11 февраля в 09:46

«Переместили дом на новое место всего за одну ночь»

Охота к перемене мест: как и зачем в Москве переносили огромные дома
Фото: ТАСС
В Москве впервые с 1983 года передвинут дом. Строение по адресу Остоженка, 4 переместят по уникальной технологии, активно применявшейся в СССР. По окончанию работ здание вернут на место. Как все будет происходить? Кто первым придумал передвинуть дом? Зачем это было сделано? И много ли таких зданий в современной Москве? Ответы на эти и другие материалы — в материале МОСЛЕНТЫ.

Сносить нельзя, передвинуть

Территория на пересечении Пречистенки, Остоженки и площади Пречистенские Ворота в ближайшие годы преобразится: здесь будет построен жилой дом, а также большой музейный и общественный центр, соединяющий исторические здания Белых и Красных палат.

Окончательный проект «многофункционального комплекса с апартаментами» Allegoria Mosca был одобрен Архитектурным советом Москвы в октябре 2018 года к великой радости градозащитников из «Архнадзора», которые начиная с сентября 2004 года критиковали и добивались отмены проектов строительства и реконструкции исторических зданий на этой территории. В первую очередь градозащитников возмущал тот факт, что дома 4 и 6 на Остоженке планировалось снести и «воссоздать» заново. Оба эти здания не значатся в списках охраняемых государством памятников Москвы, при том что дом 4 — это мемориальный адрес не раз бывавшего здесь Петра Ильича Чайковского, а в доме 6 снимал меблированный номер художник Василий Суриков.

Проект Allegoria Mosca называют одним из лучших за последние годы примеров совместной работы градозащитников, госоргана охраны памятников и архитекторов. В соответствии с ним здания Белых и Красных палат будут отреставрированы под надзором Департамента культурного наследия города Москвы. Площадь между Белыми и Красными палатами, которая уже много лет выключена из жизни города и обнесена заборами, станет общественным пространством, открытым для всех.

Reload
1 / 4

Фото: «Архнадзор»

В доме 6 сохранят уличный фасад, части боковых стен с запада и востока. Надстройка, которая будет на нем сделана, отступит вглубь от красной линии, в результате чего исторический объем здания будет выделяться в составе нового строения, а уличный фронт застройки сохранится.

Дом 4 по улице Остоженке будет сохранен полностью. Первые сохранившиеся о нем сведения относятся к 1717 году, тогда это владение принадлежало стольнику А.Л. Римскому-Корсакову, строителю надвратной церкви соседнего Зачатьевского монастыря. На плане 1740-х годов дом показан каменным, а значит, может относиться и к XVII веку. Первый этаж со стороны двора погружен в толщу культурного слоя, а фасадное решение здания относится к XIX веку.

К 1756 году палаты приобрели П-образную форму. В 1816–1817 годах Н.А. Римский-Корсаков перестроил их в связи с тем, что часть здания выступала за красную линию улицы — эта часть тогда была разобрана. Таким образом палаты были преобразованы в одноэтажный особняк в стиле ампир на полуподвале, с каменным мезонином из пяти окон, очертания которого читаются в современном объеме здания. В интерьере сохранились лепнина потолков и печи. Во время пожара 1812 года дом вместе с еще несколькими строениями между Остоженкой и Пречистенкой не был уничтожен огнем.

Чтобы провести необходимые работы и при этом не повредить исторический облик здания, будет выполнена его передвижка с последующим возвращением на историческое место по уникальной технологии, активно применявшейся в 40-е годы в СССР. В частности, по этой технологии раздвигались здания во время расширения Тверской улицы.

Технология передвижки

Практика перемещения домов началась в Москве еще до революции и применялась вплоть до 1980-х годов. Только в XX веке она позволила спасти около 30 памятников, самые известные из которых — здание Моссовета, дом Нарышкиных, Конторский дом Сытина и Саввинское подворье.

Технология выстроена следующим образом: перед тем как начать подготовительные работы и саму передвижку здания, специалисты изучают техническое состояние наружных и внутренних стен, перекрытий и других его конструктивных элементов. Если такое исследование вскрывает снижение несущей способности стен, наличие недопустимых прогибов балок и плит перекрытия, то их восстанавливают.

После этого на уровне фундамента, где будет производиться срез, дом укрепляют жесткой рамой и закрепляют ее диагональными связями. Затем дом срезают с фундамента, подставляют домкраты, которые медленно поднимают здание. После этого под него подкладывают рельсы, стальные катки, и начинают двигать. Подготовка занимает от шести месяцев до года, а само перемещение — от одного до шести дней, в зависимости от расстояния.

