Великое переселение домов

История
Фото: ТАСС

Человечество научилось перемещать дома довольно давно, еще в эпоху Возрождения. Не раз проделывали это и в Москве. Но никогда и нигде не случалось столь массового и единовременного «переезда» зданий, как на улице Горького (она же Тверская) в 30-е годы. Это было беспрецедентное в истории событие, и связано оно с именем выдающегося советского инженера Эммануила Менделевича Генделя — человека, который умел передвигать дома не только математическим расчетом, но и силой мысли.

Сталинский генплан и хрущевский задор

Первый советский генеральный план развития Москвы, которая после революции вновь стала столицей, начали разрабатывать еще в годы Гражданской войны. Занимался этим по просьбе Ленина выдающийся русский архитектор Иван Владиславович Жолтовский, позже к работе подключился другой не менее знаменитый зодчий — Алексей Викторович Щусев.

Пока они творили, Ленин успел умереть, и результат творческих усилий авторов потерял актуальность. Хотя некоторые их идеи и пригодились. Так или иначе, но к 1935 году родился новый «сталинский» генплан В.Н. Семенова и С.Е. Чернышова. И он, в числе прочего, утверждал расширение основных магистральных улиц до 30-40 метров. Понятно, что сделать это можно было, только снеся стоявшие вдоль улиц здания. Собственно, так в основном и происходило. Но все же в Москве были дома, которые по разным причинам трогать не хотелось.

Скажем, здание Моссовета на улице Горького (Тверской) воспринималось как памятник революционных событий — в 1917 году там располагался городской штаб большевистского восстания. А в бывшем здании Английского клуба уже несколько лет работал музей Революции. Некоторые дома имели неоспоримое культурное значение, их снос мог вызвать ропот среди отечественной интеллигенции и недовольство общественности за рубежом. Но улицу расширять все же было необходимо.

4db1dfb99ba9ccf99496562984e3de3be62817e3

Улица Горького (ныне Тверская) до реконструкции. 1939 год.

Фото: Федор Кислов / ТАСС
В
Вот тогда-то и родилась эта странная мысль: передвинуть важные здания, тем самым спася их от разрушения, а заодно утереть нос американцам, которые считались в этом деле передовиками.

Считается, что идея эта принадлежала первому секретарю московского обкома партии Никите Хрущеву, и он обратился с ней к руководству страны. Выражение «догнать и перегнать» западные страны не раз употреблял в эти годы Сталин, а хитрец Хрущев всегда умел улавливать настроения «хозяина». И творческую интеллигенцию такое решение должно было успокоить: понятно, что мнение научной и культурной общественности большевиков интересовало в последнюю очередь, но возможность убить всех зайцев сразу радовала.

Воннегут против Генделя

Первые удачные опыты по перемещению домов относятся к эпохе Возрождения. Конечно, еще в древнем Египте умели передвигать колоссальные монументы, а на острове Пасхи как-то перемещали каменных идолов, но все же это были единые монументальные изваяния, а не хрупкие здания.

Первый документально подтвержденный пример — это перемещение в Болонье колокольни делла Маджоне при церкви Санта Мария Маджоре на 13 метров. Эта работа прославила архитектора и инженера Аристотеля Фьораванти, того самого, что позже приехал в Москву и построил Успенский собор.

Впоследствии эта технология применялась регулярно, но не слишком часто, поскольку ее использование было связано с риском. Кстати, один из следующих опытов Фьорованти был неудачным — передвинутая им башня венецианского монастыря Сан Микеле Арканджело упала и придавила несколько человек. В России в ХIX веке появился свой опыт и даже своя технология, связанная с именем инженера Федоровича. И все же, речь шла о единичных проектах и небольших зданиях.

Изменили ситуацию новые технологии ХХ столетия. Первыми это поняли американцы. В США так бурно шло городское строительство, что места для новых проектов не хватало.

1f4bbf755392fc9a0f7d5ef44b36a80dfbbe24a6

Передвижка здания телефонной станции «Indiana Bell Telephone Company» в Индианаполисе (США).

Фото: public domain
В
В то же время незыблемость частной собственности и трепетное отношение к своей недолгой истории не позволяли сносить все подряд.

