Триумфальное благоустройство

Город
Фото: Евгения Гусева / Комсомольская правда / PhotoXPress.ru

В начале сентября 2015 года после не то что благоустройства, а скорее целой реновации открылась Триумфальная площадь с качелями, цветниками и киосками. Это был один из первых крупных проектов в рамках «Моей улицы», кому-то эти перемены пришлись по душе, кому-то нет. Сейчас, по прошествии двух лет, уже можно объективно оценить, насколько верными были примененные там решения. МОСЛЕНТА узнала у главного архитектора Москвы и авторов проекта, насколько реализация отличалась от изначального замысла и как относиться к следам обуви на белом потолке над качелями.

Эффект Парка Горького

Рассказывает Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы

До того, как мы провели конкурс, площадь представляла собой неуютное и практически бесполезное пространство с памятником, парковкой и заборами. Установленные при реконструкции качели и озеленение вдохнули в площадь новую жизнь, и теперь она стала чем-то вроде мини-парка, который пришёлся очень кстати в таком оживленном месте.

449fe0cabb7c73fea8c02ddc8a20d6c137e5a801
Фото: Дмитрий Чебаненко

Утром люди с удовольствием останавливаются там, чтобы выпить кофе перед работой, днем приходят на ланч. У памятника встречается молодежь, катаются на скейтах, хотя изначально проект такого и не предполагал. По вечерам на площадке собираются огромные толпы: кто-то просто отдыхает, слушая уличных музыкантов, кто-то назначает здесь встречу, чтобы затем пойти в театр или ресторан. Качели заняты буквально сутки напролет, что еще раз доказывает — это решение было правильным.

Триумфальная площадь — вообще очень удачная комбинация планировки, малых архитектурных форм, озеленения. Это место красиво и полезно круглый год, притягивает людей естественным образом, значит, работает правильно. Такой же эффект, например, можно наблюдать в Парке Горького, где привели в порядок территорию и набережную. 

Больше, чем рассчитывали

Рассказывает Бурдова Юлия, партнер и сооснователь архитектурной мастерской Buromoscow

Основной идеей проекта, который мы подавали на конкурс, было создание пустой площади, куда человек выходит из городской суеты и «выдыхает», любуясь перспективой Садового кольца сквозь вуаль из каре лип, посаженных по периметру. Качели были в проекте изначально как некий романтический элемент оформления, при помощи которого мы хотели привнести в это пространство новое ощущение легкости и игры.

2a74e7814c47d18fbf4d42937c812378dc248471
Фото: Дмитрий Чебаненко

Когда эйфория от победы в конкурсе прошла, мы взялись за доработку проекта. В задании никаких конкретных указаний не было, но в пожеланиях, которые мы получили от города, говорилось, что площадь не должна быть пустой, потому что в последние годы она была известна лишь своими митингами протестного движения, выступавшего за свободу собраний, но люди там не задерживались.

Нам сказали, что качели — это хорошо, но должны быть еще павильоны и цветники, и вообще элементов нужно больше, чем в первоначальном проекте. Так что павильоны с кафе, информационный киоск и театральные кассы появились в проекте как раз на этапе доработки нашего конкурсного предложения. Таким образом, площадь получила гораздо больше функций, больше сценариев, чем мы предлагали изначально.

Так как это был один из первых конкурсов, объявленных Москомархитектурой, то никто не знал, как этот проект должен быть реализован. Знали только, что нужно сопровождать проект, так что периодически приходилось обращаться в «Москомархитектуру», чтобы один департамент связался с другим, и можно было продвигать проект дальше. Практика подобных конкурсов только устанавливалась, процедуры не было, и многие вопросы поэтому решались буквально в режиме ручного управления.

7caeae10a42472020ffa0560024293b7e5b15f98
Фото: Дмитрий Чебаненко

Доработав концепцию, мы стали работать на субподряде у организации, которая изначально выиграла тендер на реконструкцию площади. Таким образом, мы стали авторами, которых «прикрепили» к генпроектировщику, и дальше мы занимались архитектурным сопровождением проекта. Все, что касалось красоты, благоустройства площади, — это была наша работа, а все, что касалось инженерных частей проекта, делала компания.

При разработке архитектурных деталей важно было быстро реагировать: иногда мы получали чертежи, которые не имели ничего общего с тем, что мы задумали, когда-то надо было лично отстаивать необходимые проекту светильники или даже растения в цветниках.

В результате мы, как авторы, остались довольны, несмотря на то, что многое в процессе сильно поменялось. Например, изначально у нас в проекте были треугольные гранитные плиты мощения со сторонами длиной 1,8 метра. Но в процессе стало понятно, что реализовать замысел придется в кратчайшие сроки, ко Дню города, и мощение площади было сделано из плиток размером 25 на 25 сантиметров. Тогда нам казалось, что рисунок утратит свою элегантность, но критической потери качества в результате не случилось, скорее наоборот: изначально запроектированные три цвета гранита присутствуют, а новый ступенчатый рисунок мощения неожиданно стал перекликаться с орнаментом фасада зала Чайковского.

Fe0498559db47209856bc14f8d3456642e39068c
Фото: Дмитрий Чебаненко

Сейчас время от времени мы делаем фотографии площади, наблюдая за тем, как она живет и какие сценарии на ней стали теперь возможны: после дневных концертов в зале Чайковского качели заполняются детьми, вечерами здесь собираются скейтеры, музыканты. Кафе выставило свою мебель на площадь, зайдя таким образом на ее пространство, и по-прежнему тут есть даже место для массовых мероприятий.

Два года прошло, а жизнь там становится все активнее, площадь «работает», причем очень разнообразно, и для нас это показатель качества проделанной работы. И я считаю, здорово, что на белых цветочницах появляются следы от роликов и скейтов, а на «потолке» над качелями — следы от ботинок. Все это говорит о том, что место востребовано.

Пример — в регионы

Рассказывает Дмитрий Онищенко, генеральный директор ландшафтной компании Arteza

В рамках конкурса архитекторы из Buromoscow предложили отличную идею общей концепции, которую мы помогли развить засчет ландшафтных решений. Конечно, то, что мы представили на конкурс, и то, что есть сейчас — это две разные площади. Но наша «жила» на бумаге, а эта существует в жизни.
 Как правильно сказала Юля, это был один из первых опытов проведения открытого архитектурного конкурса в Москве.

771924d709c08e9fbafc941cabce7818c7a71b80
Фото: Дмитрий Чебаненко

Никто не знал, как будет формироваться проект от идеи до реализации, а это очень важный вопрос. В городе масса примеров, когда результаты конкурсов попросту игнорировались ответственными лицами, и поэтому присутствие авторов концепции-победителя на всех стадиях проекта — уже огромная удача!
 Думаю, что это и послужило залогом качественного результата. Например, нас привлекали даже к выбору посадочного материала, и это, прошу заметить, был первый опыт посадки в центре города крупномерных деревьев, который затем стали использовать в масштабе всего города.

Вообще проект объединил большое количество профессионалов: проектировщиков, строителей и архитекторов, и его точно можно отнести к разряду успешных.
 Сейчас идет масштабная работа по благоустройству региональных центров России, и Триумфальная может послужить хорошим примером полноценной реновации городской площади, как Крымская набережная для многих является примером благоустройства набережной.