21 марта 2017 в 12:00

Стихийная любовь

Эдуард Бояков рассказал МОСЛЕНТЕ, почему стихи снова вошли в моду, и где послушать поэтические спектакли
Эдуард Бояков
Кирилл Каллиников / РИА Новости
Накануне Всемирного дня поэзии, отмечаемого 21 марта, МОСЛЕНТА поговорила с режиссером и продюсером Эдуардом Бояковым, вернувшим в Москву моду на поэтические спектакли.

«Политеатр», со сцены которого в программе «Девушка и герой» читали свои стихи прекрасные Алина Витухновская, Вероника Долина и Елена Фанайлова, и где проводили свои поэтические вечера Вера Полозкова и Вера Павлова. Театр «Практика», в котором прошла премьера спектакля «Наше», построенного на стихах Гумилева, Ахмадулиной, Бродского. Все это он, Бояков — продюсер, режиссер, а иногда еще и актер, каким-то непостижимым образом сделавший так, что на поэтические спектакли стало не достать билет, а стихи снова вошли в моду. О том, в чем причина этого явления, Эдуард рассказал МОСЛЕНТЕ.

Прекрасный парадокс

—Невероятно хочется верить в прекрасное. Например, в том, что сегодня русская поэзия переживает ренессанс.

Верить хочется. Но говорить о ренессансе или даже каком-то особенном, плодотворном периоде, пожалуй, не стоит. Просто общая ситуации в культуре показала бесперспективность активного гламура, который связан с только эффектной картинкой.

—Вы имеете ввиду большинство современных столичных театральных постановок?

Не только их. Почти 20 лет наша культура следовала в фарватере западного масскульта. То есть, не важно, в какой ты степени трезвости, не важно, какой смысл ты транслируешь, главное, чтобы ты был бойкий на язык и яркий!

—Одежда важнее рифмы, скандальность важнее смысла?

Да. Но русская культура не может долго существовать в подобной парадигме. Она всегда опиралась на традицию. Даже в те моменты, когда некоторые наиболее экстравагантные ее лидеры призывали сбросить классиков с корабля современности, она все равно не теряла связь с историей, традицией и великими именами. Поэтому естественным сейчас является внимание к такому архаичному виду искусства, как поэзия.

Алиса Гребенщикова в сцене из спектакля «Наше».

пресс-служба театра «Практика»

—Архаика становится авангардом?

Здесь возникает прекрасный парадокс. В эпоху мультимедиа, интернета, социальных сетей, постоянно обрушивающейся на тебя визуальной, эмоциональной информации, самым актуальной и авангардной оказывается, да, такая практика, как поэтическое творчество. Я имею ввиду и создание, стихов и их чтение. В Нобелевской лекции Бродский прекрасно описывает процесс, происходящий в голове и в душе читателя. Это процесс безусловно творческий. Человек, читающий великое стихотворение, является его соавтором, потому что он глубоко переживает его.

—Получается, что слухи о смерти логоцентризма нашей культуры оказались сильно преувеличены?

Несомненно! Так же, кстати говорили и о православных ценностях. Словосочетание «словесное стадо», «дитя слова» присутствуют в священных христианских текстах — молитвах... Современному человеку, как и человеку 18-19 века, поэзия необходима. Это невероятная лаборатория, достигнув успехов в которой, можно научиться концентрировать смысл в нескольких строчках, вместо нескольких страниц чиновничьего языка.

Культура рифмы

—Вас радует нынешняя мода на поэзию у московского зрителя?

Конечно, радует. Хотя, как всякая мода она уже начинает проявлять обратные свойства. Не редко мне становится стыдно наблюдать, как актеры коверкают поэтический текст, не понимая смысла, обезьянничают, кривляются. Вдвойне обидно, когда речь идет о хороших, талантливых актерах, способных к перевоплощению. Но читать стихи, это далеко не всегда демонстрация своих способностей. Это прежде всего — передавать смысл, чувствовать музыку. Очень важно, что Россия одна из немногих стран и культур, которая сохранила рифму стиха. В актуальной американской культуре рифма сейчас не присутствует. Считается, что это территория низкой культуры, рэпа, например.

Поэтесса Вера Полозкова читает стихи.

Григорий Сысоев / РИА Новости

—Для вас же она…

…высшая форма существования языка. Язык — стержень, позвоночник национальной культуры. Сегодня в России начинается процесс поиска идентичности, здоровой рефлексии на тему «Кто мы?» Без поэзии, без развития языка, разговоры об исторических и политических реалиях — бессмысленны. Было бы здорово, если бы это понимали современные политики и ученые. Я надеюсь, что театр своим интересом к поэзии, будет выполнять помимо создания спектаклей еще эту базовую, простую и важнейшую функцию — пробуждать интерес к чтению стихов.

3 места в Москве, где можно послушать стихи

День поэзии в Некрасовке

Когда: 21 марта Где: Центральная универсальная научная библиотека им. Н. А. Некрасова (ул. Бауманская, 58/25, стр. 14)

«День поэзии» в Некрасовке правильнее было бы назвать днем современной российской поэзии. Свои стихи тут прочитают Эдуард Шамсутдинов, Кирилл Корчагин, Никита Сунгатов, Инга Шепелёва, Любовь Макаревская и многие прочие. А в заключении вечера состоится вручение поэтической Премия «Различие». В событии участвуют создатели премии, литературные критики и поэты Игорь Гулин, Лев Оборин, Кирилл Корчагин, Денис Ларионов и Владимир Аристов.

Пушкин + «Евгений Онегин»

Когда: 28 марта Где: «Электротеатр Станиславский» (ул. Тверская, 23)

Елена Морозова в сцене из спектакля Пушкин + «Евгений Онегин».

electrotheatre.ru

Елена Морозова, ведущая актриса «Электротеатра», выступит в качестве автора и исполнителя. Читая пушкинского «Евгения Онегина» за всех персонажей, она меняет техники и жанры, но остается точной в передаче смысла «энциклопедии русской жизни».

К слову, спектакль «Пушкин+ «Евгений Онегин» — первое совместное мероприятие театра и «Фонда борьбы с лейкемией».

«Кузмин. Форель разбивает лед»

Когда: 11 апреля Где: «Гоголь-центр» (ул. Казакова, 8)

Этот спектакль Владислава Наставшева - продолжение театрального цикла о поэтах прошлого уже века – Пастернака, Ахматовой, Мандельштама. Его четвертая часть. Следом — будет постановка про Маяковского. Однако постановка, посвященная Михаилу Кузмину, стоит, безусловно, особняком. Свои нетрадиционные наклонности Кузмин никогда не скрывал, никакого народного хита не сочинил, да и вообще в СССР, как и в России, почти что не издавался. Однако не меньше, чем мужчин, Михаил Алексеевич любил сочинять хорошие стихи, которые в спектакле звучат в изобилии.