30 октября в 00:05
7 мин.

«Рубили руки, вырывали ноздри, выжигали клеймо». История главных сыщиков дореволюционной России

Профессиональные сыщики и следователи в столице появились только в начале XX века, но сразу же получили всемирное признание. В 1913 году на Международном конгрессе криминалистов в Швейцарии Московскую сыскную полицию признали лучшей в мире по раскрываемости преступлений. До тех пор особыми успехами московский сыск похвастать не мог: самый результативный доносчик, тайный агент полицейской канцелярии Ванька Каин оказался главным «оборотнем в погонах» екатерининской эпохи. Историк Олег Фочкин рассказал «Мосленте» об известных сыщиках дореволюционной Москвы.
«Рубили руки, вырывали ноздри, выжигали клеймо». История главных сыщиков дореволюционной России
Картина С. В. Иванова «Царь. XVI в.»

«С теми, кого ловили, часто разбирались на месте»

Со Средних веков и до начала XVIII века преступности в Москве было много, как и во всей стране. Воровское сообщество чувствовало себя довольно вольготно, потому что стрельцы, которые выполняли функции и армии, и полиции, и МЧС, в деле сыска профессионалами не были.

С пойманными преступниками часто разбирались на месте. Разговор был короткий: кому руки рубили, кому ноздри вырывали, кому выжигали на лбу клеймо «тать», что значило «вор». Мягкого знака тогда в алфавите не было, так что это были три буквы: «ТАТ». Чаще всего таких преступников не высылали и не этапировали в Сибирь, это стали делать позже. Считалось, что человек с вырванными ноздрями или клеймом на лбу и так становился изгоем. Подобным образом розыск и наказание преступников были организованы тогда и в Европе, и в Китае.

Меняться эта система начала, когда в 1722 году в Москве появилась полицейская канцелярия. Но и сотрудникам этого ведомства долгое время удавалось раскрывать только незначительную часть преступлений — в первую очередь убийств, разбоев и мошенничеств.

«Ванька Каин отловил более 700 воров»

Если говорить о тех, кто целенаправленно выслеживал и ловил московских воров и добился в этом деле выдающихся результатов, то начать стоит с Ваньки Каина. Это был крепостной крестьянин Иван Осипов, в 13 лет переехавший в Москву из родного села под Ростовом. Здесь он бежал, обокрав купца Филатьева, в доме которого служил, но был схвачен и возвращен в хозяйский дом. Получил свободу за донос на Филатьева, примкнул к московским ворам, успел поразбойничать на Волге, после чего в 1741 году пришел в сыскной приказ в Москве с повинной, пообещав искать и выдавать воров. Ваньку приняли на службу, выделив ему военную команду для задержания преступников.

Ванька Каин отловил более 700 воров именно потому, что сам был одним из них: знал, где преступники прячутся, где их искать, какие у них повадки. Можно сказать, он был первым московским сыщиком, который добился ощутимых результатов.

При этом сам он втайне занимался темными делами: вылавливая и выдавая мелких воров, Ванька Каин укрывал крупных преступников, а сам параллельно занимался вымогательством и грабежами. На вырученные деньги он даже открыл в Зарядье игорный дом.

Его тайные преступления долго расследовала специальная комиссия, по результатам работы которой в 1755 году Ваньке Каину был вынесен смертный приговор, замененный потом ссылкой в Сибирь.

Еще в ту эпоху была издана книга, которая является то ли его автобиографией, то ли биографией. По сути это первая энциклопедия воровского мира Москвы, в которой объясняется, как он тогда работал. Все это исследовал Матвей Комаров, еще в XVIII веке написавший популярный роман о Ваньке Каине.

«Служил военным, но понял, что его призвание — криминалистика»

Можно еще вспомнить руководителя тайной канцелярии Степана Шишковского, который пытался наладить сыскную и следственную систему. Но успехи его были незначительными.

Самым же известным сыщиком в дореволюционной Москве был Аркадий Кошко. Личность легендарная, без которой и московский, и российский розыск представить невозможно.

Происходил он из достаточно известного боярского рода, имел даже дальнее родство с Романовыми. При Иване Грозном все семейство боярина Кошки вынуждено было бежать из России в Прибалтику, и в течение двух веков в России его потомки не появлялись. Вернуться на родину они смогли только в XIX веке.

Московский розыск Аркадий Кошко возглавил в 1908-м, когда ему был 41 год. Изначально он служил военным, но, поняв, что его призвание — криминалистика, подал в отставку с армейской службы и пошел в полицию. Начал простым инспектором в Риге, и настолько продвинулся, что уже через шесть лет возглавил рижскую полицию, а вскоре после этого стал начальником московской сыскной полиции.

«Рубили руки, вырывали ноздри, выжигали клеймо». История главных сыщиков дореволюционной России

Картина А. Рябушкина «Стрелецкий дозор у Ильинских ворот в старой Москве»

«Новая система распознавания личности»

Чем Кошко был известен и интересен? Он принес в Россию все передовые европейские методики, не говоря уже о том, что сам был достаточно смелым человеком и принимал участие в различных операциях.

Кошко сумел разработать новую систему распознавания личности на основе дактилоскопических и антропометрических данных. До него в России все это не применялось в принципе, и далеко не все европейские страны использовали такую методику.

