Зачем Собянин извинился

О чем говорят
Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ
Этери Чаландзия
колумнист
В

Во вторник на своей странице «Вконтакте» мэр города Сергей Собянин предупредил москвичей о начале «активного периода работ» по программе #Моя улица, которые затронут Бульварное и Садовое кольца. Градоначальник пообещал, что к сентябрю работы будут закончены и — внимание — заранее извинился перед горожанами за неудобства и понадеялся на поддержку.

Ну что тут началось! Как будто пользователи сети только и делали, что на низком старте ждали, когда же что-то подобное случится. Ага, случилось! Пункт первый — в Москве опять бардак. Пункт второй — никаких извинений, только отставка, только секирбашка и хардкор. Пункт третий — да кому вы верите, это вообще не Собянин пишет!

И опять, опять про все на свете — про плитку, про оленей, про бюджет, про то, про это, про «старые добрые времена», про «хорошего» вдруг Лужкова и про ужас завтрашнего дня.

С
Современный москвич все-таки удивительно нервный и странный человек. Ему все плохо.

Вот что бы ни сделали — снесли, или поставили, или восстановили, или оставили, как есть — беспроигрышный вариант, все равно он окрысится и потеряет покой и сон, строча возмущенные посты в соцсетях, на заборе и в твиттере.

Ни один город так неистово не реагирует на перестройки и перемены. В Берлине не первый год перерыта вся Унтер ден Линден. И ничего, никакого воя в соцсетях. В Ницце сейчас ремонтные работы на Променаде почти вдоль всей набережной. Народ обходит отбойные молотки, не морщится и не плюет в портреты чиновников.

Ж
Жители в любом мегаполисе понимают, что город постоянно так или иначе вынужден обновляться, чиниться и строиться.

А в Москве, где до сих пор в половине жилого фонда стены обклеены дореволюционными газетами, а при замене коммуникаций находят то монеты времен царя Гороха, то окаменелости трилобитов, населения почти пятнадцать миллионов и все хотят жить хорошо, и видят это хорошо по-своему, вообще непонятно, как всем угодить.

А никак, видимо. Надо брать и делать, чинить и перекрашивать. Потому что иначе все вообще развалится к черту, и останутся проклинающие все и всех неистовые горожане со своими перегревшимися от злости девайсами в руках.

Оно понятно, власти по многим фронтам дискредитировали себя. И надо быть блаженным идеалистом, чтобы ничему не удивляться и всему верить. И мне не нравятся пластмассовые горшки над городом и дизайнерские шедевры на мостовых.

А
А парковку в районе, например, Пятницкой проще было бы вообще не делать. Парковаться? Это вам в Бескудниково.

А здесь теперь можно только красиво проехать, девушке рукой из окна машины помахать. Рассчитывать на полтора парковочных места, половина из которых для инвалидов, так же бессмысленно, как и на то, что вас Собянин поцелует. Хотя, кто знает, может вам тут страсть как повезет.

Но во всем происходящем невозможно видеть только сплошь воровство и вредительство. Особо пламенные сердца начинают заговариваться от ненависти, когда всплывает тема обустройства города. А когда уже просто из чувства противоречия им говорят: «А вот вы видели, что все провода убрали на Никитской?» или «А вы в курсе, что в метро теперь работает «Центр обеспечения мобильности пассажирам» и это очень удобно, если у вас трое детей и надо в аэропорт, или родственник в коляске, а нужно в другой конец города?», они на мгновение сбиваются.

Пытаются понять, что это сейчас такое услышали, что не вписывается в их концепцию всеобщего апокалипсиса, отмахиваются, дескать, я вам про великое зло, а вы тут с мелкими благоглупостями, и продолжают свой полет на дно беспредела и отчаяния. Любая инициатива наказуема. Любое изменение порочно. Только в прошлом был порядок и покой. Только при Сталине боялись и не воровали.

П
Привязка к «спокойному» и «прекрасному» прошлому — это вообще пока наше глобальное помрачение.

Все эти бесконечные суперрейтинговые телепрограммы, в которых застывшие в ботоксе звезды позавчерашнего дня собираются, чтобы вспомнить былое, были бы прекрасны в гомеопатических дозах. Но они определяют сетку вещания и в массовом порядке успокаивают беспокойную душу зрителя.

Новое — оно бойкое и дерзкое, оно не проверено временем, от него сплошное беспокойство. Вот программа о творческом пути группы «Мираж» — вот это да, это греет, это возвращает сердцу молодость и душе покой. Там так хорошо, в этом простом и понятном прошлом, а вы тут со своей плиткой и перерытым Бульварным кольцом! И настоящее-то невыносимо, а в будущем так вообще Собянин маячит в обнимку с Армагеддоном и Апокалипсисом.

Н
Не излечившееся от своих травм и болячек общество ждет не завтрашнего дня и не перемен — оно хочет, чтобы опять наступили тишина, покой, «Мираж», Лужков и Сталин.

Все остальное только пробуждает ото сна и вызывает возмущение и злость. А еще шквал не столько конструктивной критики, сколько оскорблений, потому что это власти всегда во всем виноваты, а не я не умею ни мусор донести до помойки, ни парковку оплатить, а только клокочу от ненависти и занавешиваю номер на своем Maybach.

Однако, что интересно, в реакции на обращение мэра время от времени проскакивают посты, в которых благодарят за извинения, надеются на перемены к лучшему, кое-кто даже желает удачи. Ну очевидно же, что неадекватные мерзавцы, боты и члены семьи!

Но вот если предположить на минуту, что мы все, независимо от уже сложившихся внутренних установок, хотим когда-нибудь зажить в новом мире и в благоустроенном городе, мы что должны делать — плевать в экран монитора и строчить матом в ответ на совершенно нормальное и практически неофициальное обращение чиновника? Да они еще вчера и этого не могли сделать!

Н
Ну, извинился, уже хорошо. Так нет же, как он смел, он в душу нам плюнул, прямо аккурат попал между сгнившими коммуникациями и лужковской кепкой.

У меня нет никакой особенной страсти ни к нашему мэру, ни к некоторым его экспериментам, но мне очень нравятся самые обычные люди, которые с достоинством переживают неудобства, хотят быть свидетелями и участниками перемен, верят в завтрашний день, работают и не воруют.

И чем больше их будет, например, в комментариях или в кругу знакомых, тем скорее они расплодятся по всей земле и займут места во власти и в чиновничьих кругах, постепенно вытеснив оттуда всех тех, кого невозможно ни уважать, ни слушать.

А так — поорать красиво все хороши. А потом отдышались, собрались теплой компанией и отправились гулять куда-нибудь на Патриаршие. Потому что там красиво. А матом в Twitter строчить — совсем некрасиво. И бессмысленно.