Апогеем стала история передвижения телефонной станции «Indiana Bell Telephone Company». Впервые в истории огромное семиэтажное здание весом в 11 тысяч тонн переехало на 30 метров и развернулось на 90 градусов, при этом продолжая работу! Ежедневно 600 сотрудников обслуживали 170 тысяч абонентов телефонной сети Индианаполиса.

Руководил работами инженер и архитектор Курт Воннегут (отец великого писателя), он же придумал технологию с длинными гибкими соединительными шлангами и кабелями, которые позволяли не отключать дом от коммуникаций.

В
В остальном технология перемещения мало изменилась со времен фараонов и Аристотеля Фьорованти.

Только в качестве тяги теперь использовали не рабов или лошадей, а паровые двигатели и гидравлические домкраты, да и катки и рельсы делали не из дерева, а из металла.

Случилось все это в 1930 году, а американская пресса преподнесла переезд телефонной станции как уникальное событие и демонстрацию технического превосходства Америки. Эхо докатилось и до Никиты Сергеевича, что, собственно, и натолкнуло его на «революционное» решение. Оставалось найти человека, способного утереть нос американцам.

И такой человек нашелся. Звали его Эммануил Менделевич (для простоты его чаще называли Матвеевич) Гендель, ему было около 30 лет, он закончил Московское высшее техническое училище (тогда еще не имени Баумана) и работал в Метрострое. В анкете он писал, что происходил из семьи лесника, но впоследствии стало известно, что его отец торговал лесом и был купцом первой гильдии. Причуды страшного времени…

D3377441d46d9ff8476d11f13ff1d4ddd415e2f8

Эммануил Гендель (слева).

Фото: Валерий Шустов / РИА Новости

В Метрострое начала 30-х Гендель отвечал за сохранность фундаментов домов, под которыми проходила подземка. Нагрузка точно высчитывалась, при необходимости фундаменты укрепляли. Но в 1935 получилась такая ситуация, что линия метро пролегала под фидерной подстанцией, которая была по площади небольшой, но очень тяжелой — 320 тонн. Это могло создать опасную нагрузку на участок тоннеля. Снести подстанцию было нельзя — район остался бы без электричества. Тогда инженер Гендель предложил передвинуть ее с улицы Горького на 2-ю Брестскую улицу и сам же примерно за месяц все осуществил. Этот успех предрешил его судьбу.

Контора по переезду домов

В 1936 году решением Моссовета при инициативе главы обкома Хрущева был создан специальный «Трест по передвижке и разборке зданий», главным инженером которого и стал Эммануил Менделевич.

О
Основной целью была улица Горького, но сначала нужно было отработать технологию и обучить сотрудников.

Для «разминки» был передвинут дом на Садовнической, который мешал новой трассе Садового кольца, и несколько небольших домов в Подмосковье. Были отработаны основные приемы, в том числе повороты домов, проверены базовые расчеты, притерты механизмы. Люди получили необходимый опыт. Можно было приступить к главному — переезду зданий на улице Горького.

Сначала реконструкцией Тверской (улицы Горького) руководил Щусев, но после скандала с гостиницей «Москва» его сняли со всех должностей. На его место был назначен молодой Аркадий Мордвинов. Архитектурные работы в основном вела мастерская №3, которой до своей смерти в 1936 году руководил Иван Фомин. Его заместителем и был Мордвинов.

Первым «переехавшим» домом на улице Горького стал доходный дом Савво-Сторожевского монастыря, в простонародье именуемый Саввинское подворье. Это мощное, красивое здание в стиле древнерусского модерна, построенное в 1907 году архитектором Иваном Кузнецовым и весящее почти 23 тысячи тонн! По сей день это считается абсолютным мировым рекордом по тяжести перемещенного здания. Причем дом перенесли почти на 50 метров и даже не отселяли для этого жильцов. Более того, они толком ничего не поняли.

Готовились к переезду четыре месяца. В стенах подвала пробили технические коридоры, в них завели мощные стальные балки. Потом их сварили между собой, таким образом, дом оказался в стальной «раме-корсете». Подвал засыпали щебнем, на него уложили бетонные шпалы и рельсы — всего 36 путей. Рядом вырыли котлован, удлинили пути до нового места, подготовили новый фундамент. Все коммуникации — электричество, вода, канализация, телефон — были переключены на гибкие временные соединения.

Ж
Жителям сначала говорили, что в подвале идет ремонт, а когда появились рельсы и все уже стало очевидно, держали в неведении относительно сроков. Хотя и обещали заранее предупредить.

