13 ноября в 09:22

«Жена-мусульманка уже не гарантия счастья»: что ждет от брака мужчина-мусульманин?

Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Богословское заключение, опубликованное недавно Духовным управлением мусульман (ДУМ), отныне ограничивает межконфессиональные браки на территории России. Без специально полученного разрешения муфтията мужчина-мусульманин теперь не может жениться ни на христианке, ни на иудейке. При этом речь сура «аль-Маида» утверждает: «Целомудренные женщины из уверовавших и целомудренные женщины из числа тех, кому было даровано Писание до вас, дозволены вам для женитьбы». В общем, теологам есть о чем спорить и что обсуждать. Простым же людям не до этого: влюбляясь друг в друга, они пытаются понять, смогут ли различия в религии и национальности стать преградой для их любви. И иногда ходят к психологам. О том, какие за этим запретом стоят не богословские, а психологические причины, распространяются ли они и на межнациональные браки и как важно идти на компромисс, МОСЛЕНТА поговорила c доцентом МГППУ, председателем Ассоциации психологической помощи мусульманам Ольгой Павловой.

Все зависит не от того, мусульманин мужчина или нет, не от того, какой он национальности, а от того, какой он человек, от того, много ли у супругов общих интересов, общих взглядов на жизнь, общих личностных предпочтений и общего культурного багажа.

Ольга Павлова

доцент МГППУ, председатель Ассоциации психологической помощи мусульманам

Насколько часты обращения к психологам участников межнациональных и межконфессиональных браков?

Это достаточно частая тема для обращения, да. Хотя, как правило, к нам как к мусульманским психологам идут люди, состоящие именно в межнациональных браках. То есть супруги-мусульмане, представляющие разные этнические группы, которые испытывают сложности межкультурной коммуникации, связанные с недостаточным взаимопониманием и избыточными ожиданиями. Ведь человек, представляющий одну культуру, часто ожидает, что представитель другой культуры будет вести себя так же, как и он.

Вы работаете в разных городах. Насколько характерны такие случаи именно для Москвы?

Чем регион поликультурнее, тем больше в нем проживает межнациональных семей. Скажем, в Чечне и в Ингушетии они встречаются редко, в Кабардино-Балкарии встречаются уже чаще, а уж в Москве, где проживает столько людей самых разных национальностей, куда приезжает столько мигрантов… Здесь, безусловно, большого количества межнациональных браков никак не избежать!

Саид Царнаев / РИА Новости

Я слышал мнение о том, что, как правило, такие браки — последний шанс построить семью для тех, кто ранее уже состоял в браке со «своим», но по какой-то причине (развод, смерть супруга и так далее) остался один. Это так?

Я такой закономерности не замечала. Скорее, тут все очень зависит от обстоятельств. Бывает, что молодой мужчина-мусульманин приезжает на работу в Москву или в Новосибирск, или какой-то еще город, здесь встречается с женщиной не своей национальности и создает семью. А лет в 40-50 по требованию родственников возвращается домой и создает новую семью — уже со «своей». Бывает наоборот: мужчина создает семью с женщиной своей национальности, потом переезжает в другой город, регион и там знакомится с «не своей»... Почему я говорю именно о мужчинах? Потому что женщине-мусульманке запрещено выходить за представителя другой религии, а значит варианты строительства семьи у нее очень ограничены. Однако… тут важно понимать, что мы подразумеваем под словами «мусульманин» и «мусульманка». Представителей мусульманского народа, не имеющих никакого отношения к своей религии? Таких ведь много и им нет совершенно никакой разницы, на ком жениться и за кого выходить замуж. Или же людей истинно верующих, руководствующихся религиозными нормами и ценностями во всем — в том числе, и в выборе супруга?

Много ли в этих нормах здравого смысла?

Много, потому что человек твоего круга, твоей национальности и твоей религии имеет схожие с тобой ценности и взгляды, касающиеся всего — в том числе подходов, методов и целей воспитания детей. У меня был случай, когда ко мне обращался молодой человек — чеченец, женившийся на украинке — не мусульманке. Они поженились в достаточно молодом возрасте, жили в Москве, все было хорошо. Но когда у них появился ребенок, эта женщина не захотела воспитывать его не то что по исламу, а в чеченских традициях, включающих в себя поведенческие, нормативные, социокультурные, этические и ценностные аспекты, установки и ритуалы. Мужчина же, наоборот, хотел вырастить настоящего чеченца и требовал этого от жены. Я спросила его: «Когда ты женился, ты предупреждал свою жену, что ей придется воспитывать вашего ребенка именно так, как хочешь ты?» А он ответил: «Нет, я тогда об этом вообще не думал».

