23 августа 2017 в 00:01

Зомби в городе

Колумнист МОСЛЕНТЫ о гаджетах, которые превращают москвичей в маньяков
Mike Coppola / Getty Images
Современный горожанин — это человек плюс его девайс. Все давно привыкли не только к своим мобильникам, но и к насмешкам над зависимостью от них. Остроумные фотосессии про горожан, которые ужинают, гуляют и даже спят со своими смартфонами, вызывают умиление и смех, но на самом-то деле все уже слишком далеко зашло.

На днях меня на улице чуть не сшиб молодой человек. На полном ходу налетел в толпе, что-то пробормотал себе под нос и скрылся за поворотом. Он даже не посмотрел на меня, если мы встретимся при других обстоятельствах, он меня и не узнает. Потому что в тот день он шел, не отрывая глаз от своего айфона.

Этери Чаландзия

колумнист

Современный горожанин — это человек плюс его девайс. Мы давно привыкли не только к своим мобильникам, но и к насмешкам над нашей зависимостью от них. Все эти остроумные фотосессии про горожан, которые ужинают, гуляют и даже спят не друг с другом, а со своими смартфонами, вызывают умиление и смех, но на самом-то деле все уже слишком далеко зашло.

Врастание человека в современные технологии происходит с впечатляющей скоростью. В Швеции желающим уже вживляют под кожу чип, который позволяет считывать информацию, например, об оплате за проезд. Вы садитесь в местный поезд и, когда к вам подходит контролер, не обшариваете карманы в поисках билета и даже не показываете ему электронный вариант в телефоне, а просто протягиваете руку. Контролер сканером проводит по вашей кисти, деньги за проезд снимаются со счета, вы раскланиваетесь, почесываете свой чип и возвращаетесь к своим делам.

Возможно, уже в ближайшем будущем мы тоже загоним себе под кожу карту «Тройка» и будем прикладывать запястье к турникету на входе в троллейбус и метро, но пока большая часть нашей коммуникации с миром осуществляется через телефон.

Раньше было страшно потерять телефонную книжку. Там была вся жизнь. Сегодня вся жизнь в смартфоне. Банковские карты, коды, пароли, оплаты, PayPal, электронный-кошелек, билеты, бонусы, резервации гостиниц, вызов такси, фотографии семьи, скидки, опять пароли и явки — все это и многое другое хранится в телефоне. Если на ваших глазах человек сегодня бледнеет, значит, скорее всего, он забыл свой телефон дома. Но если он бьется в падучей, значит, он угробил или потерял его.

Однако даже пропажа телефона — это еще не приговор. На моих глазах сотрудники одной уважаемой компании однажды чуть не сорвали совещание, отслеживая по телефону мужа, сидевшего в офисе в Москве, телефон жены, отдыхавшей с ребенком в Неаполе. Официант в баре украл у женщины айфон, однако не на ту напал. Она позвонила по второму телефону мужу, тот воспользовался системой отслеживания айфона и из кабинета в Москве «вел» жену по улицам Неаполя за вором.

Как в приключенческом кино, расстояние между преступником и преследовательницей неумолимо сокращалось, но тут кто-то надоумил мужа включить систему обнаружения, телефон в кармане официанта запищал, тот понял, что эта кража была ошибкой, бросил аппарат в клумбу и смылся.

Сергей Фадеичев / ТАСС

В Москве весь офис кричал «Ура!», когда девушка вернула себе свою собственность. Шпионская слежка сожрала деньги за роуминг, но оно того стоило. Пропажа айфона со всей ценной и бесценной информацией была бы гораздо более ощутимой потерей. Да и вообще, какого черта! Принести коктейли, а вместо чаевых украсть полжизни?

Другое дело, что наша привязанность к девайсам превращает нас в настоящих маньяков. Вторичная реальность побеждает на каждом перекрестке, в транспорте, в любом общественном месте. Самая типичная современная экипировка — это телефон в руках и наушники на голове. Человек большого города как будто не хочет ни видеть, ни слышать все то, что его окружает.

