Какой он, воздух Москвы

Город
Фото: Максим Шеметов / Reuters

Министр природных ресурсов на днях заявил, что Москва один из худших городов с точки зрения экологии. Тремя годами ранее его же министерство поставило столицу на первые строчки экологического рейтинга. МОСЛЕНТА попыталась разобраться, почему город за столь короткий срок побывал наверху и рейтинга, и антирейтинга.

31 августа министр природных ресурсов России Сергей Донской упомянул Москву среди девяти неблагополучных в экологическом плане российских городов. «Если исходить из абсолютных показателей по загрязнению воздуха — а это основной фактор, влияющий на здоровье людей, — то наихудшая ситуация в Москве, Норильске, Иркутске, Чите, Дзержинске, Красноярске, Екатеринбурге, Челябинске, Магнитогорске», — сказал Донской в интервью «Ведомостям».

При этом в 2013 году Москва вошла в пятёрку лучших городов в экологическом рейтинге, который опубликовало уже тогда возглавляемое Донским министерство. Тогда оценивались семь ключевых критериев, и первым была названа та же «воздушная среда», за ней шли водопотребление и качество воды, обращение с отходами, использование территорий, транспорт, энергопотребление, управление воздействием на окружающую среду. Вместе со столицей рейтинг трёхлетней давности открывали Уфа, Саранск, Вологда и Воронеж.

Стимуляция городских чиновников

На вопрос МОСЛЕНТЫ, как столица получает одновременно позиции в рейтингах худших и лучших городов, в пресс-службе министерства природных ресурсов заметили, что не занимаются составлением рейтингов худших.

9a5f658974c20ec2def6af96212bbf2acbb5f2d7
Фото: Павел Головкин / AP

«Мы хотим увидеть динамику и сделать так, чтобы происходил диалог между регионами, — сказала Юлия Максимова, сотрудница пресс-службы Минприроды. — Например, Петрозаводск в 2014 году попал на одно из худших мест, в частности потому, что не предоставил показатели по очень многим критериям. В этом году мы планируем, что они с последних строчек поднимутся гораздо выше, потому что у них объективно показатели неплохие по воде. И власти сподвигло предоставить новые данные того, что к ним обращались жители города с вопросами: «Почему у нас всё так плохо?»

Максимова подчеркнула, что «когда министр в своём интервью отметил, что в Москве показатели воздуха одни из худших по России, он был прав. Но при этом, когда мы составляем рейтинг, воздух — одна из категорий, по которым мы оценивали Москву».

Воздух медленно, но улучшается

Других экологов сопоставление Москвы с Норильском и Челябинском по уровню загрязнения воздуха поставило в тупик. «Я думаю, возникла какая-то неточность информации, которая была у министра. Я не знаю, с чем это связано. В последнем докладе Минприроды этого не было», — заявил в интервью МОСЛЕНТЕ руководитель Лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и человеческого здоровья Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Ревич.

По его словам, за прошедшие три года «ситуация с московским воздухом, как и в целом экологическая обстановка, очень медленно, но улучшаются». Хотя, если сравнивать с другими европейскими столицами, Москва, конечно, «не на очень хорошем месте»: «Ну, вот, наверное, хуже ситуация в Афинах, которые стоят амфитеатром между морем и горой, и смог там не рассеивается». Кстати, в этом на Афины очень похожа Ялта, с 2014 года тоже являющаяся российским городом, с которым нужно было сравнивать Москву. Но, видимо, не сравнили.

5eb0ee58ad0415fd36e90c178727311e19f84270
Фото: Reuters

О постепенном улучшении воздуха, а не о резком и беспросветном ухудшении, как выходит из слов министра, также отчитался и московский департамент природопользования и охраны окружающей среды — именно он представляет данные для рейтингов, публикуемых федеральным министерством. «За последние несколько лет количество выбросов от автотранспорта снизилось более, чем на 100 тысяч тонн. При том, что количество автомобилей увеличивается», — ответили в департаменте на запрос МОСЛЕНТЫ, уточнив, что «в 2015 году по сравнению с 2014 годом отмечено снижение среднегодовых концентраций основных загрязняющих веществ: по диоксиду и оксиду азота на 9 и 25% соответственно, взвешенных веществ на 15%, диоксида серы на 20%, оксида углерода на 7%».

