22 октября в 00:05
11 мин.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

После нашумевшей драки в московском метро между тремя дагестанцами и Романом Ковалевым другой выходец из Дагестана спустился в метро с букетом роз и начал раздавать цветы пассажирам. Молодой человек был в майке с надписью «Нет плохих наций». В сети на него обрушилась волна критики от его же соотечественников. Многие расценили его жест, как попытку извиниться за то, в чем они не виноваты. В ряде интернет-сообществ снова поднялась волна агрессии представителей одного народа против другого — русские писали негативные отзывы о дагестанцах, а дагестанцы — о русских. Откуда в нас столько неприятия и как с ним бороться, «Мосленте» рассказала кризисный психолог Елена Голяковская. Ниже — ее монолог.
«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?
Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ

«Первая строчка в самоопределении»

Причины раздражения поступком молодого человека из Дагестана, раздававшего цветы в метро, стоит искать в вопросе о самоидентификации малых народов, более того — горных народов. На Кавказе их несколько десятков, и их представители по-настоящему дорожат своей идентичностью. Как правило, они живут закрытыми сообществами, в которых стараются сохранить и свои традиции, в том числе и кажущиеся нам иногда незначительными бытовые обычаи, и даже чистоту своей крови.

По мнению психологов и социологов, для них репутация своего народа приобретает очень большое значение. Какими их видят извне? Кто аварцы, чеченцы, осетины и другие кавказцы для остального мира? Эти вопросы очень важны и имеют немалый вес внутри самого сообщества. Тут на первый план иногда выходит не взгляд на отдельного человека и его качества, а именно на весь этнос. Репутация народа становится обязанностью каждого его представителя. И тогда любой его поступок, просто привлекающий слишком много внимания, может стать поводом для осуждения.

Если человек слишком ярко выделился на общем фоне, если есть возможность как-то неверно или не самым приятным для остальных представителей народа образом истолковать его поведение, его могут осудить.

Конечно, далеко не для всех принадлежность к тому или иному народу, той или иной нации становится основой самоидентичности. В том числе и не для всех дагестанцев или кавказцев вообще. Но сейчас мы видим немало тех, для кого именно его национальность — первая строчка в самоопределении.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: @pul05

«Эволюционный механизм»

Сетевая или, к сожалению, довольно традиционная для нашего общества кухонная, бытовая ксенофобия — проявление нашего неприятия иного, инакового, чужого и чуждого. Не важно, к какой национальности мы относимся или причисляем себя. Ее можно найти среди любого народа. Например, после истории с дракой в метро часть дагестанцев осуждает русских, многие русские — дагестанцев, а пользователи сети, причисляющие себя к «людям мира», в изумлении наблюдают за этими сетевыми скандалами, не понимая, как подобное может происходить в 21-м году XXI века.

К сожалению, в подобных вещах нет ничего удивительного или даже неестественного. Существует теория, которая говорит, что в процессе своего развития мы, люди прошли путь от рептильного мозга, отвечающего исключительно за наше физическое выживание, через лимбический, ответственный уже за чувства и эмоции и присущий всем млекопитающим, к высшей сознательной деятельности — к коре головного мозга. Именно на этом уровне находится осознание себя, как человека цивилизованного, культурного, существующего в развитом социуме.

Но иногда под действием ряда обстоятельств мы не удерживаемся на уровне коры, и будто падаем на более низкие уровни сознания, от которых зависит наше выживание, как таковое.

И вот тут нас и встречает неприятие всего иного и чужеродного, всего, что не вписывается в нашу картину мира. Это эволюционный механизм, когда-то позволивший нам выжить, а теперь включающийся в момент, когда наши ресурсы близки к абсолютному минимуму или у нас не хватает знаний о чем-то, что приходит в нашу жизнь. Если мы не понимаем чего-то или кого-то, появляется страх, а за ним — желание держаться подальше от всего чужеродного, гнев и даже стремление очистить свою территорию от чужого и чужаков.

«Провалиться в травму»

В состояние крайнего неприятия впадают не только представители плохо образованной части населения. Иногда на этом уровне оказываются люди с очень высоким и хорошо развитым интеллектом, с солидным багажом знаний. Нехватка энергии — вот нейробиологическая причина такого провала.

Кора головного мозга — самая энергозатратная часть нашего организма. На то, чтобы мы жили, как высокоорганизованные, культурные и цивилизованные люди уходит огромное количество сил. И пока их достаточно, мы — люди мира, придерживающиеся самых широких взглядов.

Мы не просто готовы принимать и понимать любого человека, сильно отличающегося от нас и нашего окружения. Мы с радостью приветствуем все новое, потому что ценим многообразие жизни вокруг нас.

