28 июня в 08:25

«С домов срывало крыши». Самые сильные природные катастрофы в истории Москвы

Вот уже больше недели Москва то плавится от аномальной жары, то затапливается ливнями. Однако все это мелочи по сравнению с моментами, когда городу приходилось противостоять настоящим природным катаклизмам: наводнениям, ураганам и пожарам. Рассказать, как в разные эпохи город справлялся с катастрофами, МОСЛЕНТА попросила историка и экскурсовода Алексея Дедушкина. Выяснилось, что в честь избавления от засухи в столице строили храмы, пожары тушили взрывающимися бочками с водой, а в самое мощное за всю историю города «пасхальное» наводнение 1908 года вода в Москве-реке поднималась на два с половиной метра.
«С домов срывало крыши». Самые сильные природные катастрофы в истории Москвы
Фото: М. Парийский / РИА Новости

«Падали в обмороки от жары, но не более того»

Аномальную жару не воспринимали раньше как катаклизм, как что-то из ряда вон выходящее. Чувствовать себя относительно комфортно в такие дни могли только люди знатного происхождения, которым не нужно было кровь из носу изо дня в день находиться на работе. Они могли позволить себе уехать за город в свое имение и спасаться от жары где-нибудь на тенистой веранде под опахалами или в купальне сидеть в пруду.

Простой же люд работал, никто никаких скидок на жару не делал. Да, падали в обмороки от жары, но не более того.

Если смотреть по летописям, засушливых жарких лет в Москве бывало немало. И в городе есть архитектурные памятники, с ними связанные. Например, Ильинская церковь на Воронцовом Поле: в 1653 году лето выдалось жарким, урожай буквально сгорал на полях.

Храм Илии-пророка  на Воронцовом Поле в 1900 году

Храм Илии-пророка на Воронцовом Поле в 1900 году

Фото: Wikipedia

Возносились молебны о дожде, и царь Алексей Михайлович Романов дал обет, что если дождь все же пойдет и урожай будет спасен, то он в Москве построит храм в честь святого, в чей день это случится. На день Ильи-пророка дождь пошел, и на месте старой Ильинской церкви на нынешнем Воронцовом Поле Алексей Михайлович велел возвести новый храм и пристроить к нему Ильинский придел.

Если обращаться уже к новейшей истории Москвы, то в 1972 году в городе была большая жара, но это мало кто помнит. Зато все хорошо помнят, когда в 2010-м вокруг Москвы горели леса и «пахло шашлыком». Тогда были и человеческие жертвы, и огромные убытки.

В районе пяти часов дня показалась громадная черная туча, посыпал град, ветер перешел в ураган, ломая и унося деревья. С домов срывало крыши, на дорогах переворачивало подводы с лошадьми...

К холодам мы привыкли, а к жаре — нет. Климат такой: морозы для нас неудивительны, хотя и в Европе, и в Азии они часто становятся причиной серьезных проблем. Сотнями и даже тысячами замерзают насмерть люди, при выпадении снега парализуется дорожное движение — сам такое в Польше наблюдал.

«С домов срывало крыши, на дорогах переворачивало подводы»

Об аномальных природных явлениях в столице можно поговорить шире. Например, надолго запомнился москвичам смерч 29 июня 1904 года: он вызвал и человеческие смерти, и множество разрушений.

Смерч пришел в город с юго-востока, оставил разрушения в Капотне, Лефортове и в Сокольниках и вышел из города в районе Мытищ. В районе пяти часов дня показалась громадная черная туча, посыпал град, ветер перешел в ураган, ломая и унося деревья. С домов срывало крыши, на дорогах переворачивало подводы с лошадьми. Уже на нашей памяти в Москве случился ураган 1998 года, но он был слабее.

Конечно, не жара, не ураганы, а пожары и наводнения были теми бедами, от которых Москва страдала раньше сильнее всего.

Краснохолмская плотина на Водоотводном канале в 1908 году. Вид в направлении Москвы-реки

Краснохолмская плотина на Водоотводном канале в 1908 году. Вид в направлении Москвы-реки

Wikipedia

Дома и храмы переносили от воды, чтобы их из раза в раз не подтапливало. Например, по указанию Петра после большого наводнения 1709 года от воды на всхолмие была перенесена церковь Иоанна воина, которая теперь находится на Якиманке.

