09 сентября в 00:05
7 мин.

«В России ты не лезешь за кошельком, а тут…» Переехавшая из Москвы в Мадрид актриса — о слезах, испанских мужчинах и русской душе

Долгие годы живя в переездах между Москвой и Тбилиси, 26-летняя актриса Нуца Хубулава несколько лет назад оставила друзей, работу в известном столичном театре и переехала в Мадрид. «Я пролила море слез!» — говорит теперь она, вспоминая свой первый год жизни в другой стране. В интервью «Мосленте» Нуца рассказала о том, чем принципиально отличаются русские и грузины, ради чего она внезапно отказалась от главных ролей, к чему нужно быть готовой, идя на свидание с испанцем, и почему кайф от процесса куда лучше, чем путь от цели к цели. Ниже — ее монолог.
«В России ты не лезешь за кошельком, а тут…» Переехавшая из Москвы в Мадрид актриса — о слезах, испанских мужчинах и русской душе
Фото: @nutsa_khubulava

О взгляде туриста и родителях, которых не выбирают

Я родилась в Грузии, в Тбилиси, но уже в три года переехала в Москву, потому что папе предложили здесь работу. С тех пор и живу на два города и две страны. Например, пока я училась в России, на все каникулы ездила к своим грузинским родственникам.

У меня было постоянное ощущение, что я живу на две страны. Тбилиси — это моя родина, он как родители, которых не выбирают. А Россия — это мой дом, в котором я жила на протяжении многих лет…

Да, Москва сделала для меня очень много. Но, несмотря на полное погружение в этот город, у меня сохранился в нем взгляд туриста. И это, кстати, хорошо, потому что турист всегда открыт ко всему новому, всегда готов заметить красоту там, где местный пройдет и даже не посмотрит по сторонам.

О любви русских к грузинам и хорошем столе

Тбилиси — маленький город, в котором почти все друг друга знают. Там совершенно другой ритм жизни. А еще там почти все время тепло, поэтому в Тбилиси все много времени проводят на улице, а в Москве постоянно перебегают из одного помещения в другое. Но все эти различия ничего не значат, ведь главное — что и там, и тут живут хорошие люди.

И еще один важный момент: даже в период резкого обострения российско-грузинских отношений я ни разу не почувствовала в Москве по отношению к себе хоть какой-то негатив. Наоборот! То, что я грузинка, всю жизнь шло мне в плюс. Москвичи сразу же говорили мне, какой грузины талантливый народ, и встречали тепло. Может, это происходило потому, что я сама с ними открыта и доброжелательна.

А может, дело в любви, которую русские люди традиционно испытывают к грузинам, потому что мы для них всегда ассоциируемся с праздником, песнями, танцами, хорошим столом, жизнерадостностью и добрыми фильмами.

О профессии и старых травмах

Мои родители не имеют к актерству вообще никакого отношения. Более того, когда я поступала в Театральное училище имени Щукина, я им про это ничего не говорила. Не то чтобы боялась... Просто они были не в особом восторге от этой профессии. Слава богу, они оказались людьми толерантными, а потому просто сказали, что, мол, мы тебя предупредили, но это — твоя жизнь... Понимаете, у них просто были на меня немного другие планы: мама хотела, чтобы я стала врачом, а папа... папа хотел, чтобы я просто стала хорошим человеком.

Как все так получилось? Я профессионально занималась фигурным катанием на протяжении десяти лет, даже стала мастером спорта. Но, к сожалению, на одной из тренировок получила травму, и мне пришлось закончить профессиональную спортивную карьеру. Я долго думала: что бы такое найти, что могло бы мне заменить спорт? И решила, что актерская профессия позволяет самовыражаться не только через танец, не только через тело, а намного большим количеством способов.

О цели и кайфе

Я закончила Театральный институт имени Щукина, где познакомилась и подружилась с огромным количеством людей. Я вообще дружу со многими москвичами, поэтому могу сравнивать их с жителями Тбилиси и с грузинами вообще.

В чем их главное различие? В Москве все более нацелены на результат, тогда как в Грузии — на процесс. Поясню: москвичи идут от цели к цели и радуются их достижению, тогда как грузины кайфуют от самого пути. Хотя так можно сказать про жителей любых мегаполисов. Скажем, Лондон и Мадрид. В Лондоне энергия города тебя буквально поглощает, тогда как в Мадриде ты расслаблен. Это связано и с ритмом жизни, и с погодой, и с количеством солнца, да со всем. В Москве из-за постоянного холода у тебя нет времени открывать все время окна, чтобы общаться с соседями, тогда как в Мадриде я уже перезнакомилась со всеми и каждое утро начинается с того, что мы кричим друг другу: «Хорошего дня!»

Мне это нравится, потому что когда я иду от цели к цели, не успевая наслаждаться процессом, я себя теряю. А от этого я не так продуктивна.

