07 июня 2017 в 12:00

В Москве мы — приезжие

Фронтмен Billy’s Band Билли Новик о столице, свободе контента и кризисе идей
Билли Новик
billysband.ru
9 июня в Москве впервые пройдет знаменитый питерский фестиваль Roof Music Fest. Первой московской площадкой фестиваля станет крыша «Летнего сада» на Кутузовском проспекте, а первой группой, которая возьмет эту высоту, — Billy’s Band. МОСЛЕНТА побеседовала с фронтменом и создателем питерского трио Билли Новиком.

9 июня в Москве впервые пройдет знаменитый питерский фестиваль Roof Music Fest. В концертах на крышах двух столиц примут участие «Самое большое простое число», SunSay, «Наадя», Ассаи, Женя Любич и другие музыканты. Первой московской площадкой фестиваля станет крыша «Летнего сада» на Кутузовском проспекте, а первой группой, которая возьмет эту высоту, — Billy’s Band. МОСЛЕНТА побеседовала с фронтменом и создателем питерского трио Билли Новиком о столичных концертах, любви к Москве на расстоянии, свободном распространении контента и идеологическом кризисе российской музыки.

Москва — это нечто другое

billysband.ru

— Билли, ваши московские концерты отличаются от питерских по аудитории, по собственным ощущениям?

Конечно отличаются. Я не могу сказать, лучше они или хуже. Просто это всегда нечто другое.

В Москве приятно выступать, здесь у меня всегда приподнятое, исподволь праздничное настроение, в отличие от Питера.

Может, это связано с тем, что в Москве мы — приезжие, к приезжим музыкантам всегда относятся немного иначе, чем к местным, как-то особенно тепло. Если бы мы были московскими, здесь было бы не так интересно, в первую очередь не для нас, а для публики. Для нас же все равны, все любимы. Впервые мы выступили в Москве в мае 2002 года. Это был клуб «Культ» на набережной реки Яузы. Я помню, это был очень небольшой клуб. Потом мы еще много выступали в клубе «Бункер» в самом центре.

— Часто питерцы относятся к Москве не сказать что с пренебрежением, но… по-питерски. А вы?

Это те питерцы, которые переехали в Москву, ее не любят. А я питерец из Питера, я ее люблю издалека, и мне ничто не мешает ее любить. Может быть, если бы я начал здесь жить, что-то изменилось бы, но пока я в ней не живу — я ее очень люблю.

Сейчас соединение Москвы и Питера стало очень удобным, сейчас поехать сюда — как загородная поездка. Сел в поезд — и через четыре часа уже на площадке, это круто. Нет гастрольного драматизма, от которого, честно говоря, я уже порядком устал.

В Москве я бываю три-четыре раза в месяц. Помимо публичных концертов у нас есть работа: корпоративы, всякие симпозиумы, семинары, частные мероприятия и закрытые концерты, выступления на радио и телевидении.

Гораздо лучше, когда воздух

— Где вы скорее согласитесь сыграть — в большом ослепительном зале или на маленькой площадке?

billysband.ru

Самое классное для меня — это, скажем так, свежий воздух. Я больше всего люблю маленькие заведения под открытым небом или, например, выступать во дворах. На загородных пикниках — самый кайф. Мне такая обстановка кажется более человеческой. Мне кажется, что, например, сбор людей в каком-нибудь промышленном цеху, какая-то жуткого размера толпа — в этом мало человечности. Это больше напоминает ритуалы насекомых. Гораздо лучше, когда воздух — в переносном смысле слова. И свобода — в прямом смысле слова.

В маленьких заведениях, во дворах, на пикниках есть некая штучность, когда я вижу каждого, каждый видит меня. Это настоящий человеческий контакт, а не контакт ритуальный.

В больших залах иногда вообще не видно тех, для кого играешь. Если ты постоянно играешь на больших сценах, начинает вырабатываться не то чтобы звездная болезнь, но позиция «Вот есть я, а вот есть все вы». А на самом деле в жизни все совсем не так. Есть я, есть ты, есть он, и мы все вместе, как в песне Beatles — I Am the Walrus.

— На маленьких и больших площадках вы выступаете уже болеее десяти лет. Изменилась ли ваша публика за это время?

Конечно, публика изменилась. Но мне кажется, наоборот, — она помолодела! Что, с одной стороны, немножко странно, но в то же время мне приятно видеть молодые красивые лица, приятно видеть красивых девушек в первых рядах.

Доступ к музыке должен быть свободным

billysband.ru

— Billy’s Band стала известна, записываясь и издавая свои альбомы самостоятельно, без участия лейблов. Сейчас вы продолжаете эту линию?

Да, и чем дальше — тем больше у нас самостоятельности. Потому что чем дальше — тем меньше вокруг тех, кто знает, как это делается, лучше тебя самого. Сейчас больше, чем когда-либо, Billy’s Band принадлежит самому себе.

— То есть я не зайду в интернет и не увижу, что из аудиозаписей исчезли ваши песни?

Что касается контента, то я считаю, что он должен быть доступен точно так же, как достижения любого рода искусства. Сейчас и так людей не заставить книжки читать, а скоро их будет не заставить музыку слушать. Тем более альбомами. Тем более — хорошую музыку. Я думаю, запреты на распространение контента мало связаны с желанием артистов заработать. Если человек талантлив, то он найдет способ своим талантом получить деньги.

А вот эти все возмущения — «кошмар, мои треки бесплатно пиратят» — исходят обычно от тех, кому в принципе не заработать.

Хороший артист на одном концерте заработает столько же, сколько за пять лет на iTunes. Наш самый популярный альбом на сегодняшний момент — это альбом «Слегка» (2016). Он полгода лежит на iTunes и принес нам всего около тысячи долларов. Это смешно, на одном концерте мы продаем копий альбомов на физических носителях на такую же сумму. Вообще это все такая возня... Я убежден, что отсутствие или присутствие этой тысячи долларов не могут сделать ни одного человека счастливым или несчастным.

Кризис жирной жизни

billysband.ru

— Вы записывались и добивались популярности самостоятельно, но это было довольно давно. Сейчас у каждого есть возможность записывать свою музыку, просто сидя на кухне. Как думаете, появись Billy's Band сегодня, вы добились бы такого же успеха?

Конечно! Тем более сейчас! Потому что тогда бы мы вообще не зависели ни от каких радиостанций, не зависели бы от того, покажут ли нас по ТВ или поставят ли нашу песню в эфир. Мы бы просто вышли в сеть и сняли все сливки.

— То есть сейчас молодым артистам пробиваться на сцену стало намного проще?

В разы проще. Сейчас все упирается в идею. Точнее, в отсутствие идей. Когда был популярен рок — понятно, почему он был популярен. Понятно было, с чем бороться. А сейчас с чем бороться? Люди в России сейчас живут так, как не жили никогда — так жирно. Когда вы видели, чтобы хлеб просто валялся на земле? Никогда такого не было. Уровень жизни растет что в больших городах, что в маленьких, что на селе.

Все менее постыдными становятся движения ниже пояса, у каждого появился легкий доступ к порно, никто не романтизирует отношения. Поэтому и нет идеи. Нечего воспевать. Дружбу? Дружба людям скучна, неинтересна.

Так что сейчас наступил достаточно непонятный момент: непонятно, что можно в искусстве воспевать на уровне массового потребления, какие идеалы ставить во главу угла. Деньги, что ли, воспевать? Ну, пока еще это немножко неприлично. Но скоро будет нормально.