Чтобы предотвратить наводнения, в Москве из века в век создавался ряд гидротехнических сооружений. Считалось, что после создания Водоотводного канала большого наводнения в городе быть уже не может. Кстати, интересно, что главная цель его строительства была — капитальный ремонт Всехсвятского моста, который теперь уже в совершенно другой реинкарнации мы называем Большим Каменным.

«Люди спасались на крышах, движение было исключительно на лодках»

В определенном смысле защищала Москву и Бабьегородская плотина, находившаяся возле Стрелки. И тем не менее ни она, ни Водоотводный канал не защитили город от так называемого «пасхального» наводнения 11 апреля 1908 года. Мы знаем, что из всего описанного, задокументированного периода существования Москвы в тот раз ее затопило наиболее серьезным образом.

Улицы превращались в реки. Люди спасались на крышах, движение между берегами реки было исключительно на лодках. Дня три Москва была парализована: человеческие жертвы, затопленные подвалы, колоссальные убытки.

До сих пор отметка об уровне воды находится на Якиманской набережной, на здании бывшей Голутвинской мануфактуры размещена латунная метка. Сейчас она находится на высоте среднего человеческого роста. Но надо учитывать, что там слоями клали сначала асфальт, потом плитку. А изначально высота воды над тротуаром составляла два метра двадцать сантиметров.

Можно представить, как все это выглядело: люди спасались на крышах, движение между берегами реки было исключительно на лодках. Дня три Москва была парализована: человеческие жертвы, затопленные подвалы, колоссальные убытки.

Необходимость в Бабьегородской плотине отпала только после строительства канала Москва — Волга, и ее просто разобрали. Только тогда появились гарантии, что так, как в 1908 году, больше не затопит.

Пешеходная Бабьегородская плотина с мельницей (а позднее насосной станцией, снабжавшей водой окрестные бани), часть панорамы Москвы 1867 года Николая Найденова, снятой со старого храма Христа Спасителя

Пешеходная Бабьегородская плотина с мельницей (а позднее насосной станцией, снабжавшей водой окрестные бани), часть панорамы Москвы 1867 года Николая Найденова, снятой со старого храма Христа Спасителя

Фото: Николай Найдёнов

Боялись строиться из-за постоянных весенних паводков и наводнений

Систематически разливалась раньше река Неглинная. Если брать четную сторону Цветного бульвара, где раньше находился ее левый берег, то она не застраивалась до начала XIX века. Потому что река тогда текла в открытом русле, и по весне там были постоянные разливы. Так что строительство шло от нынешней Трубной улицы и выше, а вниз, от нынешнего Цветного бульвара, территория оставалась незастроенной. Там были поля для посева. Именно по той самой причине, что в этом месте боялись строиться из-за постоянных весенних паводков и наводнений.

Наводнение 1908 года на Москве-реке, Большая Дорогомиловская улица

Наводнение 1908 года на Москве-реке, Большая Дорогомиловская улица

Комплект открыток «Москва историческая. Истории московской жизни»

Чтобы это прекратить, Неглинку еще в XIX веке убрали в коллектор, но разливы случались и после, пока уже в конце 1960-х годов коллектор не спрямили.

Сейчас ее устье находится не там, где оно проходило исторически. Раньше оно располагалось неподалеку от Боровицкой и Водовзводной башен Кремля, а сейчас переместилось к Москворецкой набережной.

Раньше в районе Малого театра под землей Неглинная делала достаточно крутой поворот, и во время сильных ливней по трассе от Самотечной площади и до Неглинной улицы происходили мощные наводнения. Последнее из них было в 1973 году. Я еще ребенком это дело застал: радостный, мокрый пришел домой и получил втык от мамы.

Городской транспорт движется по затопленным улицам города. 1966 год

Городской транспорт движется по затопленным улицам города. 1966 год

Фото: Лев Поликашин / РИА Новости

Есть целый ряд фотографий, относящихся к 1950-м, 1960-м годам, когда по Неглинной передвигаются на лодках и эвакуируют людей, застрявших в машинах и автобусах. Обесточенные троллейбусы стояли вереницей, воды налило — выше колес. Там магазин «Охотник» находился, судя по всему, в нем лодки и брали.

Противопожарными мерами объясняется, почему в старой Москве было множество всевозможных тупиков и извилистых улочек. Это не от того, что строители были кривые или дураки

Все это прекратилось после того, как в 1966 году был запущен новый бетонный коллектор, который идет от Театральной площади под ГУМом и выходит за Москворецким мостом. И затем еще в 1970-х проложили новый коллектор от Трубной площади до Охотного Ряда.