Но только что-то сбивает нас с этого высокого уровня, только энергии становится меньше, мы «проваливаемся вниз», на биологический уровень нашего существования. Так, например, может работать триггер — человек или ситуация, мгновенно ассоциирующаяся в нашем сознании с травмой, полученной нами в прошлом. Увидев кого-то, напомнившего нам другого человека, когда-то напугавшего нас, причинившего нам боль, представлявшего опасность для наших близких, мы можем испытать кратковременную вспышку гнева и ярости, провалиться в травму. Мы можем даже не отследить, не осознать эту вспышку, но испытать острое желание держаться подальше от этого человека, а то и сделать так, чтобы его просто не было. Зависит от того, насколько сильно мы были травмированы.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ

«Тревога возвращает тебя к рептилиям»

Провал может быть и более длительным. В таком случае он чаще всего связан с постоянным чувством тревоги и опасности. К сожалению, в последние несколько лет они нагнетаются в том числе и информационной повесткой. Сейчас мы отовсюду слышим, что у нас есть враги — яркие, живые, деятельные. Эти образы эмоционально заряжены. Они проникают в наше сознание и укореняются в нем.

В итоге, когда мы видим кого-то, кто не похож на наше близкое окружение, любого отличающегося от нас, эти внутренние образы тут же начинают свою работу.

И не важно, что перед нами россиянин, который не проявляет в нашу сторону никакой агрессии, а просто едет с нами в одном вагоне метро. Механизм срабатывает. Если при этом мы находимся в состоянии повышенной тревоги, страха и бессилия, эффект усиливается.

Тревога может быть спровоцирована самыми разными причинами. Они могут быть исключительно биологическими, например, мы можем находиться в этом состоянии из-за постоянного недосыпа. Есть причины социально-экономические — потеря работы, закредитованность, необходимость съехать со съемной квартиры, но непонятно куда именно, и другие. В состояние повышенной тревожности мы можем попасть исключительно из-за мыслей о возможности подобных ситуаций в нашей жизни. Постоянно проигрывая подобные сценарии в своей голове, мы расшатываем и свое эмоциональное состояние.

По какой бы причине не возрастала наша тревога, она возвращает нас к рептилиям, к той части сознания, что настроена только на наше выживание. И в этом состоянии нам очень важно чувствовать свою принадлежность к сообществу, к нашей «стае». А второй момент — тревогу невозможно долго носить в себе. Когда ее уровень зашкаливает, появляется желание куда-то ее выплеснуть.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Самый привлекательный для удара»

Мы сбрасываем свою тревогу на кого угодно. Кто-то срывается на детей, другой скандалит с начальником, третий переругивается с водителями в пробке, четвертый предпочитает пинать стену или бить подушку. Тревога неизбежно переходит в агрессию, и зачастую нужен только повод, чтобы нажать на «пуск».

Вот пример. Двое людей просто шли рядом, но один из них споткнулся и толкнул второго в спину. Все. Это повод. И он очень удобен, особенно если споткнувшийся не знаком со своим неожиданным собеседником. Происходит, как правило, кратковременный конфликт, оба кричат друг на друга.

Но когда они возвращаются по домам, им уже не нужно скандалить с близкими, чтобы сбить пары. Способ излить свой страх, раздражение и гнев был найден.

В такой ситуации образ кого-то иного, например, представителя иной национальности, культуры или даже субкультуры — самый привлекательный для эмоционального удара. И даже не важно, сделал он что-то другим или нет. Он просто другой. Поддавшись тревоге, кто-то может решить, что ему здесь не место.

«Не учитывая личность и интересы»

За последние полтора года по всему миру мы видим сильный рост обращений за психологической помощью из-за депрессивных или тревожных состояний. Ощущение стабильности, с которым мы жили в последние несколько лет, утеряно. Мир стал непонятным, шатким, хаотичным.

Это еще сильнее усиливает внутреннее плохо осознаваемое желание людей найти где-то вокруг себя врага и назначить ответственным за все беды и горести, свалившиеся на наши головы. Конфликты, настоящие домашние войны разгораются даже между самыми близкими людьми — от раскола на вакцинированных и антипрививочников в одной семье до роста случаев домашнего насилия.

Усиливающаяся тревога заставляет нас искать виноватого. Если человек ищет причину происходящего, нередко можно услышать от него про неких «их», которые что-то к нему, в его город, район, дом привезли, понаехали.

И говорящий уверен: без «них» точно ничего бы страшного и тревожного не случилось. Они во всем виноваты. Образ этих виновников может быть самым разным. Важно, что, когда обвиняющий видит представителя людей, которых он винит во всем, он смотрит на него, не учитывая личность и интересы этого человека. Он видит только врага.

Вывод здесь один. Если вы чувствуете, что вас кто-то раздражает, вы кого-то ненавидите и хотите, чтобы он просто исчез, возможно он задел вашу собственную психологическую травму или вы просто устали.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

«Скажите спасибо, что на смартфоны перешли»

Конечно, когда мы знаем как можно больше о том или ином явлении, культуре, народе, это помогает нам снизить тревогу, страх, гнев, агрессию. То, что мы знаем, мы воспринимаем как спокойное и безопасное.

Но далеко не у всех есть не то что способность, а само желание бесконечно расширять свой кругозор. Кому-то достаточно школьного образования и некоей прикладной профессии.

Ему не нужно больше. Он и так прекрасно себя чувствует. У него есть свой понятный и простой уклад жизни, а вот желания привносить в нее нечто новое нет совсем.

