28 июля в 10:25
7 мин.

«Ваши женщины часто бывали слишком разодеты». Немка о том, как изменилась Москва за последние 40 лет

Что в Москве 1980-х и 1990-х казалось иностранцам абсурдным и как город изменился с тех пор? Какие привычки и манеры москвичей поменялись за эти годы? Что делает их теперь более похожими на европейцев, чем 30-40 лет назад? Правда ли, что москвичей от европейцев по-прежнему отличает уровень агрессии? Обо всем этом «Мосленте» рассказала директор Гёте-Института в Москве Хайке Улиг. Хайке знает, о чем говорит: окончив школу в ГДР, она приехала в столицу СССР в 1981-м. Первым, что она ощутила в Москве, было чувство безнадежности, что не помешало ей остаться в нашей стране на долгие годы.
Хайке Улиг
Хайке Улиг
Фото: Гёте-Институт в Москве

Как давно вы живете и работаете в Москве? Когда оказались здесь впервые?

В качестве директора Гете-Института я работаю здесь с января 2019 года. При этом я и раньше работала в Москве: с 1998 по 2004 год. А впервые приехала сюда в 1981 году, после того, как окончила школу. Я выросла в ГДР, и после выпускного всегда предполагалась поездка. В нашем случае мы поехали в Москву.

Помните, какими были ваши первые впечатления от города?

Конечно! В 1980-х иностранцам, которые не говорили по-русски, было сложно не только ориентироваться в городе (потому что все надписи были только на кириллице), но и купить что-то.

В те же 1990-е, если ты начинал общаться с москвичами, ты чувствовал, что люди настроены дружественно. Но атмосфера в метро, в общественных местах была недружественной, это точно...

Современная молодежь может этого не представлять, но в советских универсамах можно было купить не так много товаров. Более того, в продуктовом магазине надо было сначала отстоять одну очередь, чтобы оплатить товар в кассе, а потом вторую, чтобы по этому чеку получить его в отделе.

Для тех, кто не очень хорошо знает язык, это было неудобно, да и сама система казалась абсурдной, хоть мы были не из Западной Европы, а из ГДР.

«Ваши женщины часто бывали слишком разодеты». Немка о том, как изменилась Москва за последние 40 лет

Фото: Роман Денисов / РИА Новости

Уже в 1990-х многое изменилось. Но даже когда я в 2004 году уезжала, то не верила, что здесь возможны большие, серьезные изменения. Например, что водители будут притормаживать перед пешеходным переходом. Что продавец в магазине или кто-то в метро тебе улыбнется просто так или ответит на твою улыбку. А сейчас это происходит на каждом шагу.

Соглашусь: люди стали более общительными и улыбчивыми. Но не было такого, чтобы все вокруг ходили с каменными лицами, тут вы преувеличиваете. В Москве и на улицах, и в транспорте, всегда было достаточно и эмоций, и экспрессии.

Да, в те же 1990-е, если ты начинал общаться с москвичами, дистанция сокращалась, и ты чувствовал, что люди настроены позитивно, дружественно. Но атмосфера в метро, в общественных местах была недружественной, это точно. И, совершая покупки в магазине, ты скорее ощущал, что мешаешь и утомляешь, а не как сейчас — что тебя здесь ждут и готовы помочь.

И еще очень важная вещь, которую необходимо учитывать, когда пытаешься понять Москву: это город по-настоящему огромный. Это один уровень с Лондоном, Нью-Йорком! И есть определенная характерная черта, которая объединяет такие большие метрополии, — скорость: и сами города быстрые, и люди в них. Так было в 1990-е, и так же обстоят дела теперь — это город, который очень быстро меняется. Уедешь на три недели, возвращаешься — в одном месте стройка закончилась, заборов больше нет, а в другом их, наоборот, поставили и начали строительство.

Что, на ваш взгляд, отличает современных москвичей от лондонцев или берлинцев?

В Лондоне, как и в Москве, люди тоже очень быстрые, но здесь к скорости примешивается еще и доля агрессии. Это, скажем, очень чувствуется в стиле вождения машин. Москвичи же за те годы, что я знаю город, стали не только более дружественными, но и более внимательными — в том числе и по отношению к себе...

«Ваши женщины часто бывали слишком разодеты». Немка о том, как изменилась Москва за последние 40 лет

Фото: Евгений Самарин / РИА Новости

Вспоминая о 1980-х, вы говорили, как Москва с тех пор переменилась. По-моему, одна из главных перемен, которая бросается в глаза, — то, что люди у нас научились более-менее стильно одеваться. Потому что в СССР с этим все было плохо. У вас есть ощущение, что город стал более стильным и модным?

Да, веселое наблюдение. В советское время была большая разница в том, насколько модно одевались мужчины и женщины.

