08 февраля в 18:59

«Волшебный пендель и вдохновение»

Эпические фейлы и взлеты PechaKucha Moscow за 10 лет
Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»
Бесплатные образовательно-развлекательные вечеринки Печа-куча проходят в Москве уже 10 лет. Площадки все время разные: то ЦДХ, то Винзавод, то Институт «Стрелка». Зрителей каждый раз приходит человек по 300-500, а презентации по 6 минут 40 секунд каждая затрагивают темы самые разные: от урбанистики и саморазвития до стартапов и общения с дельфинами. МОСЛЕНТА выяснила у руководителей PechaKucha Moscow Дмитрия Абрамова и Анны Гилёвой, какие провалы случались на их мероприятиях за 10 лет, почему на Печа-кучу ходят романтично настроенные пары и как зарабатывать на эдьютеймент проектах.

Мослента: Не так много проектов в Москве живет по 10 лет. Вы собой гордитесь?

Дмитрий Абрамов: Ну, конечно. И считаем PechaKucha Moscow столичным феноменом.

Да, это успех. Только вот истории успеха так уже всех достали... Можете лучше рассказать для затравки про главные провалы на ваших мероприятиях за эти десять лет?

Д: Главнейший эпик фейл, который с нами случился, произошел летом 2017 года. Во всем мире принято проводить летом Big Summer PechaKucha: открытая площадка, светит солнце, все счастливые, - вот в таком духе. И очередную Большую Летнюю Печа-кучу мы решили сделать на новой классной площадке в Москва-сити, между небоскребами. Они тогда запустили эдьютейнмент-активность, построили сцену, и у них был слоган, который мы недооценили: «Площадь City. Где всегда дует ветер».

Уже была подготовлена программа и все спикеры, в день Х и час Х перед сценой были расставлены 400 стульев, смонтировано все оборудование… И тут, в момент, когда люди начали подходить и все должно было уже начаться, случился такой порыв ветра, что стулья стали приподниматься волной и все вместе съезжать. Мы начинаем их обратно расставлять, и видим, - как шарик надулась палатка со звуковым и техническим оборудованием, и вместе со всем содержимым стала сползать вниз по лестнице. Ее поймали, на место вернули, но это все - предыстория.

Эпик фейл начался, когда выяснилось: что-то там произошло, и мы не можем ничего сделать, чтобы на экране появились наши слайды, без которых выступление сразу наполовину теряет смысл. Я открыл свой ноутбук, чтобы спикеры хотя бы с его экрана могли увидеть свои слайды. И только все началось, как стало совсем хорошо: пошел ливень. Я вел эту Печа-кучу, говорил в микрофон, а внутренне прощался с ноутбуком и аудиторией. Потому что понимал: люди нам такого не простят, и больше никогда не придут, а спикеры нас проклянут.

Часть аудитории, конечно, ушла, но большинство осталось, ноутбук выжил. Все спикеры согласились выступать без слайдов, и более того, некоторые из них теперь вспоминают эту Печа-кучу как невероятное приключение.

У меня седых волос, конечно, добавилось. Сейчас-то это все вспоминается с улыбкой. А тогда, и несколько месяцев после, у меня было ощущение, что все, - уже достаточно Печа-кучи в моей жизни.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

Ноут-бук жив, все живы, - непропеченный какой-то эпик-фейл. Маловато для отчета за 10 лет, еще вспоминайте.

Анна Гилёва: Еще был у нас недавно случай, когда спикер замолчал. В Музее Москвы мы делали марафон на Ночь музеев, начался он в 23:00 и закончился в 4:30 утра. Это было большим вызовом: мы не понимали, соберем ли такую гигантскую программу и вообще, доживет ли кто-нибудь в зале до утра? Но все получилось: в пике было человек 500, когда мы заканчивали, в пятом часу утра, зрителей оставалось человек 200.

