13 января в 12:50

«А еще тут была шпионская школа…»: расследование историка о районах Москвы

Фото: Евгений Тиханов / РИА Новости
Новая книга журналиста и историка Москвы Олега Фочкина «Прогулки по Октябрьскому Полю и окрестностям» посвящена нескольким районам Москвы, расположенным на севере и северо-западе столицы. Щукино и Октябрьское Поле, Серебряный Бор и Строгино, Троице-Лыково и бывшее село Всехсвятское — от поселка художников «Сокол» до «Аэропорта», «Динамо» и «Ходынского поля» — таким маршрутом пройдет читатель, узнав много нового о московских усадьбах, улицах, постройках, выдающихся людях, живших здесь в прошлом. С разрешения автора и издательства «Лингва-Ф» МОСЛЕНТА публикует главу книги, посвященную Серебряному Бору.

Серебряный Бор издавна считается одним из самых популярных и известных мест отдыха москвичей. Здесь, в излучине Москвы-реки, близ Хорошева, особенно привлекательна природа с живописными берегами и песчаными пляжами, заливами, глубоким озером под названием Бездонное и, конечно, лесным массивом.

Более 20 процентов общей площади лесных насаждений Москвы занимают сосновые леса, а один из самых известных и красивых находится на территории Серебряноборского лесничества. И это неслучайно, ведь древнерусское слово боръ и означает «сосна», а еще раньше «хвоя», то есть то, что может уколоть (...).

Это в наши дни хвойные леса в столице отступили под напором домов и улиц. Только в названиях и остались воспоминания: Боровицкий холм и Боровицкая площадь, Подсосенский переулок, названный по урочищу Сосенки XIV века, церкви — Иоанна Предтечи под Бором, Спаса на Бору, Ильи Пророка под Сосенками и сам Серебряный Бор, в прошлом доходивший до Ходынки, станций метро «Аэропорт» и «Сокол».

Впервые это название встречается в исторических документах XVII века. Но тогда им называли большой лесной массив за Москвой-рекой, западнее современного Троице-Лыкова. Сейчас этот лес разделен Московской кольцевой автодорогой.

Его упоминают и в документе 1735 года — в распоряжении о перестройке старых конюшен в Хорошеве. К новому конному заводу отошли пастбища в пойме реки и у села Троицкого, а также 228 десятин «соснового крупного и мелкого леса с кустарником по Москве-реке», 8 десятин близ деревни Терехово и 143 десятины «отхожего (расположенного отдельно) леса за Москвой-рекой, что называется Серебряный бор». На пастбищах паслись табуны, предназначенные для царской конницы. Появилась и слобода для конюхов, получившая название Конюшки.

Кроме этого, существует несколько легенд, откуда взялось название Серебряный Бор.

По одной из них, императрица Екатерина Алексеевна, заглядевшись на сосны, припорошенные инеем, промолвила: «Это просто Серебряный Бор!»

По второй, здесь когда-то была вотчина князя Серебряного, а на месте озера Бездонного существовала серебряная копь.

Согласно третьей легенде, в межевой грамоте, оставшейся со Смутного времени, можно встретить название «Серебряный овраг». Близ деревни Татарово и села Ново-Троицкое, на правом берегу Москвы-реки, пробил себе русло ручей в черных юрских глинах оврага, в которых поблескивали окатыши белоснежного гипса.

Можно выбрать любую из этих легенд, все они по-своему хороши и привлекательны, и у каждой есть вполне реальная основа. Или почти реальная…

Уже несколько веков эти места известны сосновым бором, а возраст многих деревьев составляет более двух веков.

Через полуостров Серебряный Бор проходила дорога на Звенигород, хотя она и не была главной торговой трассой. Удобнее было добираться по Смоленскому тракту.

А когда московский государь Алексей Михайлович выбрал эти места для соколиной охоты, то и вовсе не до торговых путей стало. Царскую охотничью вотчину закрыли от посторонних глаз и желающих порезвиться вместе или вместо государя.

Но это очень помогло местной фауне. Еще в начале ХХ века здесь существовали колонии цапель, а в чаще гнездились соколы.

Конюшенная волость перешла под начало удельного ведомства, и в конце ХIХ века оно начало сдавать в аренду большие участки земли под застройку. Дачный бум дошел до Серебряного бора. Этому способствовало и строительство шоссейной дороги.

Всю землю разбили на квадраты, чтобы в дачном поселке у хозяев были равные условия. Квадраты разделяли просеки и линии. А улицы назывались соответственно: 1-я, 2-я, 3-я линии, Прибрежный просек. Надо отметить, что арендная плата доходила до 40-50 копеек за квадратную сажень, но это не останавливало желающих построить дачу в красивом месте.

Одним из первых дачников стал московский генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович. За ним потянулись и московское дворянство, и купечество. Чтобы не скучать, отдыхающие активно включились в благоустройство поселка. Так появился летний театр, площадки для танцев и детских игр. А управляло всем «Общество благоустройства» — местный орган самоуправления. На дачи добирались на извозчиках до конечной. С тех пор мало что изменилось, остановка «Круг» находилась в том же месте, где сегодня конечная троллейбусов.

Развлекали местных дам и офицеры, поскольку с ХIХ века с дачами соседствовал артиллерийский парк, и стоял летом Фанагорийский полк (его исторические казармы находятся на нынешней улице Баумана, бывшей Немецкой).

Дачный поселок так и стал называться — Серебряный Бор. До начала ХХ века он расширялся за счет постоянно вырубаемой старинной рощи. Дачи тогда строили в модном стиле модерн. К счастью, некоторые из них сохранились до наших дней. На набережной построили мостики через многочисленные ручейки.

В 1915 году архитектор Щусев спроектировал церковь в память братьев Катковых, известных своими пожертвованиями на церковные нужды. До наших дней храм не дожил.

