19 февраля в 00:01

«Я был жуликом и плутом»: исповедь москвича, чья работа — дружить и наказывать за деньги

Муса пишет в своей анкете: «Дружить — полезно, это вас любой минздрав предупредит. Дружбу можно купить — это вам любые британские ученые докажут. Но есть и хорошие новости: 190 сантиметров и 93 килограмма. То есть, если кому охота прогуляться на каблуках, — со мной это легкотня». Муса не скрывает: он — друг на час, предлагающий общение за деньги. Как так вышло? Кто угрожал его убить? Как он оказался в концлагере? Чего хотят мужчины зимой? Обо всем этом Муса рассказал обозревателю МОСЛЕНТЫ, местами терявшему дар речи и, кажется, рассудок, потому что многое из услышанного с трудом вмещается в рамки правил и приличий.
Фото: предоставлено героем публикации

На «ты»? Давай сразу на «ты»! Меня зовут Муса. Это мое настоящее имя (хочешь, паспорт покажу?), хотя и — заемное. Полученное в результате принятия ислама в 2018-м и вообще долгого пути к себе. Вот про путь сейчас и поговорим, ок?

«Я — трабл-мейкер»

Я — профессиональный трабл-мейкер. Знаешь, что это такое? Нет? Это киберхулиган, человек, который делает плохие вещи плохим людям. У каждого — у тебя, у меня, у всех — в окружении найдутся суки, твари, те, кто пытаются все опоганить. Они мешают жить хорошим людям. Кто-то берет деньги и не возвращает. Кто-то у кого-то угнал подружку. У кого-то гнилой начальник. А хорошие люди любо по трусости, либо по слабости, либо по своей воспитанности мстить не могут, хоть и думают часто: «Чтоб ты сдох!» И тогда на помощь им прихожу я — тот самый наемник, который может за нормальные деньги воплотить в жизнь их мечты.

Насилие? Нет, конечно! Но я могу нанести серьезный ущерб репутации, нанести финансовый ущерб на достаточно фундаментальном уровне, могу порушить бизнес, развалить семью, да много что могу. У меня огромный опыт в этом деле.

Как я во все это ввязался? Секрет вот в чем: раньше, еще при Ельцине, я был очень нехорошим мальчиком. Гадом. И это было прикольно, это было манко и сладко, как сладко свинье валяться в грязи. К тому же приносило хороший доход.

Я жил жуликом, прохиндеем, выжигой, плутом, обманывающим лохов

И вдруг — раз! — и по голове бьет мысль: «Нахрен я вообще живу?» А потом проходит еще немного времени, и ты начинаешь сам охотиться на мошенников, выжиг и плутов — таких, как ты, чтобы стать лучше и чище, чтобы откупиться, чтобы не так мучила совесть. И зарабатываешь уже на этом.

Я был доверенным лицом оперов из УБЭПов, потому что хорошо умел общаться с экономическими мошенниками. Я был как Ганнибал Лектер, как Декстер, то есть как маньяк, который ловит других маньяков, потому что, чтобы поймать рыбу, нужно думать, как рыба. Я участвовал в одном интересном дельце, целью которого было вывести на чистую воду одного московского педофила и собрать на него определенную доказательную базу… Я очень этим горжусь.

Сотрудники УБЭП

Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

Но это все, конечно, не бюджетообразующие проекты. Зарабатывал я другим. Например, за большие деньги я лишил должности пару человек из руководства двух телеканалов. Приложил руку к делу о «Гравиколе-21» — биологически активных БАДах, а по сути — о жутком обмане и выкачивании денег у стариков и старух. Мы тогда затроллили и затравили всю эту компанию, сначала — заказывая БАДы на несуществующие адреса, потом подключили модемы на автодозвон, тем самым загасив кол-центр этих жуликов, ну и так далее. В эту движуху включились многие, в том числе самые простые люди, потому что дело-то было богоугодным.

Много что было. И угрозы были — например, когда мы пытались загасить тех, кто занимался токсичными сборами в сети.

«Я могу дать радость общения. Пускай и за деньги»

Я занимался этим долго. А потом плавно перетек совсем в другую сферу деятельности — дружбу за деньги. Для чего? Для баланса ощущений. В трабл-мейкерстве я отыгрывал вояку, но ведь любому человеку хочется быть еще и хорошим. А дружба — это всегда хорошо, потому что… Потому что главная беда нашего времени — тотальное одиночество. Мы все одиноки. Да, у нас есть коллеги по работе, попутчики, родственники, семьи. Но даже в семье человек часто одинок, про это еще Шекспир писал что в «Гамлете», что в «Короле Лире», что в «Венецианском купце». Кто-то бежит от этого одиночества в музыку, кто-то в б..во, кто-то в наркотики, кто-то в пьянство, кто-то в бизнес, но стоит чуток остановиться и задуматься, как одиночество накатывает снова.

Людям нужно общение, нужна возможность раствориться друг в друге хоть на короткое время, пообщаться. Я знаю это по себе: из моих друзей детства и юности в моем окружении не осталось никого — кто-то уехал, кто-то нет, но в любом случае нам давно не о чем разговаривать. Но я могу дать радость общения другим. Пускай и за деньги.

