11 сентября в 00:05
9 мин.

«Жареные быки исчезли в мгновение ока». Как проходили народные гуляния в дореволюционной Москве

День города в Москве стали регулярно отмечать только с 1990-х, после празднования ее 850-летия. А до революции поводами для народных гуляний становились дни коронации, церковные праздники и большие победы русской армии. Москвовед Алексей Дедушкин рассказал «Мосленте», как гуляли на Девичьем поле, в Новинском, Марьиной роще, на Сенной и печально известной Ходынке. На Красной площади устраивали гуляния на Вербное воскресенье, а развлечься без особого на то повода ездили на Воробьевы горы и в Петровский парк, где находился ресторан с музыкой — воксал.
Ярмарочные балаганы
Ярмарочные балаганы
Картина Константина Маковского

Празднование 800-летия Москвы

Серьезных празднований Дня города до 1947 года, до 800-летия, в Москве не было. 700-летие в XIX веке прошло практически незамеченным, так что о праздновании Дня города можно говорить исключительно применительно к нашему времени. Опять же надо помнить, что 1147 год — дата условная, потому что идет не от создания Москвы, а от ее первого упоминания в летописи, когда Юрием Долгоруким был учинен «пир силен». Так что в основе отмечаемой даты — большая пьянка.

К 800-летию было принято решение о строительстве восьми высотных зданий в Москве, как их называли «восемь сестер», по высотке на каждый век, прожитый городом. Возведены были только семь из них, в Зарядье восьмое здание так и не построили из-за состояния почв. Вначале там была гостиница «Россия», а после ее сноса на этом месте создали парк.

Потом был перерыв до 1997-го, когда широко отмечалось 850-летие, и только после этого День города в Москве стали праздновать регулярно. Так что о долгой истории празднования Дна города говорить сложно. При этом в дореволюционной Москве празднования и гуляния любили, но посвящали их другим событиям и датам.

Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти

Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти

В. Г. Шварц / Государственный Русский музей

Красная площадь

В допетровские времена основные гуляния были связаны с крупными религиозными праздниками. Самые знаменитые из них проходили в Вербное воскресенье на Красной площади.

Знаменитое шествие на осляти, символически воспроизводившее въезд Христа в Иерусалим, начиналось от храма Василия Блаженного.

Царь вел под уздцы лошадь, на которой восседал патриарх. Чтобы лошадь хоть как-то напоминала осла, ей приделывали большие уши. За ними шел крестный ход, участники которого несли не только иконы, но и деревья, украшенные всевозможными плодами.

Сохранились даже описи этих плодов: сколько было выдано яблок, например. Красная площадь была забита народом, который наблюдал за тем, как это шествие шло в Спасские ворота Кремля.

Вокруг площади ездили экипажи со знатной публикой, а на самой площади продавались всевозможные игрушки. По описаниям это были: «уйди-уйди», «тещины языки», какие-то морские жители в бутылочках, шарики на веревочках. Похожий ассортимент я помню и на первомайских гуляниях в моем советском детстве.

Новинское

Регулярно массовые гуляния в Москве стали проводить со времен Петра I, когда широко праздновались победы в Северной войне. По случаю полтавской победы на основных улицах были установлены деревянные триумфальные арки, и через весь город было устроено шествие, а основное празднество развернулось на Красном пруду, которого уже, увы, нет. Располагался он неподалеку от метро Красносельская, рядом с Ярославским вокзалом, и был окончательно осушен в 1910 году. А после победы при Полтаве там были построены декорации, и происходила основная фаза празднества.

С тех пор гуляния в Москве проводились регулярно, хорошо описаны такие празднования конца XVIII и XIX века. Основной площадкой для этого тогда было Новинское или Подновинское предместье, сейчас это место называется Новинским бульваром. До того как он был устроен в 1860-е годы, там по сути была большая площадь, на которой устраивались гуляния.

Вид Подновинского предместья в Москве

Вид Подновинского предместья в Москве

Г. Лори с оригинала Ж. Делабарта,

Ставились балаганы, всевозможные качели-карусели. Были столбы, натертые салом, наверху которых вешали сапоги или самовар. Надо было залезть наверх и этот ценный приз достать.