В этом марафоне мы отрабатывали тему ночи со всех сторон: в практическом, метафизическом и вообще в каком угодно смысле. Ночь в культуре и конкретно в мифологии, сновидения, ночные профессии, социальная тема – как бездомные живут ночью? У нас была интеграция с одним из московских агрегаторов такси, и один из их водителей рассказывал о своей ночной жизни. Мы его готовили, как и всех спикеров. Он сказал, что пару раз принимал участие в радиоэфирах и все будет нормально. Но посреди выступления у него случился ступор, и он замолчал.

Такое было у нас в первый раз. Надо сказать спасибо нашей прекрасной аудитории, которая была очень эмпатична и отнеслась к нему с пониманием.

Д: Такое было у нас впервые, и это был очень непростой момент для меня, - принять решение, нажать кнопку и остановить слайды. Потому что это все завязано с другими презентациями... Долго объяснять, но это была жесть.

А: Да, мы выключили слайды и предложили спикеру ответить на вопросы из зала. Тут он раскрылся и рассказал все то, что должен был сообщить на презентации. Люди, которые были в зале, все поняли, нас не захейтили, а встали на сторону этого прекрасного таксиста Саши.

Надеюсь, для Сашиной психики это все без последствий прошло. Главное, чтобы его теперь так не клинило, когда на педаль тормоза жать нужно. Ладно, с фейлами разобрались. Расскажите про свой формат: он же международный, и из Японии пришел, да?

А: Да, два австрийца: Астрид… Господи, все время хочется сказать – Астрид Линдгрен. Дизайнер Астрид Кляйн и архитектор Марк Дитам, которые живут и работают в Токио, в 2003 году из практических соображений придумали формат, позволяющий быстро и эффективно презентовать свои работы клиентам. Чтобы это не превращалось в мучительные часы объяснений, от которых всем хочется спать, или есть, или умереть, они придумали строгие правила. У спикера есть 20 слайдов, они автоматически переключаются каждые 20 секунд. Итого - 6 минут 40 секунд на монолог, а дальше запускается обратный отсчет, и спикеры отвечают на вопросы публики.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

Этот подход взбодрил их производственный процесс, а потом оказалось, что он подходит для рассказа о чем угодно. Тогда они формат запатентовали, стали про него рассказывать, и люди в разных городах начали проводить такие вечеринки.

Д: Будучи людьми довольно ироничными, они все это назвали японским словосочетанием Pecha Kucha, которое переводится, как болтовня, то же самое, что и американское «бла-бла-бла». Ради того, чтобы от этого «бла-бла-бла» уйти, они и придумали эти автоматически переключающиеся 20 слайдов по 20 секунд, на которых все и держится.

Вход у вас всегда бесплатный?

А: Да, мы следуем формату: проходят мероприятия всегда на открытых площадках, которые меняются, чтобы не создавалось узкой закрытой тусовки. Все очень демократично: чтобы быть спикером, не нужно быть ни нобелевским лауреатом, ни обладателем 30 грамот по чему-нибудь. Достаточно иметь высказывание, свой взгляд на мир: выступить может быть и подросток, и пенсионер. История открытая и дружелюбная.

То есть, как TED, только выступления покороче, и подход к отбору спикеров более демократичный. Такой голос улиц. И что, подростки и пенсионеры не тушуются перед микрофоном, как таксист Саша?

А: Спикеров мы перед выступлением готовим. Наша задача – в любом человеке найти что-то, что позволит ему быть особенным. Подход такой, что все люди – классные, просто человеку надо помочь раскрыться, дооформить то, что он никогда не рассказывал, или рассказывал в очень узком кругу. Вдохновить его поделиться инсайтами, парадоксальным взглядом на мир, шутками и так далее.

