17 июля, 00:01
7 мин.

«Пускать гулять только по особому распоряжению!» Как проходила жизнь в дореволюционной «Рублевке»

В Москве началось благоустройство природно-исторического парка «Покровское-Стрешнево». По словам мэра столицы Сергея Собянина, специалистам предстоят работы на территории площадью более 200 гектаров. Особое внимание будет уделено историко-культурному парку. Архивисты помогут воссоздать планировку сада и пейзажного парка, окажут содействие в реставрации главного дома усадьбы и оранжереи. Это — настоящее и будущее старинного московского уголка. А каким была его история на протяжении нескольких последних веков? Об этом читайте в материале «Мосленты».
«Пускать гулять только по особому распоряжению!» Как проходила жизнь в дореволюционной «Рублевке»
Фото: Владимир Новиков / Пресс-служба мэра и правительства Москвы / АГН «Москва»

«Елизаветино» в честь Елизаветы

В 1608 году в этих местах разбил свой лагерь Лжедмитрий II. Ржали кони, звенели сабли, огонь бивуачных костров бросал отсвет на лица воинов, грозивших перерезать дороги к Москве…

Позже в тех местах возвели церковь Покрова Пресвятой Богородицы, и окрестности стали именоваться Покровским. А прежде тут была деревня с забавным названием Подъелки.

…Со временем Покровское перешло к роду Стрешневых, известному своим родством с династией Романовых. Первым владельцем усадьбы был Родион Стрешнев, воспитатель будущего Петра I и участник венчания его на царство. Именно он велел выкопать в имении пруды и пустить туда рыбу. Но особо стоит вспомнить его внучку — Елизавету Петровну, вышедшую замуж за героя Русско-турецкой войны генерала Федора Глебова и ставшую Глебовой-Стрешневой.

При ней территорию разделили на сад и парк. Первая часть была разбита на аллеи, которые вели к прудам и оранжереям. В парковой части извилистые тропинки уводили к берегу реки Химка.

В 1774 году Федор Иванович в подарок Елизавете Петровне возвел на берегу Химки двухэтажный ванный домик, названый «Елизаветино». Строил втайне от жены, чтобы сделать ей сюрприз. И он замечательно удался!

Генерал, будучи уже в летах, с умыслом, разумеется, повез молодую жену на прогулку, и та за деревьями вдруг узрела настоящее чудо — затейливый домик с гипсовыми колоннами, украшенный лепниной. Шагнула на порог и ахнула! Жилище было убрано зеркалами, хрусталем, картинами. Одна из дверей вела в библиотеку. Не обошлось без роскошной ванны…

Зачастили в Покровское-Стрешнево именитые гости. А однажды сюда пожаловала сама Екатерина II. Царица «изволила кушать чай» в гостиной с видом на Химку. Увы, от ванного домика остались одни лишь восхищенные слова, ибо архитектурный шедевр был разрушен во время Великой Отечественной…

Подмосковная усадьба «Покровское-Стрешнево»

Подмосковная усадьба «Покровское-Стрешнево»

Фото: Юрий Кобзев / Фотобанк Лори

Деревня для знаменитостей

Елизавета Петровна водила знакомство со многими знаменитыми господами. Одним из них был Николай Карамзин. Писатель часто бывал в имении Глебовой-Стрешневой. Он не только отдыхал и любовался чудесными видами, но и трудился — здесь Карамзин работал над капитальной, пережившей века «Историей Государства Российского».

Спустя много лет имение удостоилось присутствия еще одного известного летописца — Владимира Соловьева. В уединенной подмосковной тиши он создавал очередные тома «Истории России с древнейших времен».

Нельзя не рассказать — хотя бы мимолетно — о других знаменитостях, бывавших в Покровском-Стрешневе, ставшим популярным дачным местом.

Заглядывал сюда Лев Толстой — еще не знаменитый писатель, а литератор, набиравший известность. Граф наносил романтические визиты своей будущей жене, одной из сестер Берс, Софье, чей батюшка служил врачом в дирекции Императорских театров.

Он с женой и дочерьми коротал в Покровском-Стрешневе погожие летние деньки.

Писатель отдал должное и сестре Софьи Андреевны — черты обеих он соединил, создавая образ Наташи Ростовой в «Войне и мире». Как пошутил Лев Николаевич, он «взял Таню, перетолок с Соней и получилась Наташа».

Писатель Лев Николаевич Толстой

Писатель Лев Николаевич Толстой

Фото: Чертков / РИА Новости

Бывал в Покровском-Стрешневе, которое было чем-то вроде нынешней «Рублевки», и другой писатель Толстой — Алексей Николаевич. Он жил в деревне Иваньково, располагавшейся в черте имения. Здесь он написал рассказ «Буря», помеченный в рукописи: «10 июня 1915 г. Иваньково». Название деревни также упоминается в романе «Петр Первый».

Еще одна знаменитость, обитавшая Иванькове летом 1912 года, — Марина Цветаева, едва обвенчавшаяся с Сергеем Эфроном. Молодоженов пригласила пожить на своей даче актриса МХАТа Мария Самарова.

Читайте на тему:

Цветаевой в Иванькове нравилось. Она звала туда Лилю, сестру мужа, и приглашала погостить другую сестру Сергея, Веру: «Режим и воздух здесь очень хорошие. Непременно приезжайте к нам и живите до начала занятий». Заодно уточняла: «Дорога сюда следующая: на трамвае до Петровского парка, потом на извозчике до самой нашей дачи (75 коп.). Нанимайте в деревню Иваньково, извозчики уже знают».

