Протестная история

Город
Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

В понедельник, 12 июня, когда почти вся Москва отмечала День России, случилось сразу два митинга: согласованный и нет. О том, что «Фонд борьбы с коррупцией» хочет провести протестную акцию, было известно давно — на этот раз организаторы не без недовольства, но согласовали мероприятие. Однако в последний момент часть протестующих решила не пользоваться разрешенной площадкой. МОСЛЕНТА вспомнила, что произошло, и узнала у экспертов, как к этому относиться.

Предыстория

Центр города 12 июня был перекрыт — на Тверской проходил «День истории России», масштабный праздник исторической реконструкции, завершающий фестиваль «Времена и Эпохи. Собрание», который прошел в Москве уже в 7-й раз, но сейчас — с особенным размахом: 10 тысяч реконструкторов, три площадки, международный конкурс исторических проектов и шоу в центре города. В последний день его посетили более миллиона человек.

Одновременно с этим на проспекте Сахарова должен был состояться согласованный антикоррупционный митинг. Туда пришли 1,8 тысячи человек при заявленных 15 тысячах. В последний момент ряд сторонников Алексея Навального устроил несанкционированную акцию на Тверской, прямо в центре праздника. Позже самого политика задержали и арестовали на 30 суток за призывы устроить несогласованный митинг.

Наблюдатели — Члены Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) — охарактеризовали произошедшее как провокацию. Участники акции устроили давку, провоцировали сотрудников правопорядка и залезали на ограждения, балконы и машины, из-за чего отдыхающим пришлось покинуть Тверскую, а полиции — принимать меры. Среди митингующих было много подростков в возрасте 12-16 лет, и они, как отметили наблюдатели, вели себя особенно агрессивно.

Будет еще меньше

Екатерина Соколова
руководитель Департамента стратегических исследований и прогнозирования Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ)
П

По-моему, празднование Дня России удалось — погода была хорошая, стрельцы были в красивых костюмах. Почему так много людей его посетили? Наверное, просто потому, что это разнообразный красивый фестиваль, и в этом году на нем представили разные эпохи.

Ну и в 2016-м были просто гуляния на бульваре, а вот такого, чтобы на Пушкинской, с инсталляциями и шествиями — такого у нас еще не было.

В целом же я не думаю, что значение этого праздника очень хорошо укоренилось у нас. Поэтому сложно сказать, что привело к такому наплыву гостей — сам исторический характер красочного мероприятия, или дата проведения, или все вместе.

E21cf334ea0e2a416e97007bd2ff18f47da112b2
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Что же касается митинга, это явно не привело к радикальному повышению числа участников мероприятия: я так понимаю, там было максимум четыре тысячи тех, кто пришел не на стрельцов смотреть. Это во сколько раз меньше тех, кто реально пришел посмотреть на историческую реконструкцию?

А
Антикоррупционная тема очень удобна для того, чтобы легко построить свою политическую репутацию. Ведь никто не скажет: «Я за коррупцию».

И в других странах есть масса примеров, когда партии добились успеха на антикоррупционной тематике. Возьмем, к примеру, испанский «Подемос.» Но у них были конкретные результаты, конкретные разбирательства, и у них была определенная программа дальнейших действий «левого» толка.

Где будущее у того, что пытается выстроить Навальный, мы не очень понимаем. Судя по опубликованным материалам о его программе, она самоочевидная. И да, хорошо, наверное, чтобы мы были, как ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, международная межгосударственная организация экономически развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики - ред.). Но, честно говоря, я четыре года работала в правительстве, там обсуждают то же самое — опыт ОЭСР, как его применять, как изменять то или иное.

П
Поэтому заявленная программа Навального ничем особо не отличается от тех дискуссий, которые идут на всех «этажах».

Так что да, тема удобная. Но пытаться представить, что если ты против Навального, то ты за коррупцию — это, на мой взгляд, несправедливо, и рано или поздно это начнет людей от него отталкивать. И, как мы видим, что число участников вчерашней акции по сравнению с 26 марта, когда эти митинги были веселой, остренькой темой, радикально снизилось.

568205dd28c900f0697a520a674cdfbd4c7e79ee
Фото: Астапкович / РИА Новости

Навальный, очевидно, не ожидал такого провала численности еще накануне. 26 марта на Тверскую пришло пару десятков тысяч человек (по неофициальным данным — ред.). В этот раз было две тысячи участников на согласованной площадке на проспекте Сахарова, что как минимум в 10 раз меньше, чем на митинге против реновации. И еще примерно три-четыре тысячи человек участвовали в несогласованной акции на Тверской.

В
Вот эти пять, ну максимум семь тысяч — это потенциал Навального, который есть сейчас в Москве. И это ядро, вероятно, продолжит сокращаться.

Посмотрите, сколько было заявлено участников. Скажем, в Петропавловске-Камчатском ждали тысячи, вышло 30 человек, во Владивостоке вышло вдвое меньше, чем ожидалось, а, скажем, в Норильске заявляли 500 участников, вышло семеро. Понятно, что это не очень большой город, но там своя специфика, и Навальный там никому не интересен.

Раньше люди собирались на его митинги, потому что было прикольно — вышел ролик, уточки, все это веселье хорошо пошло. Но долго удерживать такой драйв невозможно без добавления каких-то новых идей, новых достижений, построения образа будущего и так далее. Поэтому количество сторонников и снижается.