Да, наверное, лучше слушать фуги Баха, а не грохот отбойных молотков на Тверской заставе, но стройка закончится, а люди, больше похожие на зомби, которые не замечают мира вокруг себя и предпочитают его мобильную имитацию, уже никуда не исчезнут.

Они все меньше чувствуют потребность в живом общении. Зачем вступать в близкий контакт и спрашивать дорогу у первого встречного, если все, что вам нужно — это навигатор в собственном телефоне. Он все знает, у него не бывает плохого настроения, а душка Siri даже, когда вы ей хамите, совершенно спокойным голосом спрашивает, зачем вы так с ней?

Иногда мне мерещится обида в ее голосе. Но это не так. Siri пока не настолько совершенна, чтобы выходить из себя и хамить вам в ответ. Но появление эмоциональных девайсов, всего лишь вопрос времени, а все что нужно человеку сегодня, — это даже не любовь, как пел Джон Леннон, а устойчивый сигнал.

Люди отказываются от ресторана или гостиницы, если там, о ужас, вдруг нет связи. Стоит кому-то из собеседников встать из-за стола, как все остальные немедленно приникают к своим телефонам, словно к кислородным аппаратам. Самое приятное, что можно сделать после шестичасового перелета — это включить свой телефон, поймать сеть и проверить все почтовые ящики, аккаунты и мессенджеры.

Одни не могут расстаться с телефоном даже во время спектакля, и внезапные звонки провоцируют настоящие драмы на сцене и в зале, другие не оставляют телефоны даже в постели, и это плохо влияет на секс и сон и плодит скандалы и разводы.

Alexander Koerner / Getty Images

Скандалы и разводы плодят еще и потенциальные возможности слежения, которые и не снились супругам прошлого века, когда из всех спецсредств были только личная слежка и наводки доброжелателей. Сегодня жена может не знать и половины примочек, которыми пользуется хитрый муж, отслеживая не только движение капиталов на кредитной карте супруги, но и ее собственные перемещения в пространстве. Иногда, как с телефоном в Неаполе, это может быть страшно весело и полезно. Иногда, если женщина сказала мужу, что у нее занятия йогой в точке А, а сама поехала к неизвестному мулату в точку В, дело принимает совсем невеселый оборот.

Сегодня в телефоне есть все, от компаса и фонарика, до камеры такого разрешения, что ваши фотографии можно растянуть на метр и повесить на стену, а при желании, овладев основами ремесла, можно снимать свое кино и даже принимать участие в международных конкурсах.

Пару лет назад на меня произвела большое впечатление рекламная компания Bentley, где для съемок шикарных автомобилей могли привлечь любую технику и оплатить работу оператора класса Любецки, но использовали пятый айфон! Да, его обвесили фантастической оптикой и, скорее всего, это была перекрестная реклама, и Любецки с крутой камерой все-таки лежал под колесами автомобиля, но очевидно, что такая экспансия девайса размером с ладонь делает человека одновременно всесильным и беспомощным.

Но некоторые страхи оказываются беспочвенными. Мнение о том, что современный человек, провалившийся в свой девайс, использует смс-стилистику и эмодзи культуру и стремительно глупеет, возможно, ошибочно.

Социологические исследования неожиданно показали, что пока взрослые всеми силами отрывали своих детей от девайсов и вопили об их деградации, уровень IQ современного подростка стремительно вырос. В Петербурге провели уникальное исследование, длившееся с 2008-го по 2016 год, в котором задействовали около миллиона людей. Выяснилось, что за это время пользователи сетей никуда не деградировали, а напротив, усложнили свой сетевой язык и даже подняли уровень IQ.

«Джобс жил, Джобс жив, Джобс будет жить!». Но, с другой стороны, у вас наверняка есть знакомый, который до сих пор, несмотря на всю паранойю вокруг смартфонов, пользуется старой доброй кнопочной Нокией и отказывается вступать с вами в коммуникацию посредством WhatsApp.

И ведь, если разобраться, он совершенно нормально живет. Потому что ценность жизни измеряется все-таки не уровнем комфорта и возможностями вашего телефона. Хотя и последнего никто не отменял.