно. Тебя это не смущает?

Пусть представляют, что хотят! Меня смущает лишь то, что иногда люди начинают подкатывать ко мне, думая, что если я рисую такие вещи, то я абсолютно развязана, хожу на свинг-вечеринки и вообще сплю со всеми. Нет, ни в коем случае! Все, что происходит в моей жизни, происходит между мной и моим нынешним молодым человеком или теми людьми, с которыми у меня были отношения раньше. А все эти думальщики…

Н
На самом деле, хорошо, что они вообще начинают думать о чем-то, кроме свои гаджетов.

Потому что большая часть людей проходит мимо всего интересного и волнующего, даже не замечая этого, уткнувшись в свой телефон, в котором читают какую-то непонятную фигню. А мои работы их хоть немного «подштыривают».

— Не боишься, что они «подштырят» еще и казаков с хоругвеносцами, и они решать нанести тебе визит, а заодно по привычке разгромить выставку?

Надеюсь, что они до меня не дойдут… Слава богу, у меня пока не такая слава и не такие масштабы выставок, что они обратили на меня внимание.

Bd2a736b5a7fc9acb19b69968a5a2ca530ea2ac3
Фото: предоставлено Сандра Ковальски

Философия

— Всегда интересно поговорить о метаморфозах, происходящих в сознании человека. Но в начале хочется выяснить вот что: как ты дошла до жизни такой?

Все получилось спонтанно, хотя шла я к этому довольно долго. Давай расскажу по порядку. Я окончила ВГИК, получив специальности «живописец-график» и «художник по костюмам», работала дизайнером в очень многих агентствах – делала сайты, приложения, журналы, инфографику. Но два с половиной года назад вдруг поняла: мне нужно сделать что-то свое. Но что? Думая об этом, я обозначила для себя три обязательных пункта, которые в коллаборации друг с другом должны привести меня к успеху.

— И каковы они?

Во-первых, я хотела зарабатывать.

«
«Художник должен быть голодным» — совсем не моя философия, потому что работать, не получая за это деньги, это совершенно бесполезная трата собственного времени.

Во-вторых, я хотела стать известной, но не торгуя фигурой и лицом, как многие девушки, потому что это очень простой путь. И, в-третьих, мне хотелось производить что-то уникально-сексуальное, потому что мне это нравится… Спустя пару-тройку месяцев размышлений все эти пункты собрались у меня воедино: я поняла, чем должна заниматься!

— Деньги потекли рекой?

Нет, конечно. В начале это было для меня как хобби, потому что зарабатывать нормально своими картинами я не могла и мне приходилось заниматься параллельными проектами. А те самые картины, которые ты сейчас видишь, я выкладывала в инстаграм. И однажды мне предложили устроить выставку.

Тут-то в моей биографии и случился самый настоящий взрыв! Люди увидели мои работы, заинтересовались, стали добавляться в друзья по 30-40 человек в сутки, спрашивать, могу ли я в том же стиле нарисовать и что-то другое. Потом случилась еще одна выставка, на которую пришли более состоятельные граждане, некоторые из которых уносили с собой сразу по нескольку картин.

А сейчас… Сейчас, представляешь, меня даже на улице узнавать стали. Вот совсем недавно, в пятницу, мы выпивали в баре, и тут ко мне подошел человек: «Сандра? Сандра Ковальски?». Я была в шоке! Это было очень приятно, потому что доказывало, что мне-таки удалось соединить все, что я хотела: я зарабатываю, я известна и я делаю то, что хочу. Ведь рисованием я с кайфом занималась всю жизнь, это то, что я люблю, то, что мне не надоедает.

— Спрос на твои работы велик?

Да. Хотя, конечно, чаще всего бывает так, что люди смотрят мои картины, а потом просят сделать уже что-то именно на заказ, например, что-то поменять, добавить их лицо, немного изменить позу или цветовую гамму.

— Кто они, твои покупатели?

Они довольно разные. На персональные выставки часто приходят не очень платежеспособные люди. Но им нравится то, что я делаю, они интересуются сексуальной тематикой, поэтому из своего бюджета выкраивают деньги на одну мою работу в год. Это, в основном, молодежь.

Н
Но есть и регулярные покупатели — это взрослые люди, как правило, мужчины, не приходящие на выставки, а приобретающие картины в рамках различных мероприятий или через интернет.

О пиджаках и людях

— В твоем резюме, несмотря на всю задорность твоих картин, больше всего цепляет вот что: работала Арт-директором в компании «Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации». Что ты там делала?

Инфографику.

— Рисовала графики роста и падению бюджета? Делала бюллетени по оценке состояния конкурентной среды?

Не совсем. Мне давали данные по, например, газодобыче в стране, а я должна была эти данные превратить в иллюстрацию, которую людям было бы интересно посмотреть.

— Ты можешь представить своих бывших коллег из правительства, покупающих твои картины?

Все возможно, кстати! Думаю, они могли бы что-то приобрести, если встретить их вне «Аналитического центра», потому что корпоративная этика, конечно, не позволит делать им это открыто. Но, знаешь, в каждом человеке, ходящем в чопорном костюме и делающим вид, что он «божий одуванчик», есть своя тайна, свои желания и свои слабости. Так что главное — найти к ним правильный подход.