И, конечно, то, что он взял, «вильнул», обманул людей 12 июня — это не первый его некрасивый поступок, и не последний. По моим наблюдениям, может сохраниться «ядро» лояльных к нему сторонников, которое верит, что Навальный — это единственно возможный вариант, единственный, кто покажет власти свою позицию. Они на все его поступки будут говорить: «Ну и что, он вот такой — кроме него никто ничего не делает». Но давайте честно скажем — он и сам особо ничего не делает.

32ccce56d9145efa41aebf5d50446567acdad957
Фото: Илья Питалев / РИА Новости
В
Власть против коррупции за последний десяток лет сделала гораздо больше. У нас одно из самых проработанных законодательств в этой сфере, и то, что вопрос коррупции так актуализирован в общественном сознании — это результат той же работы.

Раньше все давали спокойно «на лапу» гаишникам, а теперь каждый 20 раз подумает. И вот это изменение в сознании произошло не само, эту тему “раскачали” в том числе на государственном уровне. Так что, можно сказать, Навальный работает в повестке, в общем-то, государственной.

«Молодежь у нас замечательная»

Олег Габа
политолог, социолог, специалист по протестным настроениям молодежи
В

Вчера действительно было много людей, которые хотели посмотреть исторический праздник, много молодежи, семей, детей, все его ждали. Пожалуй, тут сработал и интерес к истории, и патриотизм, и желание просто хорошо провести выходной.

Ведь праздник — это что-то объединяющее людей, которые хотели бы вместе что-то отпраздновать, приятно провести время со своей семьей и детьми, эмоционально подзарядиться друг от друга. А День России — это еще способ почувствовать сопричастность к истории великого государства, что является нормальным желанием и потребностью любого человека.

Это не громкие слова, это действительно так. Человек не может жить в отрыве от общества и от того государства, в котором он есть, иначе он просто будет чувствовать себя лишним. Ну и, конечно, почему не посмотреть на историческое шоу: это красиво, интересно и познавательно, в том числе и для детей.

В
Впрочем, в том, что некоторые молодые люди решили провести этот праздник иным образом, наоборот, противопоставив себя обществу, ничего сверхъестественного нет. Сверхъествественное, или даже неествественное, тут в другом.

В том, что либералы, то есть те, кто проповедует защиту чести и достоинства и интересов каждого человека, устроили чистую провокацию. И те, кто непосредственно это организовывал, прекрасно понимали, к чему оно приведет.

F18e9d4cec1834e5b2551c5652ea15c95949884a
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Молодежь, конечно, тоже прекрасно понимает. Но они даже хотят этих задержаний, скандалов, чтобы их же сотоварищи в них видели героев. Мой товарищ недавно долго ругал при мне современных молодых людей, а я считаю — ерунда это все, молодежь у нас замечательная.

Просто она во все времена была самой активной, ищущей частью населения. Сейчас подростки формируются и ищут свой дальнейший путь развития, самореализации и, конечно, хотят почувствовать все ту же сопричастность к чему-то великому, к историческим событиям. Поэтому когда появляется человек, который им указывает, что подобный протест — это и есть историческое событие, они вовлекаются туда на эмоциях.

Н
Но хотелось бы подчеркнуть, что это не чистый кураж. Скажем так, не только он. Если такие вот митинги происходят, значит, организаторы нашли нужную мотивацию, чтобы заинтересовать молодежь, и смогли показать значимость этих действий.

А молодежь в таком возрасте ищет, куда ей идти, ей достаточно просто сказать «у вас забирают будущее», особо не поясняя — и это может подхлестнуть к разным деструктивным действиям, причем в первую очередь именно к ним.

Лозунги тут те же, что и во всех цветных революциях: «Нас лишают будущего». Но о том, какое оно будет, это будущее, большинство пришедших на акцию даже не задумывается, их главная задача — прийти, поучаствовать, потусить и потом обсудить, как они героически участвуют в этих мероприятиях.

D5e6dd307ddd00ffec4b4c034737ce833f05ce3d
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

И еще — каждый из них хочет понять, куда ему двигаться, чтобы нормально жить, чувствовать себя защищенным, работать на хорошей работе и иметь возможность получить образование, купить жилье. Если молодой человек в своем окружении такой возможности не видит, у него формируется четкое решение: «Я так не хочу, я хочу по-другому».

К
Как — он еще не знает. Но знает, что по-другому. И если в этот момент появляется кто-то, кто начинает рисовать ему картинки другого будущего, его можно легко сподвигнуть на разные действия.

Проблемы есть, и глобальные внутри страны, и проблемы коммуникации с молодежью и не только, но не нужно закрывать на них глаза. Нужно искать пути решения. И я надеюсь, что власть найдет это решение и эту возможность наладить диалог в первую очередь с молодежью. Не с организаторами — это отдельная категория людей, которая берет на себя роль заводил, со своим мотивами и интересами. Нужно нормальное общение именно с теми людьми, кто приходит за ними на митинги.

И если мы найдем правильную мотивацию, можно будет вовлечь молодежь даже в те же самые исторические реконструкции — главное, чтобы они видели перспективу. Поэтому надо постоянно общаться с молодыми людьми и рассказывать им о том, что нужно и что можно сделать со своим будущим, какое оно может быть, чтобы достойно жить.