Понимаете, да? Часто бывает, что, создавая семью с представителем не своего народа, молодые люди просто не задумываются о том, что у другого народа совершенно другая модель семейных отношений между мужем и женой, родителями и детьми. Они считают, что по умолчанию все будет точно так, как они привыкли, так, как они видели с детства на примере своих родных. Но — нет. Так не бывает, потому что разница культур очень велика, и этот разрыв только увеличивается. Скажем, у мусульман есть четкое понимание, как именно воспитывать мальчика, чтобы он был мужественен, и девочку, чтобы она была женственна. А в Европе уже насчитали 14 разных полов…

Максим Богодвид / РИА Новости

Дети — главный камень преткновения?

Таких камней много, и они касаются всего семейного уклада. Во сколько мужчина должен приходить домой? Должен ли он проводить вечер со своей семьей или же в мужской компании? Ну, как раньше в том же Дагестане, где мужчины до ночи сидели на годекане. Теперь годекан просто заменили встречи в кафе, где мужчины проводят время со своими друзьями.

Как тут быть? Скажем, я, хоть и мусульманка, но выросшая в Москве, привыкла, что муж с работы идет домой. Я считаю совершенно нормальным, если мужчина посидит с ребенком, сделает с ним уроки, искупает и уложит спать, может быть, даже что-то приготовит. Я уверена, что супружеские обязанности должны делиться поровну. Но у многих других народов совершенно другая модель семьи. Там мужчина будет недоумевать: «Как это я буду вечером сидеть дома с женой? Это же неприлично! Что скажут люди?!» И таких моментов может быть очень много. Как ходить в магазин: вместе или порознь? Могут ли супруги идти по улице под ручку? Какую пищу употреблять? Каково должно быть убранство дома? Ведь нормы у разных культур совершенно разные…

…и тот факт, что перед браком с мусульманином девушка из «народа Писания» принимает ислам, если соглашается на никях (в исламском семейном праве брак, заключаемый между мужчиной и женщиной, – прим. ред.), все эти проблемы не снимает.

Это снимает целый ряд других проблем, потому что по крайней мере у супругов не будет разногласий в принципах воспитания детей и в тех идеалах, к которым они будут стремиться. У них будет общий режим дня, утренний намаз, ради которого они будут вместе вставать в 3 часа ночи, они будут вместе держать пост в месяц Рамадан и вместе разговляться по вечерам, отмечать одни и те же религиозные праздники и пять раз в день совершать намаз. То есть ежедневный образ жизни станет общим. Но межкультурные разногласия все это, увы, не снимет. Другое дело, что, вступая в религиозный брак и принимая веру мужа, супруга тем самым настраивается на то, что она как бы приобщается к этой новой для себя культуре.

Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

Шансов сделать это не на словах, а на деле, много?

Есть женщины, которые с новой для себя культурой сливаются настолько, что у них даже меняется идентичность. Например, когда я проводила исследование в Чечне, мне попадались анкеты русских жен чеченцев, где они писали: «Папа — русский. Мама — русская. Бабушка — русская». Ну, и так далее. Но на вопрос, кем они по национальности считают самих себя, они отвечали: «Чеченкой». И добавляли: «Но я еще плохо знаю родной язык». Понимаете? Они сами себя называли уже представителями другого народа — народа своего мужа. Такие же вопросы я задавала в Дагестане. Например, если кумычка там выходит замуж за лакца, она начинает чувствовать себя наполовину лачкой. То есть в таких браках очень важно, чтобы у супругов было стремление к пониманию друг друга, а не чтобы так: мужчина взял в жены русскую девушку и считает, что она должна немедленно стать такой, какой он хочет. Так не бывает, потому что семейная жизнь — это работа, взаимное приспособление, компромиссы.

Однако пока вы говорите лишь о компромиссах и работе со стороны женщин. Женщина принимает национальность мужа. Женщина принимает его культуру и устои. Но насколько к подобным компромиссам готовы мужчины?

Бывают такие браки, когда мужчина принимает ислам, чтобы жениться на женщине-мусульманке!

А если мусульманин — он сам, а жена — нет?

Бывает и так. Тут ведь… Понимаете, все зависит не от того, мусульманин мужчина или нет, не от того, какой он национальности, а от того, какой он человек, от того, много ли у супругов общих интересов, общих взглядов на жизнь, общих личностных предпочтений и общего культурного багажа и, в принципе, от уровня культуры. Нельзя все списывать на религию или на этническую принадлежность. Поэтому для мужчин тоже важно уметь осмысливать, хотеть работать над отношениями, быть готовым обсуждать.

Кстати, об обсуждении. Часто ли перед вступлением в брак — как говорится, «на берегу» — такие супруги обсуждают и договариваются о том, на каких принципах будет строиться их семья?