«Быть интеллектуалом и трахаться»

Определенные навыки необходимы в любой профессии. Моя — не исключение. Чтобы быть профессиональным другом на час, нужно… Возможно, это звучит банально, но в этом деле необходимо быть патриотом жизни, то есть любить ее во всех проявлениях, иметь хороший аппетит до всего — до женщин, до катания на велосипеде, до всего прекрасного, а также до бытового скотства, быть искренним гадом, готовым взлететь до небес и опуститься до самого дна, то есть уметь переходить от одного агрегатного состояния в другое. Нужно быть гибким. Нужно быть красноречивым и обладать богатым вокабуляром, что для меня тоже не проблема: я оканчивал филфак МГУ, безумно любил книги, обожал складывать буквы в слова, слова в предложения, предложения в истории. Нужно иметь развитые социальные навыки. Быть интеллектуалом. Уметь хорошо трахаться… Как, зачем трахаться?! Чтобы обладать богатой, так сказать, витриной. Клиенты это хорошо чувствуют, их это привлекает, а, значит, расширяет аудиторию моих потенциальных заказчиков за счет людей более привередливых. А они платят больше, что выгодно — я все же бизнесом занимаюсь.

Фото: предоставлено героем публикации

Стрессоустойчивость? Я так скажу: я чувствую заказчика еще на, так сказать, подлетных орбитах, то есть заранее понимаю, могут ли быть последствия после общения с ним или нет. Уточню, есть три кита, на которых базируется мой бизнес: а) мне должен понравиться заказчик, б) должен понравиться сам заказ и в) должна понравиться сумма. Если совпадают хотя бы два из этих пунктов, я соглашаюсь на общение, если нет, то — целее буду. И посылаю людей к чертовой матери. То есть не хватаюсь за все подряд, потому что есть люди изначально токсичные, есть скотские, есть попросту извращенцы. Мне и без этого хватает приключений.

«Мне платят за искренность и вовлеченность»

За что мне платят? В первую очередь, за искренность и вовлеченность, за максимальное количество точек соприкосновения… Но! Есть известная сцена из фильма «Красотка», где героиню-проститутку инструктирует ее опытная подруга и говорит, что одно из важнейших правил — не целовать клиента в губы, потому как это — последняя, финальная стадия вовлеченности, размывающая границы и превращающая рабочее — в личное. У меня есть схожие правила…

Однако женская и мужская вовлеченность — вещи совершенно разные, они основаны на совершенно разной логике.

Моя дружба за деньги — это, скорее, нечто сродни родственности, именно при помощи нее я становлюсь для женщины как бы своим. Но тут важно учитывать особенности момента. Рассказываю: изначально с тем человеком, который меня выбирает, мы обговариваем длину процесса, сценарий наших отношений. Это может быть просто проходной вариант, при котором достаточно поболтать по телефону. Например, кто-то выпил и ему стало тоскливо. Он хочет просто потрепаться. Такая дружба — это как по щиколотку войти в теплое море. Это малозначительная фигня, этакий фастфуд, и вовлеченности от меня не требует никакой. Но и денег приносит мало.

Следующий уровень общения — личные встречи. Девчонки хотят устроить себе маленький праздник. Например, сходить со мной в кино, потому что иногда, не поверишь, человеку это сделать банально не с кем. Некого подержать в кинотеатре за руку, не с кем обсудить увиденное, порассуждать, что хотел сказать режиссер.

Еще один уровень — совместные перформансы. То есть у человека в голове сидит какая-то сцена, от которой он кончает радугой и которую ему хочется воплотить в реальной жизни, чтобы после, до конца своих дней, вспоминать. И тогда мы подробно проговариваем все моменты — во что одеваться, какая погода должна быть за окном, какие слова будут произноситься, какими интонациями, где взять за руку, а где приобнять, где говорить, а где промолчать, то есть все-все-все. Это нужно уметь. Здесь нужно подключать психологию, чтобы человек получил именно то, что ему требуется…

При чем здесь дружба? При том, что у каждого из нас есть вещи, которые можно доверить только другу. А если такого друга нет? Или есть, но ему не все доверишь, потому что после этого друга можно и лишиться. Это даже не про стыд, а про очень личное, что можно рассказать только другу заемному, со стороны, похожему на случайного временного попутчика в поезде, с которым можно тепло и искренне поболтать и — расстаться. Или, если есть желание, эти отношения продлить.

Ну, и совсем уже пик — это чертовы извращенцы. Они платят больше всех, они рекомендуют и передают меня своим знакомым, как передают хорошего мастера по маникюру или хорошего парикмахера, ювелира и так далее. Но с ними, конечно, и тяжелее всего.

«А ведь есть извращуги...»

Лучше расскажу несколько случаев — трагичный и комичный, чтобы было понятнее, как моя работы выглядит на бытовом уровне.