На Новинском и на Девичьем поле возле Новодевичьего монастыря гуляния, как правило, проходили по несколько дней. Они могли быть посвящены коронационным торжествам, тем или иным праздникам. И в первые дни гуляли люди состоятельные, так называемая «чистая публика».

Каждый развлекался, как хотел: кто-то мог, нарядившись в простонародное платье, гулять пешком, а свою любимую легавую посадить в экипаж, который ездил по кругу. Вообще это было очень популярно: люди состоятельные садились в экипажи, которые выстраивались в такую процессию-поезд, и ездили вокруг места проведения гуляния, будь то Новинское, Красная площадь или Девичье поле.

Последний день отдавался простонародью. Чаще всего заведения заранее оплачивались меценатами, и народ там гулял вовсю: пил водочку и смотрел скоморошины, номера с учеными медведями и представления в театре Петрушки.

На Новинском еще до начала XIX века, до устройства первой линии железной дороги, демонстрировался паровоз «Меркурий», который вез вагоны по выложенным там рельсам. Старики ворчали, что совсем уже все с ума посходили, куда мир катится, самовар на рельсы поставили.

В 1860-м на Новинском был разбит бульвар, и гуляний там не стало.

Сенная площадь

Устраивались гуляния и на давно не существующей Сенной площади, где был устроен Нарышкинский сквер, в наши дни являющийся частью Страстного бульвара. Там была обширная площадь, на которой два раза в неделю продавались сено и солома, стояли огромные весы, на которые загоняли возы. В вечернее время это место было довольно опасным. Есть воспоминания юриста Николая Давыдова, который был хорошим знакомым Льва Толстого и консультировал его по вопросам общения с издателями.

Живший на Сенной Давыдов описывает, что в вечернее время с площади часто доносились крики: «Караул, грабят!» И наиболее смелые выходили на улицу на помощь, а робкие открывали форточку и максимально грозно восклицали: «Уже идем!»

Одной из домовладелиц, госпоже Нарышкиной, все это надоело, она выкупила у города эту площадь и разбила на ней сквер. С тех пор Страстной бульвар стал таким широким, каким мы знаем его и сейчас.

Еще до устройства бульвара там по крайней мере раз в год проводились гуляния для простого народа, которые описывает тот же Давыдов.

Устраивались качели-карусели, продажа всяких сладостей. Ставили шатры из парусины, со всех сторон открытые на высоту человеческого роста. Так что от дождя они закрывали, и при этом туда легко можно было войти и выйти. Внутри находились всевозможные театры и прочие развлечения. В больших количествах продавалось «зелено вино», поэтому было много пьяных.

Ходынское поле

Другое место проведения гуляний — это, конечно, Ходынское поле. Впервые большие празднества там проводились по случаю коронации Екатерины II. Были устроены павильоны в стиле, который сейчас принято называть «баженовской готикой». Были и фонтаны с вином, и жареные быки.

Гуляния по случаю коронационных торжеств в 1896 году

Гуляния по случаю коронационных торжеств в 1896 году

Фото: František Krátký / Scheufler Collection

Там же праздновалось и заключение Кючук-Кайнарджийского мира. Сохранились гравюры с изображением этих павильонов: они выглядели как капитальные постройки, но на самом деле были временными деревянными декорациями. И Баженов принимал участие в их обустройстве, и тот же Казаков, и многие известные архитекторы того времени. Отсюда и пошла в Москве так называемая неоготика конца XVIII века.

Так что на Ходынке было одно из основных мест проведения московских гуляний и выставок. Конечно же, все знают о печальных событиях, которые произошли там в дни празднования коронации Николая II. Тогда все закончилось катастрофой.

Рвы, которые остались от проведения предыдущей выставки, накрыли тоненькими досочками. Огромные толпы народа ринулись за подарочными наборами, и случилась ужасная давка, в итоге которой погибло около 1400 человек, а 900 были покалечены.

Девичье поле

Празднование коронации Николая I проходило на Девичьем поле — еще в одном популярном месте проведения народных гуляний. Описание оставил историк Михаил Погодин: как только был подан знак к началу гуляний, толпа бросилась на угощение. Жареные быки исчезли в мгновение ока, вино выпито, после чего гуляющие пошли громить галереи и скамьи.

Император Николай I там присутствовал, это видел и впредь на Девичьем поле гуляния проводить запретил. И не было их там до 1860-х годов, когда закрыли гуляния на Новинском в связи с устройством бульвара. Тогда московские гуляния вновь вернулись на Девичье поле.