К сожалению, не очень часто. И это я мягко говорю. У меня в практике был парадоксальный случай. После лекции о межнациональных отношениях, которую я читала магистрам, ко мне подошла взрослая женщина, 25 лет состоящая в браке, и сказала: «Слушайте, только теперь я поняла, с чем связаны мои проблемы во взаимоотношениях с мужем и его семьей! Мы же разных национальностей!»

Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

Люди действительно очень редко рефлексируют на эту тему, а потому не понимают, с чем связаны те или иные разногласия в семье. Вот, скажем, я знаю мужчину, который раз за разом женится на девушках-мусульманках не своей национальности и у него каждый раз не складываются отношения, потому что его ожидания от жены никак не подтверждаются ее поведением. А он все ждет и ждет, когда она начнет вписываться в пазл его представлений о прекрасном. Но, может, ему просто нужно поискать уже кого-то среди «своих»? В общем, у людей, решивших вступить и в межнациональный, и, тем более, в межконфессиональный брак, должно быть куда больше осознанности и понимания перспектив совместной жизни.

Например, понимания того, что не принявшую ислам жену не похоронят рядом с лежащим на мусульманском кладбище мужем?

И об этом, конечно, тоже. И о многом другом. Знаю случай, когда мужчина-мусульманин женился на принявшей ислам женщине, у них появились дети, а затем супруги развелись. Их дети носили мусульманские имена, были верующими, но после развода мать пошла и покрестила их в церкви, дав имена православные. Представляете, в какой ситуации — в том числе и психологической — оказались дети? А их отец?

Насколько могут усугубить отношения супругов, состоящих в межнациональном браке, родители мужа-мусульманина?

Такое встречается нередко. Многие родители хотят видеть своей невесткой девушку своей национальности. Я часто слышу мнение, что, мол, это национализм. Но я бы не стала так говорить, потому что это явление имеет под собой целый ряд корней. Во-первых, родители, как люди более зрелого возраста, понимают, что страсть пройдет, а дальше нужно уже строить семейные отношения, что намного проще делать с человеком, с которым у тебя общий культурный код. И это, кстати, касается не только национальности, а зависит от того, городские оба супруга или сельские, проживали они оба, скажем, в Москве или в других регионах... Помню, как я пришла к своему мастеру по маникюру — русской женщине, практически всю жизнь прожившей в Махачкале. И она выдала свою дочь за русского из Узбекистана. Она говорит: «Ты понимаешь, почему? Потому что эти русские такие же русские, как мы. А за русского москвича я бы ее не пустила». Почему? Потому что как раз-таки у них одинаковый культурный код — ведь они выросли в похожих условиях…

Саид Царнаев / РИА Новости

Но есть и другие причины такой позиции родителей. Девушка из своего народа более понятна. Это — раз. Два — это позиция: «Если наши мужчины будут жениться на девушках других национальностей, то за кого выйдут наши девушки?» Потому что, как уже сказала: если мужчина может жениться на представительницах других национальностей и даже других религий, то женщинам это запрещено… Хотя, конечно, все очень индивидуально. «Своя» уже тоже не гарантия, потому что сейчас происходит значительная трансформация семейных отношений. Эмансипация, феминизм — эти понятия все чаще становятся предметом общественного обсуждения, в том числе и в традиционных обществах, в мусульманской среде. Сейчас, например, стали очень активны многие кавказские девушки: они получают прекрасное образование, переезжают в большие города, занимаются там бизнесом, строят карьеру. И их отцы и братья им помогают в этом.

Или вот у меня есть пример дагестанской семьи, где один сын женился на «своей», второй на «своей», жили они в Дагестане. А младший уехал работать в Москву. И что? Сначала развелся старший, потом — средний. И когда младший захотел жениться на русской, родители просто махнули рукой: мол, делай, что хочешь! В итоге же эта русская оказалась очень традиционной девочкой, настоящей хранительницей домашнего очага. И они прекрасно живут вместе уже много лет.

То есть шанс жить счастливо в межнациональном и межконфессиональном браке все же есть?

Безусловно! Шансы построить счастливую семью есть всегда. Но как этнопсихолог я бы дала мусульманским мужчинам и немусульманским женщинам, собравшимся создать семью, совет отключить на какое-то время свои чувства и включить разум, чтобы проанализировать ситуацию и ее последствия. Причем, все последствия. Начиная от отношения родственников, которые могут быть категорически против, что способно привести к разводу, — бывает, что супруги просто не в состоянии выдержать такой пресс и накал страстей. Обговорить, как будут складываться отношения внутри вашей семьи, как вы будет воспитывать детей, где и как будете жить — в городе или в доме вместе с родителями, или отдельно от них. То есть обсудить все от начала и до конца, от свадьбы до похорон. Потому что иначе последствия могут оказаться очень трагическими.