В результате каждая Печа-куча становится таким дайджестом разных тем, стилей жизни и взглядов на мир. А мы стараемся, чтобы были представлены люди из самых разных профессий и информационных пузырей, самых разных статусов и мировоззрений. Таким образом, человек за вечер получает выжимку из всего самого интересного и актуального, а дальше уже его задача – пойти глубже в то, что ему понравилось. И к этому хронометражу, 6.40, стоит относиться серьезно, потому что часовую лекцию подготовить зачастую проще. От спикеров требуется очень большая концентрация, чтобы эти 6.40 прошли максимально насыщенно. Лить воду здесь не получится.

Д: Все это очень сильно про то, чтобы спровоцировать человека выйти из своей коробочки. Живешь-живешь, работаешь-работаешь, вокруг тебя есть определенный сложившийся круг близких людей, коллег, знакомых. В Facebook у тебя тоже свой пузырь сложился… И вот, ты сидишь на Печа-куче, где третьим спикером выступает какой-нибудь парень, который последние несколько лет своей жизни посвятил чему-то сложному, и сейчас сфокусирован на интернете вещей, а еще он зачем-то вживил себе в руку чип, с помощью которого чем-то управляет. Ты такой сидишь, и думаешь: «С ним, вообще, все в порядке, или это я такой скучный»? Бывают какие-то совершенно неожиданные кейсы, послушав которые, думаешь: «А люди еще и вот так живут». И ясно ощущаешь, что этот мир гораздо богаче и разнообразнее, чем тебе ощущается в ежедневной рутине.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

А в России Печа-куча с Москвы началась?

Д: Если быть уж совсем занудно-исторически точным, то самая первая официальная печа-куча в России появилась в Петербурге, в том же 2009 году, что и позже в Москве.

У вас есть ощущение, что вы держите руку на пульсе, и отзеркаливаете главные тенденции и тренды, которые проходят через город?

Д: Развиваясь, Печа-куча из года в год очень сильно резонирует с тем, что происходит в Москве. Потому что это регулярный городской проект, который происходит на открытых площадках. Так что, когда город бомбит, например, на тему быстрой урбанизации и улучшайзинга, у нас на сцене появляется Оля Полищук, и очень смешно и искрометно рассказывает о проекте «Чего хочет Москва». Попутно весело разбирая кейсы благоустройства центра. Люди в зале рефлексируют, задают вопросы.

Таким образом мы понимаем, что темы, которые волнуют многих людей в Москве, появляются у нас в повестке. Когда все стали сходить с ума по кофе и Москва стала кофейным городом, у нас в спикерах появился Артем Темиров с рассказом про кооператив «Черный», в котором они по-другому пытаются смотреть на кофейные процессы. Так что, если пролистать полный список открытых Печа-куч, который мы сделали к десятилетию московского проекта, и пройти по ссылкам, то можно сделать аналитику, раскрывающую, что интересовало Москву в те или иные годы.

А кто у вас эти темы придумывает или утверждает?

А: Вообще у нас редакционная политика, если так можно сказать, основывается на наших представлениях о прекрасном. И у меня и у Димы есть медиабэкграунд, мы так или иначе следим за повесткой. Плюс у нас, хочется верить, есть некое чутье насчет того, что модно, что актуально. К тому же, мы исходим из того, что интересно нам самим. Например, вопросы нормы. То, что раньше считалось очень жестким, а сейчас меняется, становится подвижным: это и понятие психического здоровья, и отношение к телу, и отношение к социальным и гендерным ролям. Все это мы приветствуем, и об этом наши спикеры говорят.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

Можете припомнить, по чему все еще недавно сходили с ума, а теперь эта история отошла на второй план?

А: Например, очень долгое время у нас популярна была тема самореализации – а сейчас спад случился.

Д: Очень эта тема волновала и весь мир, и москвичей.

А: Да, например, как человек из корпоративного мира перешел в какой-то другой. Или как он для себя открыл новые способы справляться с жизнью, не уходя из корпоративного мира. Как ему вообще спасаться в этом городе с помощью разных вещей: ритуалов, обуючивания своего маленького пространства и так далее.