Женщины, с точки зрения европейца, очень часто были слишком уж разодетыми. А мужчины, наоборот, одевались слишком однообразно. В сочетании все это производило забавное впечатление.

Сегодня же существует единый для всего мира стиль одежды: все ходят в кроссовках, в джинсах. И в какой-то момент Москва к этому подключилась: когда в 2019 году я приехала, то была удивлена: создавалось впечатление, что Uniqlo и H&M всех снабдили ультралегкими пуховиками.

Благодаря глобализации, Instagram, тому, что все доступно в магазинах, все теперь одеваются как в любом западноевропейском городе. И, глядя на молодое поколение москвичей, невозможно по одежде определить, откуда они.

Так что, да, действительно, с советских времен, с 1990-х, все переменилось: мужчины стали выглядеть иначе, а женщины теперь надевают кроссовки к платью.

По-моему, это просто женский ответ мужской комбинации: кожаные ботинки со спортивным костюмом.

Получается, что благодаря глобализации, Instagram, благодаря тому, что все доступно в магазинах, все теперь одеваются как в любом западноевропейском городе. Надо понимать, что в СССР не было такой возможности, а теперь — есть. И, глядя на молодое поколение москвичей, невозможно по одежде определить, откуда они.

Вы заговорили о том, насколько Москва большая, но мы ушли от темы. Вам самой за все эти годы удалось ее объехать и обойти?

Москва — настолько огромный город, что ее сложно увидеть и представить себе всю. Я много времени провожу в центре. Во время пандемии много ходила там пешком, много гуляла, рассматривала город в деталях.

Бросались в глаза здания, принадлежащие разным архитектурным стилям: баухаус и конструктивизм, например. Отреставрированный дом Наркомфина и другие дома после реставрации создают определенное впечатление, делают образ архитектурного разнообразия Москвы. При этом пространство, которое занимает город, его величину сложно осознать.

Давайте поговорим о вашей работе, о вашей миссии здесь.

Знаете ли вы, что среди всех стран мира именно в России самое большое количество людей изучает немецкий язык?

Не знал. Это школьники? Они же в основном английский учат.

Да, но на втором месте в школах России — немецкий. И здесь его изучают больше школьников, чем в какой-либо другой стране мира. Так что это большая задача немецкого культурного института — поддерживать педагогов, которые преподают язык, и тех, кто учит немецкий в школе или хочет делать это за ее пределами.

«Ваши женщины часто бывали слишком разодеты». Немка о том, как изменилась Москва за последние 40 лет

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Скажем, мы проводим довольно много экспериментальных программ. Например, недавно проводили онлайн-урок немецкого языка, который продлился 24 часа, и в нем поучаствовали люди, находящиеся в различных часовых поясах. От Хабаровска до Калининграда в разное время можно было к нему подключиться и поучаствовать.

Интерес к немецкому языку, к Германии проявляется, конечно, и в других областях нашей работы. С сентября прошлого года Гете-Институт совместно с Посольством Германии в России и Российско-Германской внешнеторговой палатой проводит год Германии в России. Благодаря ему мы узнаем, насколько разнообразны связи и отношения различных российских и немецких организаций, институций и деятелей культуры. Начиная с футбольных любительских клубов, которые организуют турниры, со школ в наших странах, которые организуют обмен учениками, и заканчивая большими крупными театрами и музеями, которые проводят совместные гастроли и выставки.

Порекомендуйте, что стоит посетить в ближайшее время?

Одну выставку я хочу упомянуть, и ее обязательно стоит посетить, — она называется «Мечты о Свободе. Романтизм в России и Германии». Она проходит сейчас в Третьяковской галерее. Она сложилась из долгосрочного сотрудничества дрезденской коллекции искусств Альбертинум и Третьяковки.

«Ваши женщины часто бывали слишком разодеты». Немка о том, как изменилась Москва за последние 40 лет

Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

Можете перечислить четыре-пять мест в Москве, которые вам особенно близки или просто нравятся?

Это точно район Патриарших прудов. Потому что по расположению улиц, высоте и размеру домов место соразмерно человеку и производит, я бы так сказала, очень европейское впечатление. Так что там приятно гулять.

Второе место среди моих фаворитов занимает Бульварное кольцо: приятно гулять по зеленому скверу, находясь при этом в центре города.

Еще недавно я была в районе Маросейки и Солянки, в Армянском переулке. Там есть евангелические и лютеранские соборы, есть синагога и русские православные церкви. Старая Москва, где все друг с другом сочетается. Такие места в городе я тоже люблю.

Парк Горького и Музеон с новой Третьяковской галереей — еще один замечательный оазис. Мне очень нравится, как все там сделано и устроено.

А еще я люблю Замоскворечье со старым зданием Третьяковской галереи. Там не так уж много туристов, а я стараюсь бывать там почаще.