24 января в 00:01

«Уничтожить и забыть!»: московские СИЗО решили убрать из города

Фото: Марина Круглякова / «Коммерсантъ»
Министерство юстиции объявило о начале работы над проектом, суть которого — убрать из городов, в том числе и Москвы, все колонии и СИЗО (следственные изоляторы). «Планируется все, связанное с лишением свободы, убрать от людей, из городов, сформировав для этого отдельные площадки», — рассказал глава Минюста. Чем вызвал жаркие споры: кто-то, поддерживая проект, уверен в том, что колониям и СИЗО давно пора преобразиться, а сделать это на нынешних территориях нереально. Другие возражают: это может затруднить возможность встреч с арестантами и повлиять на соблюдение их прав. Оставив в стороне эти споры, МОСЛЕНТА поговорила об инициативе министерства со столичными архитекторами, чтобы узнать, что, на их взгляд, стоит делать с освободившимися территориями столичных СИЗО.

Вопрос этот весьма актуален. Во-первых, потому, что на территории города находится несколько СИЗО: «Лефортово», «Бутырка», «Краснопресненская пересылка», «Медведь», «Водники» «Печатники» и «Капотня». Во-вторых, потому, что некоторые из них располагаются в самом центре Москвы и представляют историческую ценность. Так, официальным годом основания Бутырской тюрьмы считается 1771-й, Лефортовской — 1881-й, Пресненская пересылка была построена в 1900-е годы. Что же делать со всеми этими строениями и территориями?

«Изоляторы и тюрьмы рвут ткань города»

Илья Заливухин, руководитель градостроительной компании «Яузапроект», член совета по территориальному планированию и градостроительству в Союзе архитекторов России, член Общественной палаты Московской области, куратор Междисциплинарного исследования «Анатомия города. Московская агломерация»:

«Для начала скажу: я всеми руками поддерживаю инициативу Минюста. И на это есть много причин. Вот первая: такой город, как Москва, живет и развивается, количество жителей в нем постоянно увеличивается, а значит, земля и инфраструктура в нем сегодня ценна как никогда. Особенно земля и инфраструктура в неокраинных районах — где, собственно, и расположено большинство столичных СИЗО. При всем моем уважении к тем, кто сидит в СИЗО и в тюрьмах, очевидно, что находиться внутри города им совершенно необязательно, что городская инфраструктура им совершенно не нужна, что пенитенциарные сооружения куда правильнее строить в совершенно иных местах.

Здание следственного изолятора «Лефортово»

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Причина вторая: сами по себе территории всех СИЗО закрытые, то есть непроходимые, из-за чего они нарушают и разрывают ткань города. Причем они занимают не небольшой квартал 100 на 100 метров, а площадь куда большую. Я уверен: город должен быть проницаемым, то есть любой человек должен иметь возможность пройти его насквозь, а не вечно что-то огибать — заборы, огороженные парковки, изоляторы, тюрьмы, заводы. Это очень, очень плохо, особенно в центре, где находятся и «Бутырка», и «Лефортово».

И третий момент: самим СИЗО некомфортно там, где они сейчас находятся, в этих исторических зданиях, не отвечающих никаким современным требованиям и нормативам. У заключенных должны быть достойные условия содержания, но обеспечить их такими условиями можно только в совершенно новых зданиях следственных изоляторов и тюрем.

Что же до использования освободившихся зданий и территорий… Необходимо в каждом конкретном случае думать о том, как органично вплести их в ткань соответствующего района. И везде эти решения будут разными. Исторические здания нужно сохранять — это важно и для инвесторов, и для местных жителей. Слегка перестроив и облагородив, добавив элементы современной архитектуры, устраивать в них офисы, квартиры, развивать прилегающую территорию. Негативный имидж данных мест? Не думаю. В них, слава богу, мало кто бывал, а значит, никаких эмоций в отношении СИЗО большинство москвичей не испытывает. Скорее люди будут не напуганы, а заинтригованы. Неисторические — сносить! И, устроив открытые общественные обсуждения, приспосабливать освободившиеся места под нужды того или иного района и города вообще. Где-то за счет этой территории можно разбить парки. Где-то построить коммерческие кварталы. Где-то — культурные и спортивные центры. Где-то — качественное социальное жилье, находящееся в муниципальной собственности, но бесплатно раздающееся, скажем, студентам, на время учебы. Это ведь, кстати, отличный инструмент для привлечения в город молодежи. Подобное делается во многих странах мира. Более того, для проектирования социального жилья там привлекаются лучшие архитекторы. Может, и нам стоит пойти по такому же пути?

Пресненская пересыльная тюрьма

Фото: Wikimapia.org

«Вместо тюрем — хорошие школы!»