А у озера Бездонного тоже есть своя история. Александр Блок в дневнике пересказывает историю со слов местного лесничего, который поделился с поэтом легендой о связи озера с океаном и о таинственных находках вроде обломков кораблей, которые выбрасывало на берег. Есть и рассказ о том, что тесть Блока, ученый Дмитрий Иванович Менделеев, пытался измерить глубину озера, но не смог — не хватило длины 97-метровой веревки.

После революции ампирный домик великого князя, расположенный на 3-й линии, отошел дому отдыха МК КПСС. А бывшие дворянские дачи стали использовать под детские дома отдыха и санатории.

В первые годы Советской власти здесь поселили старых большевиков. Чтобы они могли поправить здоровье на свежем воздухе.

А потом появились новые именитые дачники второй волны — представители уже советской элиты. Они обустроились на второй линии — Куйбышев, Блюхер, Тухачевский, главный редактор газеты «Известия» Скворцов-Степанов, председатель Моссовета Уханов... Потом большинство из них сгинули в 30-е годы и уже не вернулись к легкой дачной жизни с самоварами, разговорами и дачными романами.

В 1937 году после затопления Серебряноборской надпойменной террасы и спрямления русла Москвы-реки каналом возник новый полуостров, ставший любимым местом отдыха жителей нашего города. А сама местность вошла в состав Москвы. Вот тогда-то всю ее и стали называть Хорошевским Серебряным Бором, позабыв, где он был раньше и поверив в многочисленные легенды.

Тогда же город и остров соединили большим Хорошевским железобетонным мостом шириной в 25 метров. Он построен по проекту архитектора Фридлянда и инженера Белоголового. На набережной канала появилась пассажирская пристань «Серебряный Бор», облицованная гранитом, с колоннадой и лестницей до поселка.

В 1939-м здесь построил дом Герой Советского Союза Владимир Коккинаки. Половину одного из домов снимала вдова издателя Ивана Сытина. На третьей линии жил Федор Шаляпин. А на участке почти в 2 гектара поселилась семья Валерия Чкалова.

Среди дачных построек есть и лемешевская дача, отмеченная на всех картах. Она стала даже местом съемки фильма «Московская сага» по роману Василия Аксенова.

Рядом Лемешевская поляна и дуб, под которым любил прогуливаться знаменитый тенор Сергей Яковлевич Лемешев. На поляне построили эстрадную ротонду и регулярно проводят летние концерты уже в наши дни.

В 1941 году здесь размещались штабы 3-й армии и воинских частей, формировавшихся на Октябрьском военном поле.

После Великой Отечественной войны Серебряный Бор стал популярным местом воскресного и летнего отдыха москвичей. Вот как описал его Юрий Трифонов в повести «Студенты»:

«Летом здесь было людно и весело, наезжало много дачников, молодежи, на реке открывались лодочные станции и пляжи, с утра до вечера гулко стучал мяч на волейбольных площадках, — жизнь была увлекательной и легкой, похожей на кинофильм...

А потом начиналась осень, пустели дачи, в поле и в лесу почти не встречалось людей, да и те, кто встречался, были редкие огородники, торопящиеся на автобусный круг с мешком картошки за плечами. И плыла в воздухе нетревожимая паутина, просеки затоплялись жухлой листвой — ее никто уже не убирал до снега, и далеко по реке разносилось одинокое гугуканье последнего катера с каким-нибудь случайным пассажиром, забившимся от холода в нижний салон».

В это время здесь появилась третья волна знаменитых дачников: на второй линии — дача МХАТа с чайкой над входом, архитектор Иосиф Ловейко, известный домом «Огарева, 6», дача Патриархии под номером 52. На даче с таким же номером, но по Таманской улице жил знаменитый диктор Юрий Левитан, чуть дальше — режиссер Алов. На другой стороне снимал дачу Леонид Лавровский, постановщик балета «Ромео и Джульетта» с участием Улановой. Тут же были дачи министра культуры Екатерины Фурцевой и идеолога КПСС Михаила Суслова.

Из 200 дач 11 принадлежало МВД, 5 — КГБ, 16 — Моссовету. А еще были тут дачи посольские: Аргентины, Болгарии, Японии, Франции, Англии, Кореи, Ливана. Были дома отдыха ЦК КПСС, «Правды», МК КПСС и даже «шпионская школа».

В 1972 году в Серебряный Бор привезли на катере президента США Никсона. Он пришел в восторг от окружающей природы и предложил устроить в Серебряном Бору русский Кони-Айленд. Тогда-то Бездонное озеро (или Бездонку, как его еще называют) и соединили с рекой, а почти все болота — их было более ста — осушили, но на этом и остановились.

Сейчас здесь проживают известные государственные деятели, депутаты Государственной думы, послы и военные атташе крупных мировых государств, известные артисты и деятели искусств. С 1991 года Серебряный Бор стал памятником природы регионального значения. Его площадь составляет 328 гектаров, из которых 80 — приходится на лес, 52 — застроены, а 70 гектаров арендуются под дачные участки и комплексы.

Помимо традиционных сосен, здесь растут: береза, липа, лещина, рябина, бересклет, жимолость, дуб. Как утверждает Совет по изучению и охране природного и культурного наследия РАН, «многие москвичи, вероятно, не знают, что рядом с ними живут барсуки, куницы, норки, горностаи, черные хорьки, ласки, енотовидные собаки, лисицы. Все эти виды из отряда хищных были отмечены на территории Серебряноборского лесничества».

В островном парке есть два сквера для прогулок, три пляжа, включая самый большой нудистский пляж в Москве, проложена экологическая тропа, на которой оборудованы места для отдыха посетителей и вольеры с редкими животными и птицами.