Предположение, что Москва была упомянута министром в качестве антилидера, чтобы руководство города чаще и больше предоставляло информацию об экологии, Ревич отмёл. Он признал, что в целом по стране есть «очень большие проблемы с тем, как ведётся контроль за атмосферным воздухом из-за отсутствия финансирования» («Наблюдатели на метеостанции получает 5-6 тысяч рублей в месяц. Им надо в ноги кланяться, что они ещё ходят и делают эту работу»). Но всё это ни в коей мере не относится к Москве, Санкт-Петербургу и после Олимпиады — к Сочи. «Московская система контроля — это вообще лучшее, что есть в России в этом плане. На неё были потрачены очень большие деньги. И теперь она входит в европейскую базу данных по атмосферному воздуху», — подчеркнул учёный.

«Эта система включает 52 автоматические станции контроля загрязнения атмосферы, на которых в круглосуточном непрерывном режиме контролируется содержание в атмосферном воздухе 26 загрязняющих веществ, — уточнили в департаменте природопользования и охраны окружающей среды. — Качество данных, поступающих со станций, подтверждается регулярными межлабораторными сравнениями, проводимыми в европейских исследовательских центрах под эгидой Всемирной организации здравоохранения».

Получается, Москва регулярно предоставляет самые точные данные по состоянию воздуха Всемирной организации здравоохранения и другим мировым агентствам, и представить, чтобы их не могли получить в министерстве, сложно. Так на какой в таком случае диалог хотел вызвать московский регион федеральный министр?

Деревья, дороги и свалки

Если верить отчётам департамента, ситуация с выбросами автомобилей в Москве улучшилась из-за перехода на более жёсткие топливные стандарты и развития общественного транспорта.

«По загрязнению атмосферного воздуха в Москве 90% приходится на автотранспорт и 10% — на промышленные предприятия», — подчеркнули в пресс-службе.

С предприятиями тоже всё вроде хорошо. Борис Ревич порадовался закрытию очень неприятного производства по переработке медицинских отходов на востоке Москвы, который «являлся проблемным ещё с XIX века». Речь идет о заводе по сжиганию опасных отходов «Эколог», который прекратил работу в 2014 году. Департамент указывает на закрытие цементного завода в Печатниках в 2012 году. Также он сообщает о модернизации Московского нефтеперерабатывающего завода, которая будет длиться до 2020 года. Это то самое производство, из-за выбросов которого осенью 2014 года Москву окутал запах тухлых яиц. Правда, руководство завода, как и комиссия по расследованию происшествия при правительстве Москвы, причастность МНПЗ к выбросу сероводорода в ноябре позапрошлого года отрицают. Происшествий, которые могли привести к выбросу сероводорода, зафиксировано не было, и официальных обвинений со стороны компетентных инстанций в адрес завода не выдвигалось.

E8677fde3ee1e2d806428ad2a4ab28ed8209a4cb
Фото: Максим Змеев / Reuters

Казалось бы, плохое постепенно уходит. Но, как оказывается, хорошего с точки зрения экологии в Москве прибавляется немного. Возможно, на это хотел указать московским властям федеральный министр. Так, по недавно опубликованным подсчётам Greenpeace посчитали, что за 14 лет в столице было высажено 173 гектара лесных насаждений, а уничтожено 809 гектаров — территория почти тысячи футбольных полей.

«По новым нормам, против которых выступала общественность, с декабря прошлого года можно по сути уничтожать зелёные зоны под строительство домов, торговых центров и других объектов. В январе 2016 года департамент природопользования объявил о масштабных планах «замены» деревьев в городе. По проекту Экологической стратегии до 2030 года, 1,5 миллиона «пылящих и не устойчивых к ветру деревьев» заменят на «более устойчивые»: лиственницы, сосны, дубы, липы, рябины, клёны остролистные. Но нет никаких гарантий, что молодая поросль сможет заменить своих «предков» и выживет среди выхлопов и грязи», — заявили, комментируя состояние атмосферного воздуха в Москве, в Greenpeace.

Кроме высадки деревьев в городе необходимо улучшать экологию на градостроительном уровне, в том числе исправить ошибки предыдущего руководства, считает Борис Ревич, глава Лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и человеческого здоровья ИНП РАН. Он приводит в пример Токио — город, который несколько лет назад занимал последние строчки по воздуху в рейтингах развитых городов. «Сейчас в Токио воздух чище, чем в Москве, — рассказывает учёный. — Там построили огромные эстакады, которые, конечно, жутко выглядят, но в городе сохранился очень небольшой центр, а всё остальное — это большие новые дома. Историческая Москва большая, и конечно, все грамотные градостроители в ужасе от того, как эти старые московские улицы превращаются, как на их жаргоне это называется, во влётные автомагистрали, как Беговая переходит в Новую Ригу. Из-за этого нарушается нормальная ткань города, в котором люди живут. А не стараются как можно быстрее из него умчаться».