Фото: Globallookpress.com

Начну с… Давай с самого банального. Однажды девчонка лет за 30 вызвала меня на свой день рождения. «Ты прикольно выглядишь, — сказала она мне. — Но, главное, ты — копия моего бывшего, с которым у меня все было хорошо, но — перестало». Бывает. Отношения часто измыливаются, и вот ты уже понимаешь, что рядом с тобой лежит совершенно чужой тебе человек, которого еще вчера ты любила до безумия. Всё! Но остаются незакрытые гештальты — что-то недосказанное, недоделанное. Это был как раз тот случай. И вот я у нее дома. Мы сидим, едим, она выпивает вино, я — виноградный сок, потому что вообще не употребляю алкоголь. И ближе к завершению она говорит: «А теперь закрой глаза». И ласково так проводит ладошкой по моим глазам. «Начинается!» — думаю я. Приподнимаю голову, чуть вытягиваю губы, предвкушая поцелуи и объятия и понимая, что вряд ли смогу взять за это дополнительную плату. И тут реальность буквально взрывается! Мне в лицо прилетает торт. И девушка верещит: «Какой кайф!» И светится от искреннего счастья. И размазывает по мне сладкое месиво… Гештальт закрыт. Она даже не извиняется, потому что я кто? Наемный друг. Но я все равно уважаю этого человека за выдумку.

Но это банальный пример, абсолютный casual. А ведь есть извращуги. Расскажу о таком варианте. Милейшая еврейская девушка с шестиконечной звездой на цепочке. Миниатюрная, аккуратная, из балетных. Но получила травму и занялась чем-то другим. С выдумкой. Умница, сексуальная донельзя. Вышла на меня по рекомендации. Она хотела следующего: чтобы я проехал с ней по некоторым европейским странам, включая Германию и Польшу. Банально? Тоже банально. Но в чем состоит сам заказ, который проговаривался со мной отдельно: у давно остывшей печки одного из концлагерей, заплатив некоторую сумму смотрителям, чтобы нас пустили в неурочное время, она хотела заняться со мной... ну... ты понял.

«Зима — время для мужчин»

Мои клиенты имеют сезонность. Зима — время для мужчин. Они — разные.

Однажды мне позвонил мужчина — интеллигентный, очень воспитанный, немолодой и по голосу слышно, что породистый. Ему было нужно просто общение, просто хороший слушатель со стороны. Это был очень щедрый человек, плативший много и выходящий на связь систематически, где-то раз в пять-шесть дней, он любил говорить монологами, много рассказывал о своей жизни, о том, что собирается жениться, потом о том, что женился, а потом… Прошло месяца три-четыре после его брака, и я понял, что с ним что-то происходит. Посреди разговора он вдруг впадал в транс, во время которого как мантру повторял только одну фразу: «Моя жена не человек, моя жена не человек, моя жена не человек…» Это случалось все чаще и чаще и длилось по 15-20 минут. Он говорил, что начал принимать какие-то препараты. И вдруг я узнаю, что этот человек покончил с собой где-то в Европе…

Фото: предоставлено героем публикации

Мы с ним не были друзьями, он был для меня просто клиент, но у нас с ним было взаимопонимание, мы были друг с другом на нужной волне, он делился со мной тем, чем не мог поделиться со своими тремя детьми от первого брака, со своими друзьями, своей супругой… Трагичный момент.

Лучше вернемся к сезонности. Так вот, почему зима? Потому что зимой мужчины сильнее пьют. Потому что посмотрите сейчас за окно. Что там? Серая хмарь, люди в черных одеждах, слякоть под ногами. А хочется выйти из дома, расслабиться, поговорить, пообщаться. Женский же гон начинается весной. Все зацветает, женщины тоже распускаются, меняют надоевшие джинсы на платья, делают эпиляции и — душа у них разворачивается, как у Попандопуло в «Свадьбе в Малиновке». Им хочется поболтать ни о чем, потанцевать, покормить в парке уток и белочек — что, кстати, очень востребованная услуга.

Политика? О политике в последнее время все любят поговорить, вот только не разбирается в ней практически никто, поэтому лишь бубнят чужие фразы. А я что? Я должен разговор поддерживать, правда, стараясь добавить в него побольше «изюма», а не просто бубнить, что и этот дурак, и тот тоже дурак. Это скучно! Поэтому я начинаю говорить о русской душе. Напоминаю: «Вот есть такая песня — "Здравствуй, русское поле, я твой тонкий колосок"». Предъявляю претензии авторам: «Почему они так русский народ принижают? Почему колосок — тонкий? Почему он колосок, а не колос? Или даже не колосс, блин?» И — все. Разговор немедленно уходит от политики в дальние дали.

«Профдеформация? Еще какая!»

Я занимаюсь всем этим уже восемь лет. Профдеформация? Еще какая! Не хочу рассказывать подробности, но некоторые клиенты подсаживают меня на свои фантазии. Утеря веры в бескорыстную дружбу? Ну, нет! Не надо смешивать член с трамвайной ручкой! Личная жизнь — это личная жизнь, работа — это работа. И меня это вполне устраивает. Если бы не моральное удовлетворение, я бы всем этим точно бы не занимался, могу себе позволить.

Осуждаешь? Имеешь право. Но я никого не обманываю, я искренен с каждым своим клиентом, я приношу людям радость, а потому мой бизнес — честный. На этом и остановимся, пожалуй.