Локальные наводнения в советские годы случались в районе Курсового переулка, Пречистенской набережной — в то время Кропоткинской. Там из-за неработающей ливневки в 1949 году все так изрядно затопило, что нужно было передвигаться на лодках или плотах, пройти было невозможно.

«Весь город с Кремлем полыхал раз сорок»

Мы не коснулись пока пожаров, которые случались в Москве очень часто. По сути, многие века это было главное и самое распространенное бедствие, с которым можно было столкнуться в городе.

Московские пожары делятся на две категории: мирные, когда город горел от какой-нибудь грошовой свечки, чаще всего в летнее время, и военные, когда Первопрестольную поджигал супостат. Больших московских пожаров, когда полыхал весь город с Кремлем, было около 40. При этом надо учитывать, что, когда выгорала всего лишь одна улица, никто это за городской пожар не считал.

Московский пожар 1560 года

Московский пожар 1560 года

Страница из «Лицвого свода»

Противопожарными мерами объясняется, почему в старой Москве было множество всевозможных тупиков и извилистых улочек. Это не от того, что строители были кривые или дураки. Просто люди еще с древности знали, что в тупиковых улицах нет продува ветра, соответственно, огню сложнее искать себе пищу и продвигаться вперед. Так что тупики устраивались намеренно, чтобы в случае пожара не весь город выгорал. Чтобы огонь не катился по улицам лавой, безостановочно.

Еще со времен Ивана III существовали законодательные ограничения, препятствовавшие возникновению пожаров. Запрещалось строить бани в непосредственной близости от дома и от межи соседа. Категорически запрещалось летом топить внутренние домовые печи, особенно в жару. Для приготовления пищи надо было использовать отдельно стоящие очаги на улице. И штрафовали за несоблюдение этих запретов изрядно. В судебнике Ивана III суммы обозначены серьезные.

«Порох взрывался, бочка разлеталась, вода разливалась»

Тогда же были введены должности объезжачих голов, и Москву перегораживали решетками: во-первых, в защиту от «татей ночных», а во-вторых, ради защиты от пожаров. Проверяли, чтобы никто не ходил, размахивая факелом, а нарушителей хватали и тащили «в холодную» до выяснения обстоятельств.

Из раза в раз выгоревшая Москва быстро отстраивалась. Для этого в городе была развита специальная инфраструктура: существовал целый ряд так называемых «лубяных» торгов

Уже при Петре I дело защиты города от огня продвинулось, в том числе были введены первые противопожарные механизмы. Например, делали бочки с водой, оснащенные пороховым зарядом. Такую бочку вкатывали в горящее помещение, порох взрывался, бочка разлеталась, вода разливалась.

К тому же с начала XVII века богатые дома должны были иметь медные трубы для тушения пожаров. И есть летописные сведения об устройстве мест, которые нельзя застраивать именно из опасения распространения пожаров.

Однако из раза в раз выгоревшая Москва быстро отстраивалась. Для этого в городе была развита специальная инфраструктура: существовал целый ряд так называемых «лубяных» торгов. Самый знаменитый из них находился на Трубной площади, другой, судя по всему, на Лубянке. Хотя существует и вторая версия — что это название принесли с собой переселенные сюда новгородцы.

«С домов срывало крыши». Самые сильные природные катастрофы в истории Москвы

Картина В.В. Верещагина «Сквозь пожар»

Там продавались готовые срубы: плотники привозили размеченные бревна на ваш участок и часто за день собирали там дом, баню или амбар. Есть даже выражение – «обыденный». Сохранилось оно с давних времен: опытная артель плотников «об один день» могла собрать храм из размеченных бревен.

Техногенных коллапсов в Москве случалось не так много. По крайней мере, ничего сопоставимого с Нью-Йоркским блэкаутом 1977 года, когда весь город в жару чуть ли не сутки жил без электричества. Нечто отдаленно похожее у нас случалось 25 мая 2005 года, когда накрылась Чагинская подстанция, и половина Москвы была парализована.

Я тогда ехал по городу на машине, и на моих глазах начали вырубаться светофоры. Это было в районе Варшавки, и там сразу начали образовываться пробки, но мне удалось быстро уехать в другую часть города. То, что происходило потом, я наблюдал уже по телевизору: все встало.