10 мая 2017 в 00:01

Непристойные истории

МОСЛЕНТА выясняла, много ли москвичей прилюдно делятся своими эротическими откровениями
Александр Арно
Иван Ждакаев был журналистом, специализирующимся на вопросах экономики, но однажды, кажется, разочаровался во всем. Уволившись, он стал организатором вечеринок под названием «Непристойные истории». МОСЛЕНТА расспросила его о том, много ли москвичей прилюдно делятся своими эротическими откровениями и зачем им это нужно.

Иван Ждакаев был журналистом, специализирующимся на вопросах экономики, но однажды, кажется, разочаровался во всем: в журналистике, экономике, работе в офисе и жизни добропорядочного в общепринятом понимании этого слова человека. Иван оказался человеком решительным. Уволившись, он сделал смелый шаг, став организатором вечеринок под смелым названием «Непристойные истории».

На его странице в фейсбуке написано: «Мы создали сообщество людей, где каждый может поделиться своей сексуальной историей, не встретив осуждения или насмешек. Мы приветствуем любой опыт и ценим человеческую сексуальность во всем ее многообразии. На „Непристойных историях“ одинаково уместно будет звучать рассказ о первом поцелуе и об очередной оргии. Главное условие — чтобы вы рассказывали о том, что вас действительно взволновало».

Загрузка...

Взволновавшись не на шутку, МОСЛЕНТА расспросила Ивана о том, много ли москвичей спешит прилюдно поделиться своими эротическими откровениями и зачем им это нужно.

Смелые и креативные

Последний раз мы собирались совсем недавно — примерно неделю назад — в небольшом баре на Маяковке. Встреча была довольно камерная — человек на пятьдесят. Как это все выглядело? Да, как обычно: приходят люди (желательно, красиво одетые) и начинают рассказывать свои истории.

— Вот так сходу и начинают?

Сначала, конечно, к микрофону выходят более опытные, те, кто не стесняется и кому есть, чем поделиться.

— Кто они, эти словестные эксгибиционисты?

Это довольно молодые люди — примерно от 25 до 40 лет. В основном — представители так называемого креативного класса.

Александр Арно

Форма и содержание

— Где вы берете участников ваших встреч?

Кто-то из них — наши знакомые, кто-то узнает о нас в социальных сетях, кого-то мы подтягиваем из московской сексуальной тусовки, которая, кстати, довольно многочисленна.

Загрузка...

— Вот так живешь в Москве, а жизнь мимо проходит… Расскажи, откуда вообще взялась идея «Непристойных историй»?

Честно? Она была украдена. В США уже довольно давно выходит стенд-ап шоу, похожее на наш Comedy Club — с тем лишь отличием, что там комики рассказывают не про тещу или еще что-то в этом духе, а про секс. Причем, довольно жестко. Вот и мы и решили сделать аналог этого шоу.

— Содрали формат полностью?

Не совсем. В Штатах публика все же больше ржет, нам же важно, чтобы человек испытывал сильные и разнообразные эмоции — как веселье, так и грусть.

— И, будем уж честны, возбуждение?

Иногда, несомненно, и его. На последней нашей вечеринке, например, девушка лет двадцати, студентка, вышла и рассказала про свою подростковую любовь, про первый секс. Это было очень круто!

Александр Арно

— И все же: с чего все началось?

29 декабря 2016 года — в день рождения моей подруги Лены — мы собрались в кафе. Причем, заранее придумав, что все будет происходить именно в формате сексуальных откровений. Гости, однако, ничего не подозревали — они пришли с подарками, с цветами, начали пить и закусывать... А я ходил с микрофоном между столиков и подзуживал их: мол, ребят, кто готов выступить?

Загрузка...

Сначала, конечно, почти все отказывались, но после трех-четырех «первопроходцев» из желающих рассказать о себе что-то непристойное выстроилась очередь! Тут ведь вот какой парадокс: чем больше ты слушаешь чужих историй, тем больше тебе хочется рассказать свою.

Излить душу

— Спрошу банальное: на кой черт людям нужно делиться неизвестно с кем своими интимными историями?

На одной из недавних встреч у нас была девушка-психотерапевт. И, когда все закончилось, она сказала, что «Непристойные истории» — это далеко не только про развлечение. Это во многом — психотерапия, то есть преодоление себя, потому что впервые выйти на сцену со своими сексуальными откровениями очень тяжело. Знаю это, кстати, по себе.

— Если «по себе», так сознайся, что двигало тобой в тот самый первый раз? Кураж? Алкоголь?