Юрий Григорян, архитектор, педагог, сооснователь и руководитель архитектурного бюро «Меганом», директор образовательных программ Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»:

«Мое мнение таково: если какой-то из этих комплексов не является памятником архитектуры, пусть даже ему много лет, даже больше века, я бы его снес. Снес хотя бы потому, что за всеми ними, как и за всеми прочими пенитенциарными сооружениями, тянется очень неприятная история и стоит огромное количество человеческого горя...

Я вспоминаю парижскую Бастилию, тоже снесенную в какой-то момент. На ее месте была построена опера — и это здорово. Мне кажется, если есть такая возможность, так нужно сделать и у нас: уничтожить и забыть, построив на месте всех этих СИЗО что-то новое, общественное, приносящее радость. Или… Знаете, у нас в стране есть некоторое пренебрежение в разговоре о разнообразных дисциплинирующих учреждениях — в частности, школах. Пока во всей России, да и в Москве мало кто думает о том, чтобы сделать их выдающимися в плане архитектуры — как, например, поступают со школами в Японии, в Финляндии. Так, может, отдать освободившиеся территории под строительство действительно выдающихся с точки зрения архитектуры школ? Почему нет? Другое дело, что это не должно стать самоцелью, манифестом, политикой. Все надо строить иначе: снося хозяйственное строение, каким и является СИЗО, городская власть совместно с горожанами, архитекторами и прочими заинтересованными людьми должны решить, что нужнее всего на этом месте. Может, на половине территории следует разбить парк? Может, сделать стадион? Может, построить жилой квартал, а рядом с ним школу?

Здание следственного изолятора № 2 Бутырская тюрьма

Фото: Антон Денисов / РИА Новости

Если же здания СИЗО представляют историческую ценность — как Бутырка, Лефортово, Краснопресненская пересылка, — их с известной степенью осторожности нужно конвертировать во что-то иное. Как уже поступили в свое время с многочисленными старыми производствами на территории Москвы: фабрикой «Красный Октябрь», «Винзаводом», заводом «Арма», Даниловской мануфактурой. Почему бы и СИЗО не превратить в центры современного искусства или деловые центры? Я вообще за все что угодно в данном вопросе, кроме, пожалуй, обустройства в помещениях бывших тюрем жилых лофтов и квартир. Кажется, это не очень уместная конвертация.

В общем, идей много. Но уверен: что бы ни делал город на освободившихся территориях, это вызовет бурное обсуждение в обществе, у большинства представителей которого, на мой взгляд, нет права на это. Почему? Потому что практически все мы невероятно мало заботимся о правах заключенных, мало поднимаем тему того, что вообще такое тюрьма. Так? Так! Вот и не надо тогда разглагольствовать, что бы такое красивенькое сделать вместо тюрьмы.

«Идеальное помещение для интровертов»

Никита Маликов, руководитель «Архитектурного бюро Маликова», руководитель архитектурного отдела Центра развития экономики малых городов Тверской области, ментор программы комплексного развития территорий в МАРШе и участник программы Архитекторы.рф.

Многие тюрьмы в городах располагаются в хороших местах. Если эти здания опустеют, появится хорошая недвижимость под редевелопмент: при незначительной переделке они могут стать бизнес центрами, гостиницами, или иметь иной функционал, работающий на экономику города. Но это в теории. На практике же большинство тюремных зданий имеют весьма малую архитектурную ценность как визуально, так и по планировочным решениям. Узкие коридоры, усиленные стены маленьких камер, встречаются панельные здания. Дешевле будет снести все и построить что-то новое.

С другой стороны, такие здания бывают памятниками истории или, как минимум, построены из старого красного кирпича. Тут фантазия может разойтись. Это хорошая основа для качественного преображения. Креативный кластер или офисный центр из тюремного здания? Легко! Такой подход дает значительную экономию ресурсов.

С точки зрения строительных работ и функционального назначения особой разницы между промышленными и тюремными зданиями нет. А вот ментальный след — это в России может сказаться. Консервативность мышления многих жителей нашей страны не позволит им чувствовать себя комфортно в здании, зная, что это бывшая тюрьма. Должно пройти десять лет перед тем, как медицинские клиники и конференц-залы с легкостью будут брать в аренду недвижимость в таких местах. С жильем будет еще сложнее. Думаю, не многие захотят жить в бывших тюрьмах.

Лично я бы переделал одну тюрьму в здание для интровертов. Маленькие помещения под микроофисы, небольшие комнаты для сна коливинг-эгоистов, а большие общественные пространства — для общения и тусовок. Современное общество испытывает все больше психологических проблем, в современном мире перегруз информации, который заставляет людей искать уединения для возможности спокойно работать и творить. И, как ни странно, здание бывшей тюрьмы хорошо подойдет для таких целей.