Эта система была позаимствована Скотленд-Ярдом в том числе и у Кошко, потому что именно он и московский сыск создали на основе собранных данных большую картотеку преступников, которую очень эффективно использовали.

А в 1913 году в Швейцарии Московская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений.

Кошко настолько хорошо служил в Москве, что его назначили главой уголовного розыска всей Российской империи.

«Московского уголовного сыска оперативный работник»

Именно Кошко ввел в Москве практику криминалистической фотографии: когда в наши дни полицейский снимает место преступления, то это продолжение традиции и метода, предложенного у нас Аркадием Францевичем.

Он боролся с коррупцией в полиции и впервые в России создал службу собственной безопасности, которая следила за тем, с кем общаются сотрудники сыска. Каждый из них имел специальный жетон и именовался «Московского уголовного сыска оперативный работник». Собственно, отсюда и пошло знаменитое народное «мусор».

Без его опыта действительного статского советника, а такой чин был равносилен званию генерал-майора, не были бы раскрыты многие знаменитые ограбления и убийства в дореволюционной Москве.

Когда Кошко пришел в московский сыск, преступность в городе была за гранью. А уже через четыре года впервые за долгое время в Москве не было отмечено серьезных ограблений. Это, конечно, фантастический результат — человек был сыщиком от бога.

Кошко постоянно приглашали в другие города раскрывать сложные преступления. Более того, Николай II обращался к нему с просьбой лично вести ряд дел. Например, Кошко лично расследовал убийство Григория Распутина.

Похоже, что при создании сюжетов о Фандорине Борис Акунин опирался на дела, которыми занимался Кошко.

Аркадий Францевич достаточно скромно жил возле собора Святого Климента на Новокузнецкой, снимал квартирку на втором этаже большого доходного дома. Это здание сохранилось, находится по адресу Пятницкая улица, 28. Если идти по Пятницкой от метро в сторону Садового кольца, то сразу за собором можно увидеть этот длинный дом.

Аркадий Кошко (справа) и начальник Петербургской сыскной полиции Владимир Филиппов

Аркадий Кошко (справа) и начальник Петербургской сыскной полиции Владимир Филиппов

Фото: Wikipedia

«В одном из свертков лежал розовый бриллиант»

Одно из самых знаменитых дел, раскрытых Кошко, — кража бриллианта княгини Шиховской-Глебовой-Стрешневой. Она владела усадьбой Покровское-Стрешнево, где из сейфа, стоявшего в гардеробной, украли драгоценности — крупный жемчуг, фамильное кольцо и редчайший розовый бриллиант. Кроме княгини доступ к сейфу был только у секретаря-француза, который прожил в доме уже 20 лет.

Француза арестовали, стали выяснять, что и как. Но казалось, что он ни при чем. И в то же время не так давно из дома уволился лакей, которому княгиня доверяла. Он в свое время тоже относил драгоценности в сейф.

В ходе расследования выяснилось, что лакей уже не раз совершал кражи и даже сидел за это. Кошко нагрянул к нему на съемную квартиру, где нашел его гражданскую жену. Обыск ничего не дал, но сосед-сапожник сообщил, что лакей за пару часов до появления жандармов появился, схватил баульчик и сбежал.

Сожительницу вора арестовали и раскололи, применив хитрость: прислали ей спрятанную в передаче записку, якобы от матери. В итоге у Кошко появился адрес похитителя бриллианта в Нижнем Новгороде.

Туда выехала бригада, которая его выследила и взяла с поличным на ярмарке, где тот собирался продать ворованное. В одном из свертков, которые нашли при лакее, лежал розовый бриллиант.

Таких дел Кошко раскрыл огромное количество — очень рекомендую почитать его воспоминания. В том числе из них можно узнать, что многие воры, которых он ловил до революции, впоследствии стали чекистами. Например, бывший помощник Кошко Карл Маршалк, в отличие от него согласившийся работать в советской милиции, взял на себя весь московский розыск. Невероятно интересно налаживалась его работа после революции, но это уже отдельная история.

«Предлагали хорошую должность в Скотленд-Ярде»

Конечно, если бы не революция, судьба Кошко и дальше могла бы развиваться интересно. Но с приходом большевиков к власти он вышел в отставку, а узнав, что готовится его арест, эмигрировал вначале в Константинополь, где основал детективное агентство, а затем во Францию. В Париже он не смог поступить на работу следователя и работал управляющим в магазине, торговавшим мехами, и параллельно писал воспоминания, которых выпустил аж три тома. Не так давно они частично были изданы в России.

Ему предлагали хорошую должность в Скотленд-Ярде, но для этого нужно было принять британское гражданство, чего Кошко делать категорически не хотел. Он был предан России и до последнего надеялся, что советский режим падет, и он с семьей вернется на родину. Аркадий Францевич умер в Париже в 1928 году и там же похоронен.

В 2016 году было предложено установить памятник Кошко в Москве, возле Петровки, 38, что вызвало многочисленные споры. После долгих перипетий 27 октября 2021 года памятник русскому Шерлоку решили установить перед входом в ДГСК МВД России, возле дома №6 в Газетном переулке. Монумент уже отлит, смонтировать и открыть его должны в ближайшее время.

Партнерские материалы