Четвертого ноября 1939 года около двух часов ночи 20-тонная лебедка плавно сняла дом с подпиленного фундамента и покатила по рельсам к новому месту прописки. Большинство жильцов ничего не заметили, зато утром, выйдя из подъезда, впадали в ступор: пейзаж неожиданно изменился.

«Притчей во языцех» стала знаменитая история шестилетней Ирины Розовой, которая построила на столе пирамидку из кубиков, а утром она стояла на том же месте. Кстати, великолепный памятник архитектуры модерна по сей день стоит на второй линии Тверской, во дворе дома номер шесть.

Следующим объектом стал Моссовет — бывший дом генерал-губернатора, ныне столичная мэрия. Построил его 1782 году великий Матвей Федорович Казаков по заказу московского градоначальника графа Захария Чернышева. Позже казна выкупила дом, и тот же Казаков перестроил его уже целенаправленно как казенный дом московского градоначальника. Кстати, только тогда на трехэтажном здании появился узнаваемый ныне портик.

Ec457fa0206d2a30feb863f4b520ae7bce941f9e

Передвижка здания Моссовета. 1939 год.

Фото: public domain

Из этого переезда решили сделать шоу, как сейчас говорят, посему готовиться строителям приходилось особенно тщательно. А сложностей было много. Во-первых, фундамент старинного особняка был сделан из белого камня, взятого из разобранной стены Белого города. Понятно, что это не самый прочный материал. При этом, нужно было сохранить подвал, где хранился важный государственный архив.

Во-вторых, первый этаж занимал огромный бальный зал, не имевший внутренних опор. В пропагандистских целях здание решили передвигать, не прекращая работы — как в Индианнаполисе — что вызвало закономерный переполох среди сотрудников. Говорят, многие предпочли срочно уволиться.

Фундамент срезали на глубине четырех метров ниже уровня земли, прихватив таким образом и подвальный этаж. В остальном технология была все той же. Главная сложность состояла идеальной точности расчетов и необходимости предельно четко следовать технологии — равномерно двигать здание, чтобы избежать малейшей деформации. Почему-то Гендель особенно беспокоился за колонны.

При огромном стечении публики и журналистов здание Моссовета за 41 минуту преодолело расстояние в 13,6 метров.

Т
Таким образом, был установлен еще один мировой рекорд – по скорости перемещения дома.

Позже, уже в 40-е, над зданием надстроили еще два этажа, в результате оно приобрело современный облик.

Дальше обходилось без рекордов, теперь это была рутинная работа. Всего на улице Горького было передвинуто около двух десятков домов. Некоторые, как музей Революции, не отодвигали, но перестроили — обрезали им «крылья» по новой «красной линии». Ну а с началом войны дорогостоящие работы сами собой прекратились, уникальные специалисты разбрелись кто куда.

Вдогонку за Моссоветом

В годы войны инженер Гендель выполнял разные задачи. Известно, например, что он вытаскивал застрявшие в реках и болотах танки. По окончании боев Хрущев, которого перевели в Киев, пригласил его помогать в восстановлении разрушенной Украины. В 1958 году Генделя снова попросили заняться передвижением зданий в Москве, и мастер передвинул два института на Комсомольском проспекте, которые мешали строительству метромоста. Все было выполнено идеально.

Позже знаменитый инженер решал самые нестандартные, ответственные и технически сложные задачи: помогал двигать костел в Чехословакии, выпрямлял минареты медресе Улугбека и мечети Биби-Ханым в Самарканде, укреплял фундамент Потешного дворца в Кремле.

Aebdbc06412ccc9e463d0940db61f8ea24d3ba98

Передвижка здания редакции газеты «Труд» (дом Сытина) по улице Горького. 1979 год.

Фото: Александр Сенцов / ТАСС

Последняя работа мэтра — выпрямление 9-этажного здания в Большом Афанасьевском переулке — была сделана им в 1988 году в возрасте 85 лет, и он лично приезжал на стройплощадку! Недавно, в апреле 2017 года, на доме на Тверской-Ямской, в котором жил великий инженер, наконец, установили мемориальную доску в его честь.

Ну а на улице Горького в послевоенные годы переехали еще два исторических дома начла ХХ века: в 1979-м дом Сытина на Пушкинской площади, а в 1983-м здание МХАТа в Камергерском. Впрочем, это уже совсем другая история.