Рационального объяснения этому нет. Что может двигать человеком, который хочет вылезти на сцену? Может быть, мысль: а чем я хуже других? Может быть вопрос: а почему бы и нет? Знаешь, у меня очень много историй, связанных с сексом, которыми мне, как и большинству людей, было совершенно не с кем поделиться.

Загрузка...

— Мне казалось, что такими историями мужики делятся в узком кругу за бутылочкой водки.

Я очень давно не бывал в таких компаниях и даже не слышал о них. С друзьями люди как правило говорят сейчас о работе, о политике, о Навальном, а о сексе — стесняются. Мы же «погружаем» человека в такую компанию, в которой его никто за разговоры о сексе не осудит. Он понимает это заранее, и ему это сильно облегчает задачу. Он пришел, выговорился, получил свою дозу адреналина и вышел со встречи уже немного другим человеком — более раскрепощенным и более уважающим себя, потому что — он же смог!

Reload
1 / 4
Фото: Александр Арно

А вообще, слушая истории других людей, понимаешь, насколько разнообразна человеческая сексуальность. Оказывается, «хотеть» можно по-разному: с нежностью, с гневом, со снисхождением и еще миллионом разных способов. Волей-неволей примеряешь на себя разные эмоции и учишься чувствовать по-новому.

Загрузка...

Мужчина и женщина

— Кто к вам больше ходит? Мужчины?

Как раз-таки женщины. Они откровенничают и больше, и ярче, и эмоциональнее. Мужчины же ведут себя куда более скромно, отсиживаясь, как правило, в сторонке. С чем это связано? Не знаю, честно говоря. Могу лишь предположить, что мужчинам в нашем обществе намного сложнее чувствовать себя уязвимыми, говорить о своих чувствах. А это, в свою очередь, связано с особенностями воспитания.

— Ну, а пары к вам приходят?

На нашу первую же вечеринку пришла пара и тут же, выйдя к микрофону, начала выяснять отношения, потому что девушка сказала о парне то, что он совсем не хотел афишировать.

— Развелись в итоге?

Нет. Наоборот. Им полегчало, потому что они, наконец, выговорились. И им стало легче друг друга понимать.

Мораль и менталитет

— Следующий вопрос будет, уж прости, занудным. Есть темы, о которых общественная и религиозная мораль предписывает говорить за закрытыми дверями. Ты, Иван, что: против морали?

Я — за. Но с той поправкой, что моральные нормы прописывались много сотен лет назад, в то время, как жизнь стремительно идет вперед. Меняется все. В том числе, представления о границах интимности… Тут как-то к нам пришла девушка — этакая отличница, студентка филфака МГУ, любящая поход, слушающая бардов, то есть тот типаж, который я меньше всего ожидал увидеть на наших встречах.

Загрузка...

Но слышал бы ты, какие она истории начала рассказывать! К чему это я? А вот к чему: у людей, по крайней мере, в Москве, менталитет поменялся довольно сильно. И для них совершенно нормально то, что для наших бабушек и даже родителей было абсолютно неприемлемо.

— Ты, вообще, отважный человек. Не боишься, что однажды тебе за твои «Непристойные истории» поборники нравственности по морде дадут?

Ох… Однажды я шел на нашу встречу и неподалеку от кафе, где она происходила, увидел казаков. Сразу решил, что они по мою душу, но, видимо, мы пока еще не столь знамениты.

Александр Арно

— Может, это и к лучшему? Потому что мне, честно говоря, сложно представить вечеринку «Непристойные истории» где-нибудь в Гольяново или в Южном Бутово.

Слушай, ну, в этих районах можно схлопотать даже если просто приехать туда без должной спортивной подготовки. При этом я знаю, что и там, в провинции достаточной популярностью пользуются разнообразные секс-тренинги. Моя бывшая жена, например, живет в Казани — казалось бы, мусульманский город, но и в нем проводятся подобные встречи. Главное, обеспечить людям атмосферу безопасности.

Загрузка...

— А моя жена родом из Махачкалы, где даже представить такое невозможно.

Ну, да. Ну, да… Туда ехать с «Непристойными историями» пока не стоит.

— Скажи честно: ты зарабатываешь на людских слабостях?

Нет. Если отвечать честно, придется сознаться, что доход от «Непристойных историй» не позволяет мне отказаться от основной работы. Может быть когда-нибудь… Пока же мы просто обкатываем формат, чтобы понять оптимальное количество людей на встречах, оптимальное количество звучащих там историй, общий хронометраж.

Но, в общем, даже безотносительно денег, я очень хочу, чтобы к нам приходило как можно больше людей. И я верю, что так оно и будет, потому что чувствую, что в нашем обществе, зацикленном на гаджетах, проводящем почти все время с социальных сетях, назрела потребность в откровенном человеческом общении.

Загрузка...
Загрузка...