Какие там новые культурные коды, народы и этносы? Множество людей отказывается от покупки нового телефона, потому что в нем появляются новые, более сложные функции, с которыми нужно сидеть и разбираться. Казалось бы, не такая уж сложность, но человек пасует перед ней. Ему достаточно старого гаджета, достаточно того, что он уже знает. И вообще, скажите спасибо, что на смартфоны перешли, а не с кнопочными телефонами остались.

А есть люди, которые не могут без поглощения новой информации, постоянно расширяют свой кругозор и стремятся узнаваться все больше нового. Если первые справляются с тревогой, отгораживаясь от всего непонятного и чужого, вторые идут ему навстречу и стараются узнать как можно больше, чтобы не опасаться изученного.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: Анна Акельева / Коммерсантъ

«Живем, как с ремонтом, которому уже пара десятков лет»

Нежелание знать — самозащита отнюдь не только для людей с низким уровнем интеллекта. Это характерно и для тех, кто пережил серьезные эмоциональные, психологические травмы.

Справиться с ними сложно. Человеку приходится тратить довольно много времени и сил, чтобы стабилизироваться, смириться с произошедшим и научиться спокойно жить дальше. После этого не так много людей захотят привносить какие-то новшества в свою жизнь, ведь они вносят коррективы, снова делают ситуацию нестабильной, заставляют перестраивать налаженный образ жизни или образ мыслей, картину мира. Человек, которому выстраивание своих сегодняшних взглядов, режимов и распорядков далось с большим трудом вряд ли будет готов перестраиваться по первому требованию жизни. Он будет сопротивляться.

Да даже если никаких серьезных травм нет, перемены мы воспринимаем без восторга.

Например, даже самым ответственным и любящим родителям не так просто приноровиться к новой жизни, когда их ребенок начинает ходить в школу. Приходится пересматривать и перестраивать все свои графики, цели, планы. Это большой стресс.

И получается, что мы часто избегаем любых перемен и живем, как с ремонтом, которому уже пара десятков лет. Вроде бы и надо новые обои поклеить, а как представишь себе весь этот процесс, так откладываешь на как можно более далекое потом. И это все — о нашем доме, о нашей семье. Что говорить об отношении к другим, сильно отличающимся от нас людям?

«Все нормально — это иллюзия»

Для человека естественно жить в спокойной картине мира, где перемены — редкое явление и целое событие. Это стабильно, безопасно и довольно ресурсно для нас. И подобный уклад существовал на протяжении почти всей истории человечества. То, что происходит последние 50-80 лет, нетипично для нашего, если хотите, биологического вида.

Особенно много изменений в укладе жизни затронули Северную Америку, Европу, Японию и Россию. Во многих других странах поменялось не так много, если верить социологам.

Сейчас наш ритм и образ жизни мы воспринимаем абсолютной нормой, нам кажется, что мы привыкли к нему и полностью адаптировались. Но наше «все нормально» — это иллюзия.

На биологическом, телесном уровне этот интересный, эффективный и удивительный ритм современной жизни — ужасный стресс, вызывающий резкий скачок уровня тревоги. Мы просто не осознаем, что происходит с нашим телом, с нашей нервной системой и нашей психикой в текущей ситуации.

Да, на протяжении истории были люди, которые не могли усидеть на месте, не могли жить размеренно и спокойно. Мы все знаем их из учебников истории и публикаций в СМИ. Но тут важно не забывать, что таких людей очень и очень мало. Они исключения из правил. А в основной своей массе мы просто стараемся адаптироваться к сложившейся ситуации, но расплачиваемся за это своей психологической стабильностью, а то и психическим здоровьем.

«Уровень тревоги зашкаливает». Что стоит за регулярными конфликтами с кавказцами?

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ

«Дать себе отдохнуть от городской среды»

Если перед человеком возникает вопрос, как снизить уровень тревоги и перестать агрессивно реагировать на все, к чему он не привык, а главное — на иных, непохожих на него людей, он уже на правильном пути. Когда мы не видим этой проблемы, ничего не сделаешь. Невозможно изменить ситуацию, если человек ее не осознает и не хочет ничего менять.

Правильная постановка вопроса приводит нас к правильным ответам. Когда мы спрашиваем себя, почему гневно реагируем на того или иного человека, мы начинаем анализировать ситуацию, искать причины, а это уже полпути до решения. Осознанность — универсальный ключ.

Снижение тревожности начинается с заботы о своем организме. В первую очередь необходимо позволять себе отдыхать. Наш ресурс восстанавливается благодаря восьмичасовому сну, а также регулярным выходным. Пусть их будет даже не два, но хотя бы один день в неделю необходимо оставлять исключительно для себя. И в этот день не стоит заниматься даже домашними, бытовыми делами. Также помогает цифровой детокс, осознанный отказ от потока информации на сутки. И последнее — общение с природой. Если вы не можете покинуть город, выходите хотя бы в парки, чтобы дать себе отдохнуть от городской среды.

Партнерские материалы