22 декабря 2021 в 00:01
6 мин.

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

У кого-то советский дизайн вызывает пренебрежительную усмешку. Однако в СССР умели делать интересные и стильные вещи, при взгляде на которые миллионы людей по всей стране испытывают ностальгические чувства. В Новой Третьяковке на Крымском валу открылась выставка, демонстрирующая 500 отборных экспонатов из коллекции Московского музея дизайна. Это типовая и уникальная мебель, одежда, люстры, ковры, эскизы, почтовый ящик и телефонная будка. Сокуратор выставки и директор Московского музея дизайна Александра Санькова подробно рассказала «Мосленте» о необычных экспонатах выставки «История российского дизайна. Избранное.1917-2022».
«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна
Фото: Белинский Юрий / ТАСС

Мебельный гарнитур из «дома на Набережной»

Ю. Соловьев, АХБ, опытное производство, 1950-е. Шпон, массив дерева, металл. Собрание Московского музея дизайна

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

В Новой Третьяковке мы выставляем уникальный мебельный гарнитур из «дома на Набережной», принадлежащий Юрию Соловьеву, — создателю ВНИИ Технической эстетики. Он существует в единственном экземпляре. Это пример очень качественного и изящного советского ар-деко, доступного лишь избранным. Сервант, шкаф, кровать, туалетный стол, тумбочка.

Роскошная мебель изготавливалась по индивидуальному заказу. Конечно, художники-конструкторы были идеалисты и мечтали, чтобы у всех советских людей были качественные, удобные вещи. Но в реальности это было недостижимо.

С Юрием Борисовичем я познакомилась, когда готовила первую выставку «Советский дизайн 1950-80-е» в Большом Манеже. Он приглашал меня в гости в «Дом на набережной», знакомил с коллегами из ВНИИТЭ, угощал настойкой по собственному рецепту и рассказывал про советский дизайн. В том числе про этот гарнитур, который — уже после смерти Юрия Борисовича — был подарен его внуком Московскому музею дизайна.

Юрий Соловьев без преувеличений — главный человек в истории советского дизайна.

Закончил Московский полиграфический институт, МАРХИ, учился в дипломатической академии, и в 1945 году создал первую в СССР специализированную проектную организацию универсального профиля в сфере промышленного дизайна — архитектурно-художественное бюро (АХБ) при Министерстве транспортного машиностроения.

Им были разработаны дизайн-проекты пассажирских речных судов, железнодорожных вагонов, троллейбусов, дизайн интерьеров первого атомного ледокола «Ленин» и первой атомной подводной лодки, проекты трансформирующейся мебели. Для производственных нужд АХБ было организовано опытное производство в Ужгороде, которое серийно выпускало мебель, и даже складной моторный катер, трансформирующийся в автомобильный прицеп.

Юрий Борисович организовал государственную систему дизайна в СССР и был инициатором создания Союза дизайнеров СССР.

Эскиз платка к Олимпиаде-80

Художник Татьяна Андреева

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

Кроки, то есть эскиз платка, созданный к Олимпиаде-80, в дар музею передала художник и дизайнер Татьяна Андреева. Эта работа была выполнена ею по заказу Комбината прикладного искусства в 1975 году.

В большом отдельном интервью она рассказала про символику, заложенную в этом эскизе, про изображенные на нем ступени к победе. Подробности в прямом эфире с автором.

Люстра, 1950-е, латунь, стекло

Собрание Московского музея дизайна

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

Люстры такого типа в 1950-х выпускали массово. Их можно было увидеть в московском метро, дворцах культуры, театрах и в Ленинской библиотеке. Все это были такие общественные здания — «дворцы для народа». Отдельные партии выпускались для МИДа, гостиницы «Украина» и квартир руководителей высшего звена.

В то же время у людей в квартирах под потолком чаще всего висела обычная лампочка на шнуре, и даже простой абажур был редкостью.

Все было в дефиците. Внук скульптора Мухиной Алексей Веселовский рассказывал, что для своего дома она сама гнула абажуры из проволоки и обшивала их тканью.

Творческим людям было в чем-то проще, они могли сами изготовить для дома предметы интерьера, хотя все в то время строили дачи, шили одежду и чинили автомобили сами.

Промышленность и плановая экономика не могли обеспечить население необходимым количеством товаров. Чтобы «жить стало лучше», чтобы удовлетворить исходящий от людей запрос, строили парки, библиотеки, дворцы культуры. Обустройство личного пространства — квартир и производство предметов для индивидуального использования отошли тогда на второй план. В то время это было единственное правильное решение.

Поэтому люстры такого типа в 1940-х и 1950-х годах производились массово, ведь тогда надо было оборудовать большое количество общественных пространств.