Социальные темы берете в работу?

А: Конечно, мы их всегда любили, и в последний год много о них говорим. Помощь другим: кому хуже, кто слабее, кому тяжелее. Это могут быть личные инициативы наших спикеров, а могут быть и вполне институциональные: фонды, большие волонтерские проекты и так далее.

Но все-таки, наверняка вы в основном о проектах рассказываете?

Нет, это про нас есть такой миф: Печа-куча ассоциируется с рассказами о проектах. А мы как раз не любим этого в чистом виде, и всегда пресекаем попытки воспользоваться нами, как рекламной площадкой. То есть, если спикер говорит о безусловно важных вещах, которые делают мир лучше, то мы, безусловно, дадим ему трибуну. Но тут мы всегда вначале хотим понять, какое право человек имеет говорить на эту тему, он эксперт? А может быть шарлатан? Или начнет что-то разрушающее излагать? Вот это мы тщательно отслеживаем, и в рекламную площадку не превращаемся.

Наверняка, бизнесмен, оказавшись у микрофона, в решающий момент все равно переключается на привычную ему презентацию для потенциальных инвесторов.

А: Есть такое, у предпринимателей и владельцев бизнесов, как бы тщательно мы их не готовили, очень часто от волнения включается вот этот вот режим…

Д: Режим питчинга.

А: Да, такое ощущение, что человек пересказывает медиакит и отчитывается о достижениях.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

Д: В этой связи у нас было несколько забавных и не очень историй, когда явно было видно, что человек разволновался и его понесло. Мы сейчас втроем делаем Печа-кучу, Виталий Панков очень дотошно всегда выверяет все смыслы и конструкции. И он готовил спикера Василия – это огромный здоровый парень, который делает проект «Бешеная сушка» про то, как быстро подкачаться. Он колоритный, очень экспрессивный... И вот, Виталя долго и упорно с ним работал, о чем мы знали, потому что всегда стоим в копии всех переписок. Была проделана титаническая работа, чтобы переупаковать высказывания этого прекрасного атланта из его изначально бизнесового послания в интересную, живую историю.

И что случилось на сцене? Парень подразволновался и включилась первая пластинка, которая была для него привычнее, чем новая история. Как будто иголка на проигрывателе перескочила, и понеслась та песня, которую он знает лучше всего.

А: Продажи, продажи, продажи.

Д: И я, такой, думаю: «Господи», поворачиваюсь к Витале, и вижу на его лице фэйспалм: «Зачем были все эти недели подготовки». Так что люди на сцене волнуются. Но в этом есть очарование проекта: и адреналин, и сопереживание, и эмпатия со стороны зала. Потому что ты видишь, что вот, человек перед тобой стоит, и его потряхивает, на лбу – капельки пота, взгляд уперся в слайды и он пытается держать этот ритм.

Какие у вас есть принципы общения со слушателями?

Д: Аудитории мы каждый раз задаем вначале два вопроса: кто пришел на Печа-кучу впервые. И каждый раз это от 15 до, внимание, 50 процентов зала на 350-400-500 человек. Лично я от этого очень сильно кайфую, потому что понимаю, что мы все время умудряемся достучаться до новых людей. Которые расскажут другим и так далее. Второй вопрос сильно московский – мы всегда просим поднять руку тех, кто впервые оказался на этой площадке. И вначале я испытывал шок, когда в таких местах, как Мультимедиа арт музей, например, больше половины наших слушателей поднимали руку.

Действительно, странновато как-то в Москве жить и о таком месте не знать.