Глава лаборатории настаивает на том, что градостроительные вопросы невероятно важны для воздуха. «И в своё время Лужков совершил огромное преступление, закупорив под торговые и деловые центры места, которые со времен генплана 1930-х годов специально резервировались как общественные. Это нанесло огромный, просто гигантский ущерб городу. Речь идёт в том числе о площади перед Курским вокзалом — да и любым вокзалом, где масса народу должна легко пересесть на свой или общественный транспорт. А из-за торговых центров на них постоянно скапливаются автомобили. К тому же с запретом на въезд большегрузов в центр, вместо одного большого экологичного грузовика товары в магазин везут десять грязных УАЗиков», — подчеркнул собеседник МОСЛЕНТЫ.

2c6f0cca5107bcb848f0cb1bc8b41f311abefc51
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Портят экологию в Москве на протяжении десятков лет и грандиозные свалки на окраинах города, рядом с которыми живут тысячи людей. Чтобы начать ликвидировать только одну из них, в районе Печатников на юго-востоке столицы, понадобилось 20 лет — в 90-ые годы территорию под мусорный полигон стал использовать инвестор-арендатор, и в результате следы жизнедеятельности человека плотным слоем скопились на 24 гектарах, плюс ещё на 16 оказались «единичные скопления мусора на прилегающей к реке территории».

Утилизировать эту свалку начали 14 сентября. И в первый день здесь работали 18 машин, но это только начало. Со временем в Печатники пригонят больше техники, и работа пойдет активнее», — сообщили в пресс-службе комплекса городского хозяйства Москвы.

Уборка в Печатниках займёт не одну неделю, а потом ещё долго эта территория будет восстанавливаться. Тем временем в Москве и Подмосковье принимают машины ещё 37 крупных свалок. С расширением города их закрывают, как произошло с полигоном «Саларьево». Но меньше, чем в десяти километров от МКАД по-прежнему работают полигоны твёрдых бытовых отходов — те самые свалки. Возможно, узнавшие о своей плохой жизни от министра москвичи обратятся и по этому вопросу к городским властям, и начнётся столь любимый Минприроды диалог между властью и жителями города.

Надо различать

В масштабах такого мегаполиса, как Москва, очень сложно говорить об экологии в целом. Уж очень разные районы, и задумывались они для разных целей. «Исторически всегда самым чистым был юго-запад, а наиболее проблемный был восток. Это сложилось столетиями, и тому есть объяснения: чистый воздух приходит в Москву с юго-запада. И всё было очень грамотно с градостроительной точки зрения: с подветренной стороны располагалась промышленность, и дым от неё юго-западными ветрами выдувался из столицы на восток», — пояснил Борис Ревич.

18ef41d08d1bbf8a647a8d4359c1d154668702b3
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Необходимость сравнения районов Москвы подтверждает и старший менеджер консалтинговой компании Ernst & Young Сергей Дайман, который работал над методикой рейтингов Минприроды. «В любом городе с развитым транспортом показатели по уровню загрязнения будут очень сильно отличаться даже на одной улице: в квартире с окнами, выходящими на шоссе, и там, где окна во двор», — говорит он.

Тем не менее, он считает, что обобщения необходимы, чтобы можно было делать сравнения не только разных городов, но и одного города в динамике. «Цель такого рейтинга совсем не в том, чтобы дать людям направление — приезжайте все в Москву, здесь самый чистый воздух. Если Москва оказалась в целом на первом месте, нельзя сказать, что в ней везде гораздо лучше, чем в городе, который на 10-м или 50-м месте. Это рейтинг экологичного управления, — пояснил Дайман. — Он нужен, чтобы дать администрации городов понять, в каком направлении строит двигаться по отдельным секторам деятельности».

Не только эксперты, но и целые ведомства говорят о пусть не слишком быстром, но всё же улучшении качества московского воздуха. Предприятия закрываются, машины меньше коптят. Логичных объяснений заявлению министра, из которого выходит, что воздух сильно ухудшился за последние годы, может быть два. Или министр действительно ошибся.

Или намеренно адресовал московским властям филиппику.