23 августа в 15:05

«У меня получилось рассмотреть себя как бы со стороны»

Зачем две москвички запустили производство и продажу съедобных вульв и членов
Фото: «Машино Хозяйство»
Две москвички — Мари Лысикова и Маша Додосова — создали проект «Машино Хозяйство». За столь скромным названием скрывается, однако, весьма неоднозначное: делая слепки с мужских и женских гениталий своих клиентов, Маши выпускают на их основе карамельки, мыло, шоколад, свечи и много чего еще. Дело движется. Маши радуются. Сладкие изделия лижутся благодарными покупателями… О том, как возникла идея подобного бизнеса, какой посыл он несет и как выглядит техническая сторона вопроса, МОСЛЕНТА попросила рассказать создательниц проекта.

Маша Додосова (МД): Мы — Маша и Маша. И мы делаем «Машино Хозяйство» — секс-позитивный просветительский несколько провокационный проект, в рамках которого мы хотим познакомить людей с разнообразием внешнего вида половых органов.

Для этого мы выпускаем конфеты, свечи, мыло и шоколад по индивидуальным слепкам — на заказ, а еще продаем готовую продукцию, сделанную по слепкам наших моделей. Кроме того, мы проводим образовательные и секс-просветительские мероприятия: девичники, воркшопы, мастер-классы. Часть мероприятий — самостоятельно, часть — в сотрудничестве с блогерами, сексологами или другими просветительскими проектами.

Мари Лысикова (МЛ): Как и когда возникла идея нашего проекта? Идея снять слепок, чтобы сделать на его основе силиконовое дилдо, возникла пару лет назад у меня и моего партнера. Из оставшихся же материалов я решила попробовать снять слепок с себя, хотя и не очень понимала зачем. Однако результат получился удивительный! Девушке очень сложно увидеть свою вульву даже с помощью зеркала, а здесь у меня получилось рассмотреть себя как бы со стороны, но крайне детально и близко…

Reload
1 / 3

Фото: «Машино Хозяйство»

Партнер со временем стал бывшим, а идея помочь другим девушкам увидеть себя так и осталась, пока не появились люди, которые ее поддержали...

МД: Первыми изделиями в рамках нашего проекта были конфеты, сделанные по нашим слепкам: мы готовились к первому маркету, на который нас пригласили, когда у нас еще названия не было. Но до этого продукция тоже была — по первому слепку партнера Мари мы делали свечи, а еще были сосочки на палочке.

МЛ: Насколько процесс изготовления наших изделий «сексуализирован»? Мы не вкладываем в него сексуальную составляющую, потому что нам немного не до того: нам важно, чтобы получился хороший результат. А для этого мы делаем вот что: накладываем на вульву специальный состав, который очень быстро схватывается и передает все детали кожи. Процесс точно не похож на сексуальный акт, но и не похож на поход ко врачу — это совершенно иное переживание и опыт.

Если нужно сделать слепок с эрегированного члена — для этого мы рекомендуем приходить к нам с партнершей (или партнером), потому что никакой личной помощи с эрекцией мы не оказываем ни при каких условиях. Многие обладатели пенисов, узнавая об этом, теряют желание делать слепок. Так вот… После того как состав схватился, мы снимаем его с кожи и больше не взаимодействуем с телом, а работаем с полученным оттиском. Взаимодействие с клиентом занимает до 30 минут, включая знакомство и разговоры, а последующая работа занимает не один час. Это создание формы будущего изделия, ее просушка, подготовка форм для работы с карамелью, мылом и прочим — каждый материал требует своей формы и конфигурации.

Reload
1 / 3

Фото: «Машино Хозяйство»

МЛ: Несмотря на то что мы много говорим и пишем, что наносим на тело медицинский состав, безопасный для слизистых и микрофлоры, нас регулярно спрашивают, не вредно ли вульве контактировать с гипсом или насколько гигиеничны наши конфеты.

Отвечаем еще раз: гипс у нас ни в коем случае не контактирует со слизистой! И еще: гигиеничность конфет ничем не отличается от гигиеничности любой другой магазинной карамели: температура жидкой массы выше 140 градусов, она заливается в кондитерские формы, сами формы тоже не контактируют с половыми органами.

МД: Название намекает на наше непосредственное в нем участие. И да — мы все делаем своими руками, у нас нет отряда сотрудников, автоматизированных производственных линий или чего-то подобного. Кроме того, среди готовой продукции есть изделия, сделанные и по нашим слепкам, но, какие из них принадлежат нам, мы рассказываем только близким друзьям, равно как никогда не деанонимизируем наших моделей без их на то согласия.

МЛ: Друзья нас очень поддерживают и помогают, причем помощь бывает самая разная: кто-то становится нашими моделями, кто-то подкидывает идеи, кто-то создает нам рекламу, кто-то помогает работать на маркетах. Так что мы очень благодарны каждому, кто находится рядом.