В общем... Стояла эта деревня четыре столетия, а теперь даже следа от нее не осталось, одни лишь воспоминания…

Концерты и танцы на вокзале

Летним днем 1908 года на станции Покровское-Стрешнево Виндавской — так в то время называлась Рижская железная дорога — открывался архитектурный ансамбль в стиле модерн. Два бело-красных домика — один с полукруглой крышей, другой резной с башенкой. Автором проекта был Станислав Бржозовский, которому также принадлежал проект Виндавского — позже Балтийского, Ржевского, а ныне Рижского вокзала.

Спустя год к станционному комплексу Покровское-Стрешнево Бржозовский добавил изящный павильон, где пассажиры ожидали поезд. По лестницам они спускались к путям, для посадки.

В то время станция Покровское-Стрешнево походила на настоящий вокзал. Гудели и дымили паровозы, вливались и выливались из вагонов толпы пассажиров. Сияли огни на перроне и в буфете. По вечерам на веранде павильона давали концерты и устраивались танцы.

Кстати, поначалу тогдашняя владелица Покровского-Стрешнева Евгения Шаховская противилась прокладке «чугунки» через ее имение и даже грозилась его продать. Но скоро поняла, что ее опасения напрасны. Более того, это был подарок судьбы — если раньше дамы и господа добирались до дач на извозчике, то теперь можно было прикатить на природу в удобном вагоне. С появлением станции число отдыхающих возросло. Взлетели и цены — чтобы снять дачу на лето в том же 1908-м, надо было выложить аж 2000 целковых!

Читайте на тему:

Вскоре в Покровском-Стрешневе произошло еще одно событие: предприниматель Бузинков провел сюда автобусный маршрут — от Семеновской заставы мимо Измайловского зверинца и Петровского парка. Пассажиров оказалось очень много и, как писали газеты, «среди них происходят иногда споры об очереди, потребовавшие даже вмешательства полиции».

Казалось, автобус станет конкурентом железной дороге. Но этого не произошло. Путешествие в вагоне было не только более коротким, но и удобным. Да и маршрут омнибусов-моторов вскоре был закрыт. Импортные машины фирмы «Лаурин и Клемент» просто не выдержали поездок по разбитым пригородным дорогам.

…Несколько грустных строк вслед. Платформа Покровское-Стрешнево Рижской железной дороги почти год назад перестала принимать пассажиров. Менее чем в километре от станции открылась новая платформа МЖД — Щукинская — с пересадкой на одноименную станцию метро. Еще ближе находится станция Стрешнево МЦК.

Сейчас здесь царит безлюдье. Лишь на считаные секунды пространство наполняется шумом поездов, пролетающих мимо. На взгорье — очертания небольшого здания с резной башенкой.

Карлсбад недалеко от Москвы

Евгения Шаховская была последней владелицей Покровского-Стрешнева и последней же представительницей рода Глебовых-Стрешневых. При ней была составлена схема усадьбы. Окрестности господского дома с регулярным парком, оранжереями и центральный парковый массив были выделены как участок №1. Относительно него было выпущено следующее распоряжение: «Пускать гулять только по особому распоряжению, без билетов. Не допускать езды ни верхом, ни в экипажах».

Здесь была вотчина Шаховской, границы которой никто, кроме княгини, ее близких и гостей, не мог переступать.

Да, она была истинная властная барыня, но понять ее можно — уж слишком причудливо, неповторимо было это место. Оно требовало бережного ухода, а толпы пеших и конных посетителей могли его повредить и, не дай бог, разорить.

Участок №2 был назван Карлсбадом — возможно, потому, что местность с бьющими родниками была на загляденье и могла сравниться со знаменитым чешским курортом. В этом месте протекала Химка, в ее чистой воде царило настоящее рыбное изобилие. Поодаль высились живописные холмы с густой порослью деревьев. В тех местах хозяйка имения позволяла посетителям, купившим билеты, гулять, ловить рыбу, кататься на лодках и купаться. То же самое правило действовало и для дачников.

Читайте на тему:

Впрочем, не стоит сквозь толщу веков сердиться на строгости Евгении Федоровны. Она многое сделала для процветания усадьбы. Увы, за это ей отплатили черной неблагодарностью — в 1918 году имение национализировали, а немолодую уже женщину безвинно бросили в тюрьму. В застенке она провела два с половиной года.

Шанс на возрождение

Покровское-Стрешнево и при Советской власти оставалось привлекательным уголком Подмосковья. В справочнике-путеводителе «Дачи и окрестности Москвы», изданном в 1935 году, говорилось: «Покровское-Стрешнево связано с Москвой трамваем № 18 и троллейбусом № 1. В поселке, заселенном круглый год, дачи не сдаются. Прекрасный сосновый лес, сухая песчаная почва и близость Москвы-реки с хорошим пляжем сделали Покровское-Стрешнево любимым местом прогулок и однодневного отдыха москвичей».

Работы по реабилитации парка «Покровское-Стрешнево»

Работы по реабилитации парка «Покровское-Стрешнево»

Фото: Владимир Новиков / Пресс-служба мэра и правительства Москвы / АГН «Москва»

Увы, с течением времени бывшая усадьба все больше приходила в упадок. Составлялись проекты реставрации главного дома и оранжереи, однако дальше чертежей дело не шло. В 1992 году разразился пожар, нанесший значительный ущерб историческому зданию. Его пытались восстановить, но дело снова застопорилось.

Здание на долгие годы оказалось брошенным на произвол судьбы и многократно подвергалось набегам вандалов. Чудесное архитектурное произведение разрушалось и казалось, что скоро от него останутся лишь воспоминания.

К счастью, теперь появилась реальная возможность спасения исторического уголка Белокаменной. Наконец-то перейден рубикон — от слов к делу. Его результаты, как обещают московские власти, мы увидим к очередному Дню города.

Партнерские материалы