Легко представить, как они выглядели. Есть фотографии конца XIX — начала ХХ века: на них качели, аттракционы, всевозможные балаганы, парусиновые передвижные театрики и небольшие цирки-шапито.

«Жареные быки исчезли в мгновение ока». Как проходили народные гуляния в дореволюционной Москве

Картина Константина Юона «Гуляние на Девичьем поле»

Гуляли на Девичьем поле до 1911 года. Дело в том, что в 1880-х годах там же, но на дальней от города части поля, был устроен клинический городок. Существует он и сейчас. По несколько раз в год пыль и шум от праздненств летели в больницы, и руководство клинического городка неоднократно поднимало вопрос о том, чтобы все праздничные мероприятия с этой площадки переместить. Так что в 1911 году уже во второй раз гуляния там велено было прекратить.

Марьина роща и Воробьевы горы

Гуляли москвичи и в Марьиной роще. Как это происходило в середине XIX века, описано у Михаила Загоскина. На семик, по весне, после Пасхи, туда сходились толпы народа. Тогда в Марьиной роще еще сохранялись старинные кладбища, и между надгробий, поросших мхом и травой, москвичи живописно рассаживались, выпивали, закусывали и всячески веселились.

«Жареные быки исчезли в мгновение ока». Как проходили народные гуляния в дореволюционной Москве

Картина Бориса Кустодиева «Вид с Воробьёвых гор»

Еще одним популярным местом гуляний и прогулок были Воробьевы горы. В XIX веке на этом месте находилось село Воробьево, которое сохранялось там до 1950-х годов.

Многие жители устраивали палисадники, где стояли столы, скамейки. Можно было там расположиться и за небольшие деньги заказать самовар, а при желании и чего покрепче. Так что публика охотно туда приходила.

Было устроено несколько террас со смотровыми площадками, с подзорными трубами и биноклями. Так что в Воробьево ездили и погулять, и выпить-закусить, и полюбоваться видами Первопрестольной.

Рядом располагался знаменитый ресторан Крынкина, и те, у кого денежки были, могли не в крестьянском палисадничке сидеть, а идти в ресторан, располагавшийся на бровке Воробьевых гор.

Московские воксалы

В начале ХХ века гуляния переместились в Сокольники. В принципе, происходило там все то же самое, только появился еще ряд стационарных, загородных по тем временам ресторанов и воксалов, как в то время называли увеселительные загородные заведения.

Любили москвичи погулять и в Петровском парке, где располагался, наверное, самый знаменитый московский воксал.

Если говорить о воксалах, то первое подобное заведение появилось в Англии в конце XVII века. Близ Лондона располагалась усадьба Воксхолл, где в 1661 году открыли публичный сад, а еще через 70 — ресторан и концертную площадку.

Место стало столь популярным, что в Англии открылось еще несколько заведений подобного формата, а само название Воксхолл стало нарицательным. Переплыв через Ламанш, пройдя Европу, и чуть изменившись, бизнес-идея и само слово приехали в Россию. Первый воксал в Москве построили в 1772 году во владениях Трубецких, в усадьбе Нескучное, то есть в нынешнем Нескучном саду.

Санные гонки в Петровском парке

Санные гонки в Петровском парке

Картина нееизвестного художника, 1830—1840-е годы

Второй, самый знаменитый воксал был устроен в Петровском парке. Пушкин в ранних стихах писал: «Легким зефиром летал по воксалам и по балам». Еще воксалы были в Рогожской слободе и в Петровском-Разумовском, там он принадлежал барону Фон Шульцу.

Когда устроили первую железную дорогу Санкт-Петербург — Павловск — Царское село, то, чтобы лишние деньги не тратить, в Павловске станцию разместили в здании деревянного двухэтажного воксала. И с тех пор слово это отправилось путешествовать по всей России, претерпев смысловые изменения.

К концу XIX века слово вокзал, в котором «с» сменилось на «з», чтобы было больше похоже на «зал», стало обозначать здание железнодорожной станции, а не увеселительного заведения. Хотя если взять описание ресторана Савеловского вокзала у Венечки Ерофеева, то там эта граница размывается. Помните: «Вымя есть, а хереса нет».