Д: У меня раньше всегда было ощущение, что мы делаем проект, во многом основываясь на собственных интересах и вкусах. Исходя из этого, я думал, что люди, которые приходят, похожи на нас, - и это действительно так. Но у нас есть профдеформация: делая эдьютейнмент-проект, мы знаем очень много городских площадок, бываем на них. Так что выходит, мы показываем нашей аудитории Москву через площадки. В этом есть и кайф, и определенные сложности, потому что, когда ты перебираешь площадки, всегда рискуешь получить то, что случилось с нами в Москва-Сити.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

А ради чего люди к вам в основном приходят?

Д: У печа-кучи есть костяк аудитории, ее самая лояльная ячейка, фанаты формата. И когда мы спрашиваем таких людей, почему они приходят снова и снова, - ответ обычно один: «Волшебный пендель и вдохновение». Приходят подзаряжаться, - ну, это понятно. А пендель так описывают: «Я, такой, сижу в зале, слушаю спикера, и думаю, - блин, ну почему, почему я уже несколько лет ношу в своей голове идею этого проекта, а вот она взяла, сделала, и теперь рассказывает, как все здорово получилось». Так что подзаряжаются, вдохновляются. И потом у нас, кстати, можно написать спикерам, узнать, как они это делают: посоветоваться, получить контакты.

Сводники.

Д: Да.

Так и напишем.

А: Кстати, про сводников. Когда мы на десятилетие проекта стали собирать с наших спикеров и слушателей истории о том, как Печа-куча изменила их жизнь, оказалось, что у нас тут брачное агентство. Что очень многие к нам приходят на свидания. Потому что вход бесплатный, и есть о чем поговорить: можно не сидеть потом в неловком молчании, а обсудить спикеров, темы и так далее. Оказывается, много пар и семей начали со встречи на наших мероприятиях.

Д: Да, люди знакомятся, встречаются, влюбляются, и это очень мило.

А на чем вы зарабатываете? Наверняка многие думают: тема, конечно, хорошая, но как они с бесплатным входом умудряются все это отбивать? И вообще, насколько реально в наши дни в Москве заработать на эдьютейнмент-проекте?

А: За эти 10 лет мы провели более 60 открытых печа-куч, подготовили к выступлениям более 400 спикеров. И поняли: надо делиться этим опытом, потому что его много, он живой, актуальный. Так что мы придумали курс, посвященный продюсированию образовательных событий. Делали его совместн с Шанинкой набрали группу из 26 человек, которая занималась в течение месяца.

Неофициальное название курса было «Low budget high concept events» (Мероприятия с малым бюджетом и большой концепцией, - англ.) - на случай, когда у тебя не очень большой бюджет, и надо сделать очень умный, содержательный, качественный ивент. И это, безусловно, наше поле, которое мы очень хорошо знаем. Курс был платный, мы на нем даже немного заработали. И поняли, что на это есть запрос профессиональной аудитории. Потому что сфера существует примерно те же 10 лет, что и Московская Печа-куча.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

2009 год был очень важным для Москвы с точки зрения становления и развития эдьютейнмент-рынка - назовем это так. Тогда появились «Теории и практики», институт «Стрелка», Look at me, и еще много чего. Этот рынок до сих пор мало кто обсчитывает, он пока не является настолько большим и интересным, чтобы туда ломились инвесторы, крупные игроки и крутились огромные деньги. Он не стагнирует и постоянно развивается. Интересно, что люди к нам на этот курс пришли из разных мест: это были и более-менее похожие на нас ребята, которые тоже делали разные форматы, и люди из коммерческих структур, которым было интересно разобраться в этом материале, чтобы каким то образом вдохновиться, взбодриться и взаимно опылиться по своим бизнесовым задачам. К тому же нас удивило, что на этот курс, задуманный нами для начинающих, аудитория пришла весьма прокачанная – например люди, делавшие форум «Атланты». Выяснилось, что всего никто не знает, безусловно есть, чем делиться, и то самое взаимное опыление группы получилось очень сильное.

Откуда такое название курса и на чем вы, все же, зарабатываете. Не на одной программе за 10 лет, наверное?

