Без дома, зато с кандидатом

Город
Фото: Алексей Коновалов / МОСЛЕНТА

В Москве есть только один избирательный участок, где могут проголосовать бездомные — это Казанский вокзал. Туда МОСЛЕНТА и отправилась в поисках колоритных персонажей и душещипательных историй.

Раньше граждане без регистрации голосовали в Тверском районе, в самом центре Москвы — в здании Центрального телеграфа. И это вызывало недовольство местной публики. Поэтому 22 июля 2016 года Мосгоризбирком принял решение о переносе места для голосования бездомных. Так как, по данным статистики (она знает даже это!) больше всего людей без определённого места жительства — на площади трёх вокзалов, выбрали один из них.

Специалисты изучили количество голосующих на всех трёх вокзалах, и Ленинградский сразу отпал — там заполняют бюллетени большое количество россиян, находящихся на пути между Санкт-Петербургом и Москвой. На Ярославском и Казанском избирателей обычно гораздо меньше: в 2011 и 2012 годах на федеральных выборах там проголосовали около тысячи человек с открепительными талонами — и около 1.600 избирателей без регистрации по месту жительства. В итоге выбор пал на Казанский: рядом с ним находятся и департамент соцзащиты Москвы, и автомобили социального патруля, и общественная организация Елизаветы Глинки.

VIP-клиенты

На Казанском вокзале под избирательный участок выделили лучшее помещение — зал ожидания повышенной комфортности. Вообще час пребывания взрослого здесь стоит 200 рублей. Говорят, обычно людей в зале немного, хотя комфортных зон с кожаными креслами и столиками хоть отбавляй. Есть телевизор, рабочий Wi-Fi, отдельный санузел и розетки для зарядки гаджетов. Да и вообще — зал очень красивый. Все входящие обязательно фотографируются.

Мы ожидали увидеть толпу лиц, как говорится, в пачкающей одежде со характерным амбре. Но входили и выходили вполне себе среднестатистические избиратели, разбавленные машинистами и таможенниками в форме.

«На нашем участке могут проголосовать лица по открепительным удостоверениям и те, у кого отсутствует регистрация. За три часа у нас проголосовало 166 человек, включая людей без определённого места жительства - их порядка 50. Это совершенно необязательно люди, ведущие асоциальный образ жизни - некоторые просто только оформляют новую квартиру», — пояснил нам председатель участковой комиссии Максим Комолов.

Чего ради

Секретарь комиссии Олеся на наш нездоровый интерес уточнила, что клиентов, ради которых мы приехали, было максимум четыре, и все рано утром. Мы почти успели решить переместиться на другие вокзалы, как шикарная акустика VIP-зала разнесла истошный крик:

— Я бо-о-мж!

Все зашевелились. Невысокая женщина в объёмной резиновой обуви розового цвета, грязноватой куртке и довольно стильной красной шапочке собрала вокруг себя нескольких специалистов. «Я обращалась в прокуратуру, СК, департамент, к участковому... Никто в нашей стране не имеет права, а я уже подыхаю. Ведь я, наверно, не одна такая», — пыталась она достучаться до работника комиссии. Не желая вникать в детали человеческой драмы, женщину подвели к плакату со списком партий.

— Я знаю, какая партия мне нужна! Но его здесь нет! Он одномандатник (на вокзалах и в аэропортах можно голосовать только за федеральный список - ред.). Я знаю, что партия не пройдёт, а он должен! — с надрывом на весь зал воскликнула она.

B6698f439db6417099374594fa37cb1f98b180ed

Людмила Павлова в интерьерах избирательного участка на Казанском вокзале

Фото: Алексей Коновалов / МОСЛЕНТА

В итоге женщине пришлось всё-таки отметить весь список. После этого она медленно поволокла ноги к выходу. Мы настигли её в середине зала, и благодаря идеальному звуку, историю избирательницы всё-таки пришлось выслушать всем.

— Я лишилась всего после того, как муж женился на молоденькой. Его парализовало, и она быстренько всё оттяпала. В квартиру дочери вселили юриста, который занимался мои выселениям. Сын купил мне комнату, но потом оказалось, что проблемы с бумагами на собственность.

— Вы думаете, что выборы помогут решить проблему?

— Единственный человек, который меня выслушал - N.N. (назвать, к сожалению, не можем, но его партия обычно набирает на выборах процент, равный статистической погрешности). Он за меня заступился, и пытается что-то сделать. Это самый лучший человек.

— Вы так хорошо знаете кандидатов. Часто смотрите телевизор?

— Какой телевизор? У меня ничего нету. Меня полностью ободрали. Пригнали контейнер и сгребли туда все вещи, чтобы вывести на свалку. Я ничем не занимаюсь — только с утра до вечера пишу кляузы. По вечерам только хожу на помойку: там хорошие люди, делятся со мной.

История Павловой Людмилы Фёдоровной подробно расписана на change.org. Текст составил её учитель танцев. На прощание женщина долго благодарила за то, что мы её выслушали, и похвасталась поступлением внука в МГУ.

Я маленькая лошадка...

Разрядил обстановку потрёпанный мужчина, который вошёл на участок с лошадкой. Такой детской деревянной лошадкой-качалкой. Журналисты и наблюдатели подскочили, заняв очередь за интервью рядом с ширмами, но колоритный персонаж уже начал выходить. Оказалось, у него с собой только копия паспорта, а по ней проголосовать нельзя.

Ae0fc81e9ede3aff0f17b985278fa3b6ba0e3356

Однако фотографы его просто так не выпустили. Сначала он позировал у ширмы, потом у урны, а потом к нему и вовсе начали подбегать работники комиссии и другие избиратели, чтобы сфотографироваться.

— Первый раз фотографируюсь с такими мужчинами. Да ещё с лошадью! - рассмеялась женщина с лаковым начёсом, которую фотографы попросили попозировать, опустив свой бюллетень в урну.

Сергей (так зовут незадачливого избирателя) рассказал, что лошадку зовут Малышка - так звали и его настоящую лошадь. Деревянно-плюшевого друга он нашёл на помойке и везде носит с собой.

Дежурные «Социального патруля» говорят, что это их постоянный клиент. Кстати, всех «своих» они вносят в списки и отвозят на обед.

Наблюдатели не против.


Выборы в Госдуму VII созыва проходят по смешанной системе: 225 депутатов избираются по партийным спискам, 225 - по одномандатным округам.