Папка c работами Мастерской N12 при Моссовете

1934 год. Из коллекции Московского музея дизайна

Когда в СССР началось массовое строительство метрополитена и административных зданий, нужно было проектировать много новых предметов — деталей интерьера. Таких, как дверные ручки, светильники. В 1933 году при Моссовете были организованы мастерские, каждую из которых возглавлял знаменитый архитектор.

С 1933-го по 1935 год в «Архитектурной мастерской Моссовета №12», которая в те годы была ведущей мастерской в СССР по разработке интерьеров и оборудования, создали массу проектов в стиле ар-деко. Среди них оборудование станции метро «Охотный ряд», мебель для клуба Наркомата легкой промышленности, киоски СОЮЗПЕЧТАТЬ и киоск ОГИЗ (Объединения государственных книжно-журнальных издательств), мебель для бань Моссовета, интерьер для редакции полиграфического комплекса газеты «Правда» и киоск для продажи вод.

Декоративная плитка со станции «Октябрьская» Московского метрополитена

А. Филиппов, Керамико-плиточный завод им. Булганина, 1949. Фаянс, позолота. Собрание Московского музея дизайна

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

Удивительно, но этот лавровый венок с «Октябрьской» я нашла на «Авито»! И, конечно же, понимая, что мне несказанно повезло, купила его в коллекцию. Хотя обычно объекты нам в коллекцию дарят дизайнеры, их наследники, друзья и посетители музея.

В послевоенное время для московского метро центральной темой стала тема Победы. При этом только автору проекта станции «Октябрьская» Полякову удалось создать практически храмовое пространство, где ряды факелов ведут к закрытой торжественной оградой в стиле ампир апсиде с предполагаемым алтарем — нише с голубым небом, символизирующим светлое будущее. Сам архитектор считал, что изобрел новое средство борьбы с «ощущением подземности»: ярко освещенная стена и выкрашенная в голубой верхняя часть торцевой стены должны были создать у пассажиров чувство, будто они находятся на поверхности. В 1956 году в Ленинградском метрополитене была открыта очень похожая на «Октябрьскую» станция «Пушкинская» — тоже проект Полякова.

Войлочный ковер с высокотехнологичной вышивкой Hear My Roooar

Дизайнер Андрей Будько, производитель Carpet like a Russian

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

«Hear My Roooar» — коллекция войлочных ковров с высокотехнологичной вышивкой. Пример того, как традиционные материалы и ремесла могут жить в современном мире. Производятся серийно. Победитель SalonSatellite х Rinascente Competition 2019 и AD Design Awards 2020.

Андрей не просто делает ковры, он изучает опыт советских производств и ищет еще оставшиеся предприятия и специалистов по ковроткачеству по всей России.

Недавно Московский музей дизайна принимал участие в создании сериала Киностудии имени Горького «Советский дизайн». В нем больше 20 серий и одна из них про ковер на стене.

Cпортивные костюмы по эскизам 1923 года

Художница Варвара Степанова, костюмы сшиты дизайнером Анастасией Еременко

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

Художники авангардисты Варвара Степанова и Александр Родченко в 1920-х годах разрабатывали прозодежду (производственную одежду) — то, что мы сейчас называем униформой. В экспозиции Московского музея представлены оригинальные эскизы таких костюмов. Специально для экспозиции «История российского дизайна» молодой дизайнер одежды Анастасия Еременко сшила по ним спортивные костюмы.

К каждой униформе — свои требования, так что художники конструктивисты предлагали разрабатывать разную прозодежду для машинистов, пожарных, пилотов, врачей и спортсменов.

Проектируя костюмы, художники-конструкторы думали о том, чтобы эта одежда была простой в производстве и ее могли изготовить в любом уголке страны.

Но осуществить этот проект помешала тяжелая экономическая ситуация и слабая производственная база.

Телефонная будка

Мастерские Министерства связи СССР, 1970-е. Металл, стекло. Собрание Политехнического музея

«В новом пролетарском государстве все было по-новому». Истории создания знаменитых предметов советского дизайна

Фото: Московский музей дизайна

С 1961 года стоимость разговора в советском телефоне-автомате стала равняться двум копейкам. В 90-х годах городские телефоны-автоматы перевели на оплату жетонами. Последний отечественный металлический телефон-автомат демонтирован в 2003 году.

Наверное, многие помнят, что в такой будке можно было не только позвонить, но и переждать дождь, оказавшись в городе без зонта.

Выставка показывает экспериментальные проекты дизайнеров, которые никогда не были запущены в производство. В экспозиции они соседствуют с продукцией, которая выпускалась миллионными тиражами. Поэтому в пару к типовой телефонной будке мы показываем проект, разработанный дизайнерами ВНИИТЭ для района Дигоми в Тбилиси.

Если бы в СССР проекты дизайна внедрялись массово, мы могли бы жить в совершенно другом предметном окружении.

Посмотреть другие работы с выставки можно здесь

Партнерские материалы