А: Low budget high concept – потому что первые два года мы Печа-кучу умудрялись делать без копейки вложений. То есть, у нас были исключительно бартерные отношения: площадки нас пускали, потому что был хороший контент и аудитория. Приходили люди, которые говорили: «Я хочу помогать вам как фотограф», «А я хочу как волонтер снимать вам видео». Афиши делал папа-дизайнер нашего соорганизатора Жени Казачкова. То есть, мы умудрялись развивать проект таким образом, и это была наша общественная нагрузка, - мы где-то работали, а Печа-кучу делали в свободное время, потому что для нас это было важно.

Команда развивалась, каждый из своей сферы приносил что-то новое, мы знакомились с новыми людьми. И перед нами периодически вставал вопрос: хотим мы это превращать в бизнес, или нет. И долго отвечали себе: «Нет, не хотим. Нас абсолютно устраивают и такой статус, и такое положение дел».

Но с течением времени мы поняли, что нельзя полагаться на волонтеров. Потому что если ты платишь человеку гонорар, то можешь потребовать прислать фотографии завтра в 10:00. А волонтер может заболеть, уехать на Бали и далее по списку. Плюс к этому, росла и аудитория проекта, и наши амбиции по поводу того, как мы хотим, чтобы все это было устроено. Возросли наши расходы на продакшн: где-то докупить звук, где-то – свет, арендовать стулья, организовать гардероб. Когда стало понятно, что проект классный, но мы вкладываем туда личные деньги, и эти вложения растут и растут, то мы стали думать, как решать эту задачу. У нас никогда не было отдела продаж, мы этого не выстраивали. Но с какого-то момента стали появляться клиенты. Например, человек приходил к нам, как зритель или как спикер, и он работает в крупной компании, - ему все понравилось, а дальше он говорит: «Давайте что-нибудь вместе сделаем». И мы начали делать.

Фото: предоставлено пресс-службой «PechaKucha Moscow»

При том, что мы всегда были ограничены в средствах, мы никогда не были ограничены в идеях: Low budget, но high concept. И на прошлых местах работы мы тоже делали эдьютейнмент-проекты, но там они были на бизнесовых основаниях. И мы подумали, - а почему бы этот опыт не приложить к Печа-куче. Почему бы здесь не начать выстраивать устойчивую экономическую модель, сохраняя неизменными две вещи. Первое - это бесплатный вход, то есть открытость мероприятия для аудитории. Хотя в целом в разных городах команды с этим по-разному обходятся, головной офис в Токио не запрещает делать вход по билетам. И второе: несмотря на то, что в последнее время мы делаем много спонсорских интеграций, нам чрезвычайно важно сохранять качество контента, и окончательные решения по нему оставлять за собой. Мы держим довольно высокую планку качества, ронять ее не собираемся и не хотим превращаться в рекламную площадку. Мы можем зашивать в мероприятие нативные сообщения, но наша задача — чтобы контент был максимально полезный и релевантный нашей аудитории.

Д: За последние два года у нас было много крутых, интересных интеграций, и складывались они все следующим образом: к нам приходит человек или компания и предлагают что-то придумать вместе. И дальше мы уже работаем с теми, с кем совпадают ценности.

А сами вы к кому-нибудь стучитесь? Услуги свои предлагаете?

Д: Пока у нас это обычно заканчивалось ответами, вроде: «М-м-м… Ну, вроде, да»… И в долгий ящик.

А: У нас нет задачи на каждую Печа-кучу делать спонсорскую интеграцию и зарабатывать. В какой-то момент мы обнаружили, что работаем, как агентство. Печа-куча для нас – флагманский проект, один из кирпичей нашего социального капитала, и мы эту экспертизу используем, чтобы делать корпоративные проекты, события, закрытые для широкой публики. А уже эти деньги помогают нам развивать Печа-кучу и делать ее на хорошем техническом и содержательном уровне.