Мусорный ветер

Город
Фото: Сергей Коньков / ТАСС
Этери Чаландзия
Журналист, сценарист, фотограф
С

Скандал вокруг обнаруженной в конце прошлого года несанкционированной гигантской свалки в районе аэропорта Шереметьево встряхнул всех, от экологов до горожан. Еще бы – почти миллион тонн отходов всего в километре от ВПП одного из крупнейших хабов столицы!

Мало того, что там вообще не должно было быть никакого мусора, так еще это все образовалось под боком взлетающих самолетов. При том, что по всем правилам безопасности в окружности радиусом порядка 30 километров вокруг аэропорта запрещено устраивать свалки, фермы и животноводческие комбинаты. Все то, что может привлечь опасных для авиации птиц. Везде, но не в России. У нас и танки грязи не боятся, и чайки «Боингам» не помеха.

Правительство Московской области, Минтранс и Минприроды «скинулись» и к концу марта обещают убрать эту свалку века. Однако, если бы не строительство третьей полосы (в аэропорту Шереметьево), горы мусора, вполне возможно, так и остались бы на своем месте. И проблема тут не только во взлетающих и садящихся самолетах.

О
Отношение к мусору определяет общество даже не сегодняшнего, а завтрашнего дня.

На Земле уже слишком много отходов, их количество увеличивается с каждым днем, а бежать с замусоренной планеты пока некуда. Мы еще даже на орбите как следует не освоились, но уже принялись загаживать космос. В Африке, из которой сделали домашнюю помойку планетарного масштаба, некоторые отравленные отходами земли признаны неподдающимися рекультивации.

На Мальдивах один из островов специально построен под большую помойку. Миллионы туристов приезжают сюда сорить своими деньгами и фантиками. Ежедневно на остров Тилафуши со всего архипелага свозят по нескольку тонн отходов. Можно не принимать всерьез паникующих экологов и футурологов, но при мысли о том, что каждый из нас ежегодно производит порядка нескольких сотен килограммов мусора, становится как-то не по себе.

Если средневековая Европа утопала в экскрементах и пищевом гнилье, то отбросами ХХ века стали, в том числе, и неразлагающиеся материалы. Так собираешь в пакет пластиковые бутылки, пищевые упаковки, вытряхиваешь окурки из пепельницы, тащишь это все в мусорный контейнер и думаешь по дорогое о чем угодно, но только не о том, что пластик разлагается (если вообще разлагается) где-то от 100 до 500 лет, а синтетический фильтр вашего бычка будет еще лет семь тлеть в природе.

Ч
Часть того мусора, который не перерабатывается на спецпредприятиях и валяется по периметру больших и малых городов, токсичен сам по себе.

Это в Японии, для того, чтобы утилизировать электроприбор, надо раскошелиться. Там старый холодильник может обойтись бывшему владельцу в сумму от 50 до 100 долларов. Но что нам Япония? Другая планета. У нас хорошо, если в подъезде стоит емкость для сбора использованных батареек. И они все равно валяются, где попало, и никто не помнит о том, что одна такая поганая батарейка в состоянии отравить пару десятков кубометров воды.

В Германии, выходя из квартиры, горожане волокут свои мешки с мусором, как минимум в три разных контейнера, в один выбрасывают пластик, в другой бумагу, в третий объедки. Еще есть отдельные баки для стекла и металла. Более того, в Берлине на улицах стоят контейнеры для сортировки стекла по цвету: для белой, зеленой и коричневой тары.

В
В Москве, в приличном дворе в центре города, уже за входной дверью подъезда начинается большая помойка.

Какая сортировка мусора?! Ну, была пара экспериментальных инициатив. Ну, стоят эти декоративные специализированные урны у супермаркетов. Разноцветные и пустые.

А люди и свой рваный мешок с картофельными обрезками не в состоянии донести до контейнера. Пищевая упаковка, объедки, чьи-то кости, пакеты, бутылки валяются по всему городу и ветер волочит бытовой мусор по велодорожкам и модной плитке городских тротуаров.

На фоне государственных и частных программ по утилизации мусора и отношения к отходам обычных граждан в других странах, у нас в этом месте пока зияет какая-то невероятная средневековая то ли дыра, то ли рана. И в законодательстве, и в сознании.

В
Варварство горожан порой поражает.

Иногда кажется, что это не люди, а приматы выбрасывают из окон своих автомобилей пустые банки из-под колы и опорожняют на ходу пепельницы. Нет понимания того, что это моя земля. Нет. У меня в мерине чисто — и слава Богу.

После среднестатистического шашлыка под водку где-нибудь «на природе» остается загаженная земля, на которую смотреть больно. У нашего человека нет не то что экологического сознания, у него, похоже, местами, вообще никакого сознания нет. Вот кого не парит будущее человечества. Прилетел целлофановый пакет в нос, отмахнулся от него и пошел дальше. Делов-то!

Н
Никакие это не страшилки алармистов, мусор действительно проблема современной цивилизации. Утилизация помоев – прибыльное дело.

Все помнят, во что превратились итальянские города, когда местные мафиозо не договорились между собой, и горы отходов завоняли на античных улицах. У нас пока не понятно, кто, с кем и о чем договаривается, когда под покровом ночи неучтенная колонна самосвалов по-тихому сбрасывает где-нибудь под Капотней свой левый груз, и все делают вид, что так оно и было.

Сегодня только под Москвой около 10 тысяч несанкционированных свалок. По стране их боле 40 тысяч, а те, кто на вертолетах облетали окрестности, говорят, что на самом деле их много больше. У нас до сих пор «…только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник или просто забор — черт их знает откуда нанесут всякой дряни!»

Одна Москва дает примерно 19 миллионов тонн отходов в год. Страна, несмотря на свои гигантские размеры, тонет в мусоре. При этом только 4 процента отходов в России проходят вторичную обработку.

Там, где уже поняли, что впереди или грамотная утилизация мусора, или жизнь на вонючей помойке, государство из кожи вон лезет, чтобы стимулировать обывателя. Экономическими и этическими кнутами и пряниками человека приучают по минимуму гадить и по-максимуму убирать за собой.

П
Практика показывает, что просвещенный и организованный гражданин быстро научается сортировать мусор и заботится о батарейках.

Есть ли дело российскому государству в целом и конкретному его гражданину в частности до чистоты своих пределов – большой вопрос. Да, свободной территории у нас однозначно много. Не хотелось бы, чтобы она превратилась в одну большую зловонную помойку.