Дальше песни

Город
Фото: zloyrock.ru

МОСЛЕНТА побеседовала с писателем, лауреатом премии «Русский Букер» и автором-исполнителем песен — Михаилом Елизаровым. После своего концерта он рассказал о начатом романе, премии «Национальный бестселлер», любимом месте в столице и даже о московском «Центре содействия русской культуры в Харькове».

О творческом затишье

—Михаил Юрьевич, последний раз произведения с вашим авторством были выпущены в 2015 в сборнике «Крым, я люблю тебя» 2015 года. Почему после ничего у вас не выходило?

В сборник взяли рассказы разного времени: два ранних и два — из сборника «Мы вышли покурить на 17 лет», то есть старые тексты.

П
Последнее время, как мне кажется, я частил с книгами. Поэтому решил взять паузу.

Хотелось подумать, осмыслить себя в новом времени и новом возрасте. И я сосредоточился на моем музыкальном проекте, он приносил больше радости.

—Год назад в интервью Захару Прилепину вы сказали, что новый роман уже пишется, и даже придумано название. На каких темах вы сфокусировались?

Я иронизировал. У меня есть рабочее название для романа. Тогда был совсем начальный этап, я не совсем представлял, что получается, хотя я и сейчас не до конца понимаю. В данный момент есть текстовый объем, который можно без оговорок назвать романным.

Э
Это неоконченная работа, а все, что не дописано, считайте, не существует.

Поэтому о темах говорить тоже нелепо — такое прагматичное суеверие.

—Почему вы работаете в жанре романа?

Текст сам решает, чем станет. Сначала я предположил, что будет повесть, но текст быстро преодолел этот объем. Но я одинаково люблю все жанры, мне все равно, что делать.

О литературе — современной и не только

—Месяц назад роман Виктора Пелевина «Лампа мафусаила, или крайняя битва масонов с чекистами» вошел в лонг-лист «Национального бестселлера». Его номинатором были вы? Почему такой выбор?

Я плохо ознакомлен с текстами современных российских авторов. Книгу, которая мне понравилась, уже номинировал Александр Секацкий. Автор — Роман Михайлов, профессор, математик, ученый с мировым именем. Уверен, он удивит литературное и философское сообщество своей работой «Равинагар».

П
Поскольку организаторы ждали от меня имя, я решил номинировать Виктора Пелевина

Его крайняя книга доставила мне несколько часов радости. Пелевин вообще замечательный автор.

—Если говорить о книгах вообще, какие можете назвать любимыми или просто выделяете?

Я люблю Шолохова и Платонова, Толстого и Достоевского, Чехова. Из современной литературы высоко ценю Владимира Сорокина.

—Вы примерно год назад сказали, что художественное пространство трансформировалось, пришло время литературы модерна.

Я
Я предположил, что после событий 2014 года время беспечного, необязательного во всем постмодерна закончилось

Пришли новые реалии и законы, которые, как я думал, вернут формат модерна. Это вызвало у меня растерянность, потому что мне показалось, что новое время отторгнет и похоронит архаику, мифологическое мышление — то, в чем я работаю. Потребуются сугубо реалистические тексты. Последующие события показали, что никаких изменений не предвидится.

О мире

—Какие события и новости сейчас больше всего занимают ваше внимание?

Я стараюсь ни за чем не следить. Меня огорчают новости.

—Помнится, вы наблюдали за новостями на Донбассе. Недавно туда поехал Захар Прилепин. За этим следите?

Это очень знаковый, благородный поступок. Захар для меня — как уникальная карта таро.

К
Когда в совершенно обреченной ситуации выпадает «Захар Прилепин», это всегда сулит какую-то положительную трансформацию.

Захар — человек с неукротимой энергией. Он мощный писатель. Уверен, что он проявит себя как толковый командир и офицер.

—Вы заявляли, что говорили с Эдуардом Лимоновым о «Центре содействия русской культуры в Харькове». Его создание в Москве Эдуард Вениаминович анонсировал в конце 2016-го. Вы знаете, что сейчас с этим проектом?

Не знаю, на каком он этапе развития. Когда Эдуард Вениаминович пригласил меня обсудить эту тему, он задумывал проект как возможность диалога с российскими элитами — попытку убедить их обратить внимание на губительные для русской культуры процессы в Харькове. Предполагалась работа на исключительно культурологическом уровне: лекторий, обсуждения, конференции, семинары.

Ч
Чисто идеалистический проект, основанный на надежде, что российской политической элите не безразлична судьба русского города на Украине.

—Вы считаете, что этот центр здесь нужен, и он может работать активно?

Он нужен и может быть. Если Эдуард Вениаминович продолжит одушевлять его своим вниманием, активностью. Однако его надежды на участие властей в этом излишне оптимистичны.

—А есть какие-то события локального московского масштаба, которые вы также без внимания оставить не можете?

Я обычно слежу за какими-то маленькими пространствами — в пределах моего письменного стола, концертной площадки, и не претендую на сторонние темы.

Я
Я решил, что самое разумное — уменьшать количество своих поступков и свести себя к минимуму в информационном пространстве.

Присутствие и бессмысленно, и комично. Пускай этим занимаются те, у кого хорошо получается, например, Захар Прилепин. Мое высказывание не должно идти дальше моей песни или моей книги.

Коротко — о Москве

—Сколько лет вы уже живете в Москве, почти 9 лет?

Почти 10.

—Какие места в столице для вас самые приятные?

Я люблю ВДНХ — в дни, когда там малолюдно.