Проект комплекса Allegoria Mosca

Kleinewelt Architekten

Путешествия московских домов

Практика передвижения зданий известна в Европе еще с XV века. Итальянский инженер Аристотель Фьораванти еще в 1455 году организовал в Болонье работы по передвижению колокольни церкви Санта-Мария-Маджоре, которая мешала строительству нового здания городской администрации. Колокольню укрепили каркасом из деревянных брусьев и при помощи системы канатов и блоков передвинули на расстояние более 10 метров.

В дореволюционной Москве первый проект перемещения здания был связан со строительством Николаевской (сейчас — Октябрьской) железной дороги. Когда власти объявили о планах сноса нового двухэтажного здания, принадлежавшего почетной гражданке Москвы, хозяйке цементного завода Евгении Мак-Гилль, она предложила его передвинуть, причем за собственный счет. Под руководством инженера Федоровича рабочие освободили здание от мебели, демонтировали окна, двери и печи, срезали дом с фундамента и передвинули его, используя конную тягу. Этот дом и сегодня можно увидеть в Москве по адресу Каланчевская улица, 32/61.

Уже в 1930-х новое строительство, расширение проспектов, возведение мостов, а значит, и подъездных путей к ним развернулись так широко, что передвижки домов с места на место стали обычным делом. Для этого в 1936 году был создан специальный «Трест по передвижке и разборке зданий», который возглавил советский инженер-строитель немецкого происхождения Эммануил Матвеевич Гендель. Со временем он стал главным экспертом по этому вопросу в СССР и прославился не только работами по передвижке зданий в Москве, но и уникальными проектами по выпрямлению минаретов в Самарканде и колоколен в Ярославле и Больших Вяземах.

Первым крупным заказом для треста стала в 1937 году передвижка жилого дома 77 на улице Осипенко (сегодня это улица Садовническая, 77 строение 1). Рядом велись работы по модернизации Краснохолмского моста, и здание мешало созданию нового съезда. Дом разделили на две части, и одну из них подвинули, развернув на 19 градусов.

В том же 1937 году в Москве переехал дом 5/6 на улице Серафимовича, мешавший строительству Большого каменного моста. Проект осложнялся тем, что здание надо было не просто переместить, но еще и установить на новый пандус высотой в два метра. Как и на улице Осипенко и впоследствии на Тверской, жильцов во время проведения работ не выселяли: в квартирах продолжали работать водопровод, электричество, газ, канализация и телефон. Все коммуникации подключались через временные кабели и резиновые шланги.

Reload
1 / 4

Тверская улица, 1920-е годы. Справа — Саввинское подворье

Фото: официальный сайт мэра и правительства Москвы / mos.ru

Расширение Тверской (тогда называвшейся улицей Горького) стало причиной сноса многих исторических зданий. Однако несколько наиболее значительных памятников архитектуры городские власти решили сохранить, для чего был организован их «переезд». В частности, повезло бывшему Саввинскому подворью, перемещенному в глубину квартала (современный адрес здания — Тверская улица, 6, строение 6). Здание весило гораздо больше предыдущих — почти 23 тонны, и его передвижка стала одним из самых сложных проектов, осуществленных «Трестом» под руководством Генделя. Подготовка заняла более четырех месяцев, а переместили дом на новое место всего за одну ночь. Передвижка прошла настолько плавно, что большинство жильцов заметили ее только наутро. По сохранившейся легенде, осталась целой даже башня из кубиков, которую перед сном построил мальчик в одной из квартир.

А в 1940 году, опять же для расширения Тверской, на 14 метров подвинули здание Моссовета, в котором сегодня находится мэрия Москвы (Тверская, 13). Дом переместили вместе с подвалом, а чиновники в процессе передвижки продолжали работать в своих кабинетах.

Еще более сложной задачей стала передвижка самой старой глазной больницы столицы, находившейся на углу улицы Горького и Мамоновского переулка. Это здание не просто задвинули в глубь квартала, но и развернули на 97 градусов — так, что его фасад стал выходить в переулок.

Великая Отечественная война прервала осуществление проектов по передвижке зданий в Москве, но в мирное время к этой практике опять вернулись. В частности, в 1979 году почти на 30 метров подвинули вдоль улицы Горького дом книгоиздателя Сытина, чтобы он не загораживал недавно построенное здание редакции газеты «Известия».

Последним подобным проектом в советские годы стала передвижка здания МХАТ имени Чехова в 1983 году. В ходе реконструкции здание разделили на две части: сцену отодвинули, в результате чего объем зала увеличился.

Потом началась перестройка, и финансирование проектов по передвижке зданий прекратилось. После долгого перерыва временный переезд дома 4 на Остоженке откроет новую главу в истории «переездов» московских зданий.