Что же до родственников… Мои родители знают о проекте и поддерживают начинание своей дочери, хотя им бы хотелось, чтобы я продолжала работать с ними в семейном деле.

Reload
1 / 3

Фото: «Машино Хозяйство»

МД: А я еще не нашла в себе силы познакомить семью с положением дел: у меня никогда не было близких взаимоотношений с родными, мы очень редко общаемся, а разговоров о сексе или чего-то около в нашем доме вообще никогда не велось. Однако желание рассказать матери о проекте у меня есть: ей уже много лет, и я бы не хотела, чтобы до нее дошла искаженная информация, так что сейчас я собираюсь с силами, чтобы пригласить ее в мастерскую…

МЛ: Давайте я расскажу подробнее о том, что мы делаем, используя слепки. Изначально мы выпускали карамель и свечи, весной добавили в ассортимент мыло, в августе — шоколад. Кроме того, мы учимся делать фаллоимитаторы, а еще формы большего размера, чтобы создавать полноценные скульптуры, экспериментируем с материалами, чтобы сделать «карту эрогенных зон» — этакую персональную копию гениталий, на которой можно будет рисовать и изучать себя с партнером.

Плюс — мы продаем небольшие гипсовые фигурки. Их дарят любимым людям, используют для изучения себя, ставят на полочку или вешают на стену.

МД: С индивидуальными заказами к нам чаще всего обращаются женщины, а готовую продукцию мужчины и женщины покупают примерно в равных долях.

Много ли их? Сложно сказать, это ведь очень относительное понятие… Если бы мы делали только продукцию по слепкам — наверное, клиентов было бы мало. Но тогда мы бы больше вкладывались в продвижение именно этого продукта, из-за чего клиентов было бы достаточно.

Reload
1 / 3

Фото: «Машино Хозяйство»

МЛ: Актуальную информацию по ценам у нас всегда можно найти в Instagram, в закрепленных сториз. Но вкратце расскажу: если вы найдете нас на ближайшем маркете — конфетка-вульва обойдется вам в 300 рублей…

Для чего людям все то, что мы им предлагаем? Кто-то использует нашу продукцию, как форму протеста, кто-то таким образом принимает себя, кому-то это просто кажется забавным.

Но если говорить о снятии слепка и получении результата девушками — каждая пробует, точно не зная, что будет в процессе, и каждая получает какой-то свой позитивный опыт, которым после хочется делиться.

Это меняет что-то внутри, в осознании себя.

МД: Иногда у нас спрашивают: зачем открывать и демонстрировать то, что должно быть скрыто? Но почему «должно»? Почему какая-то часть тела должна быть спрятана?

Кажется, что нам точно станет легче жить, если мы будем спокойно относиться к тому, что у нас всех между ног. А противоположное скорее вредит. Слышали ли вы истории, где в разговоре с маленькой девочкой мама называла вульву и вагину чем-то вроде печеньки, а когда она пожаловалась, что «дядя есть мое печенье», — мама, занятая делами, ответила, что нужно делиться?

Понимаете, если мы закрываем информацию, то создаем поле для противоправных действий, которые невозможно отследить.

У нас подавляющее большинство женщин не знает разницу между вульвой и вагиной, хотя это чисто женская анатомия. И это печально.

Reload
1 / 2

Фото: «Машино Хозяйство»

Женщины не знают, как может выглядеть вульва вообще — и ими становится так просто манипулировать: «ты ТАМ некрасивая, сделай операцию». Но красивые все!

Что же касается эрегированных мужских гениталий… У нас вообще фаллосоцентричная культура. Кого сегодня можно удивить видом члена? Хотя с неэрегированными дела обстоят сложнее: кажется, что, если член не стоит, он как будто и не нужен. Стоячий становится символом власти, а нестоячий — ее отсутствием.

Мы бы хотели показать, что отсутствие эрекции ничего не значит. Это просто тело, и это нормально.

МЛ: Какова цель? Заработок — в последнюю очередь. Если бы мы хотели денег — работали бы, как и раньше: одна в строительстве, другая в управлении продажами. Наша основная задача — делать что-то необычное, получая удовольствие от процесса. Каждый день радостно браться за работу — великое счастье!

И еще: часть нашей деятельности — в чистом виде бодипозитив. Просмотрите банальную «Википедию»: бодипозитив — социальное течение, которое учит позитивному отношению к своему телу, его тотальному принятию и свободному самовыражению. Мы вот точно и про позитивное отношение, и про тотальное принятие, и про свободное самовыражение… Да, и вот что: мы не делаем акцента на гендере: мы разные вне зависимости от пола, самоидентификации, мы хотим подчеркнуть отличия всех ото всех. Любой может быть любым!