О Москве и интересе к самой себе

В Москве я жила и на Савеловской, и на Молодежной, и у метро 1905 года. Но больше всего, конечно, любила район своего вуза — все эти арбатские переулки, Смоленская, самый центр. С этими местами связано много воспоминаний. И еще очень люблю московские набережные, потому что обожаю бегать, а набережные позволяют это делать долго, что меня успокаивает. В Мадриде, увы, все не так: пробежал три километра и — оп, дорога кончилась. Другие масштабы!

А еще мне нравится Тверской бульвар, на котором я некоторое время бывала ежедневно. Получилось же как — после окончания вуза меня приглашали в несколько театров, но мои педагоги порекомендовал мне пойти во МХАТ имени Горького, потому что туда меня позвали сразу на большую роль Эммы Гамильтон.

Вот только я очень быстро поняла, что это совсем не мой путь, потому что с детства понимала, что очень хочу сниматься в кино, попасть в европейский кинематограф. И вообще я была уверена: чтобы быть хорошей актрисой, нужно иметь еще одну профессию. А театр… Когда я долго в нем нахожусь, мне начинает казаться, что я играю про жизнь, не имея при этом собственной жизни. И тогда я становлюсь неинтересна самой себе. Ну, и еще один момент: я пришла во МХАТ практически сразу после случившегося там переворота со сменой руководства. И это чувствовалось.

В общем, несмотря на то, что у меня была главная роль, да и вообще все было как бы неплохо, я пришла к худруку театра, поблагодарила его за все и сказала, что ухожу.

О счастье и слезах

В тот момент я уже точно знала, что уеду не только из Москвы, но и из России. Выбор был между Лондоном и Мадридом, потому что именно с этими городами тесно связана моя семья. Но, так как для меня важно быть счастливой, — я имею в виду и климат, и людей вокруг — я купила билет в Испанию.

В Мадриде давно живет моя сестра, я часто у нее гостила, выучила испанский язык. Никаких других «бонусов» у меня не было. Богатый жених? Нет, да что вы!

Было очень тяжело, особенно в первый год, когда у меня не было ни разрешения на работу, ни других документов. Но как-то устроилась. Я же говорила, что я мастер спорта по фигурному катанию? Вот я и устроилась на каток, набрала учеников. Конечно же, неофициально. Но это давало мало денег, поэтому я решила получить еще одну профессию и пошла учиться на дизайнера интерьеров.

Получив диплом, я наконец немного выдохнула, потому что обрела полную финансовую независимость. Но продолжала посещать кастинги. Это были круги ада: ты приходишь на большие кастинги, проходишь их, но тебя никуда не берут из-за отсутствия нужных документов. Конкуренция-то огромная! Я пролила тогда море слез… Слава богу, что все это уже позади. Совсем недавно я наконец получила все необходимые для работы бумаги, поэтому теперь могу конкурировать на равных. О чем мечтаю? Конечно же, сняться у Педро Альмадовара!

О мужчинах и свободе

Испанцы? Поначалу они мне казались странными. Вот, скажем, однажды меня в Мадриде пригласили на свидание. Все прошло очень хорошо, правда! Мужчина был умный, состоятельный. Но когда нам принесли счет… В Тбилиси и Москве в таких случаях ты даже не лезешь за кошельком, а тут… Счет-то был небольшой, примерно 20 евро, но оказалось, что мы должны оплатить его пополам. Тут так принято. Я была сильно удивлена, да. Но сейчас мне это даже нравится, потому что это дарит свободу: ты никому ничем не обязан, у тебя нет ощущения, что тебя хотят купить.

Есть вообще большая разница в ухаживании. В Грузии, в России все начинается с чего? Мужчина пытается произвести на тебя впечатление. Он тебя задаривает, а потом… все это исчезает. А тут все наоборот. Все начинается вот с этого: каждый сам за себя, но дальше становится все более и более трепетно, то есть идет по нарастающей. Мне это нравится.

Или вот внешность. В Москве такие красивые женщины и их столько, что мужчины как-то расслабляются. Они понимают: им все равно достанется принцесса. Испанцы же за собой очень ухаживают — ведут здоровый образ жизни, занимаются спортом.

Но вот чего мне в Мадриде сильно не хватает, так это предложения помочь, когда я иду с большим чемоданом. Для меня это дико! Я хочу, чтобы мне помогли! А тут это воспринимается женщинами как оскорбление: мол, я что, сама не могу?

О душе и глубине

Понятно, что в Испании мне очень не хватает моих друзей, но не меньше — какой-то глубины. Той, что есть и в русской литературе, и в русских людях, и во всех разговорах. В Москве ты копаешь вглубь, а не по поверхности, в Испании же все как-то слишком… легко и галопом. Здесь есть праздник, есть яркость, но нет вот этой души, которой сложно дать четкое определение, но которая очень важна.